Выпускница MBA о своем обучении: «МВА не панацея от безработицы, но одно могу сказать точно...»

Кто такой «мастер делового администрирования»? Чем он отличается от магистра бизнес-направления или выпускников других профильных курсов? Как занимаются на таких программах, чему учат и что все это дает? Об этом мы спросили у Юлии Джанибековой, выпускницы одной из российских MBA-программ.

Юлия Джанибекова – индивидуальный предприниматель: консультирует компании сегмента b2b по вопросам контент-маркетинга, PR и медиастратегии. В 2012 году окончила MBA-программу «Политические и бизнес-коммуникации» в Институте коммуникационного менеджмента Высшей школы экономики (далее – ПБК ИКМ НИУ ВШЭ).

Begin. Юлия, как вы поняли, что хотите именно на MBA? И почему выбрали «коммуникации»?

Юлия. Просто в определенный момент поняла, что хочу перемен. Я получила специальность в области финансов, но работала и руководила людьми в области маркетинга. Поэтому мне нужны были прикладные знания: академическую магистратуру отмела сразу.

Свой путь к MBA я начала с того, что уехала в Лондон на полгода и училась там в языковой школе – планировала подтянуть английский, сдать TOEFL. Параллельно выбирала себе программу. Рассматривала как зарубежные, так и российские.


«Как только началась математика, группа заметно напряглась».


Решение пришло спонтанно. Одно время я посещала в Москве курсы по журналистике и заинтересовалась тем, какие есть известные специалисты в области PR. Коллеги порекомендовали Алексея Ситникова. Погуглила – Алексей оказался сооснователем программы ПБК ИКМ НИУ ВШЭ. Так и решила.

Begin. Многие ломают голову, как написать вступительное эссе. Нужно ведь правдиво, но в выгодном свете рассказать о себе и своих ожиданиях от учебы. Как вы справились с заданием? Помните, что писали в эссе?

Юлия. Мое эссе больше походило на мотивационное письмо. Я объяснила, почему пришла на МВА, какие задачи в ходе обучения собиралась решить. Уверена, что для людей с опытом это нетрудно. Надо просто показать свою заинтересованность в обучении.

Помимо эссе, есть и другие требования для поступления на курс: высшее образование, опыт руководящей работы от года.

Begin. Насколько вам было удобно совмещать учебу и работу? Как учебная программа, на которой вы учились, подстраивалась под работающих слушателей?

Юлия. Было удобно: центр Москвы, занятия 3–4 раза в неделю. В будни мы начинали в 19.10 и заканчивали в 22.00.

Каждую вторую и четвертую субботу месяца мы учились с 10.00 до 17.00. И так на протяжении двух лет. Экзамены и зачеты мы сдавали сразу же после окончания курса дисциплины. То есть отдельных сессий у нас не было.

Begin. На сайте ИКМ НИУ ВШЭ мне бросились в глаза фотографии с мастер-классов: там видно Александра Шохина, уже упомянутого Алексея Ситникова, бывшего министра Александра Починка. А кто у вас вел мастер-классы? Какой мастер-класс вам особенно запомнился?

Юлия. Мне хорошо запомнился мастер-класс Петра Авена. Для тех, кто не знает, это российский государственный деятель, предприниматель, член наблюдательного совета консорциума «Альфа-Групп». Он на примере банков рассказывал, как взаимодействовать с госструктурами, какие для этого есть GR-технологии.

Алексей Ситников приходил к нам два раза и делился опытом проведения избирательных кампаний и PR-кампаний.

Александр Шохин проводил у нас скорее не мастер-классы, а круглые столы и факультативы по «джиару» (GR).

Begin. А обычные занятия какими были? Они чем-то отличались от лекций и семинаров, которые были у вас в специалитете?

Юлия. Все-таки упор был сделан на практику и командную работу. Каждый день мы выходили из аудиторий с каким-нибудь результатом, будь то разработанная платформа бренда, коммуникационная стратегия, основной рекламный посыл или антикризисная речь для СМИ. Лишь на некоторых предметах мы слушали классические лекции.

Остальные занятия проходили в формате тренингов, мастер-классов и семинаров.

В начале обучения мы прошли психологический тренинг, который помог группе превратиться в команду. Далее бизнес-тренер Игорь Ниесов на занятиях по креативному лидерству учил нас работать над личными и коллективными шаблонами мышления, обнаруживать ограничивающие убеждения и трансформировать их.

Хорошо помню мастер-классы по творческим технологиям. Это о том, как разработать рекламную кампанию, сформулировать «месседж» для целевой аудитории.


«Заработки после получения МВА повысились больше чем на 59%».


Хочу отдельно отметить, что на программе дается большое количество математики. Оказалось, такие предметы, как финансовая математика, теория принятия управленческих решений и экономика для менеджеров входят в обязательный минимум многих программ МВА. Как только началась математика, группа заметно напряглась. Одно дело, если ты экономист, но среди нас были и юристы, и фармацевты, и журналисты.

Тут все зависит от преподавателя. Если он поддерживает интерес и сложные вещи объясняет простым языком, отношение к математике меняется кардинально. Так у меня появился один из самых любимых предметов – технология принятия управленческих решений. Его вел Алескеров Фуад Тагиевич, российский ученый в области теории принятия решений, теории игр и теории управления. Благодаря ему я увидела, что поведение людей, групп и сообществ можно описать математическими формулами и моделями. И на их основе можно принимать обоснованные решения в управлении.

Begin. В описании программы ПБК ИКМ НИУ ВШЭ написано, что в обучении используется «проектно-ориентированный подход». Вы делали проекты для каких-то организаций? Как это проходило?

Юлия. Да, можно сказать, что так и было. Первая половина занятий обычно была теоретической, а во второй части мы объединялись в группы и работали над проектом – так проще усваивать знания. В проектах мы либо рассматривали случаи из собственной практики, либо разбирали предложенные преподавателем кейсы.

Кроме того, мы отдельно проходили проектный менеджмент и учились работать в программе MS Project.

Begin. Считается, что ключевое отличие MBA от магистратуры – профессиональный опыт самих учащихся. Дескать, на MBA созданы условия, чтобы одногруппники обменивались опытом, налаживали друг с другом деловые контакты.

Можете привести пример, когда вам удалось успешно использовать в своей работе опыт кого-то из бывших одногруппников? Может, вы с кем-то из них даже сотрудничали после?

Юлия. Да, я подтверждаю это мнение. Мы о многом узнавали друг от друга. Во время учебы одногруппник привлек меня к участию в нескольких проектах. В одном мы продвигали авиационные технологии, а в другом – решения в области электроэнергетики и электротранспорта. Я взяла на себя организационные вопросы, GR и PR.

После окончания учебы одногруппники продолжают общаться и помогать друг другу. Так по рекомендации одного из бывших коллег по учебе я получила проект с крупной международной компанией, которая занимается дистанционной торговлей.

Спустя четыре года после окончания МВА мы постоянно на связи и с институтом, и с коллегами. Нас приглашают на круглые столы, мастер-классы, конференции.

Begin. На портале «MBA в Москве и России» пишут, что выпускники ИКМ НИУ ВШЭ спустя 2–4 года после окончания MBA зарабатывают на 59 процентов больше. Вы лично ощущаете на себе эти 59 процентов?

Юлия. Да, мои заработки после получения МВА существенно повысились, больше чем на 59%.

Begin. Как человек, прошедший через MBA, скажите, чем MBA точно не является? С какими мифами стоит расстаться будущим слушателям подобных программ прямо сейчас?

Юлия. Иногда говорят, что МВА стремятся получить менеджеры среднего звена, чтобы быстрее занять более высокую должность в крупной компании. Это не совсем правильная позиция. Ни одна нормальная компания не будет платить дополнительные деньги за твой МВА, если ты не формируешь для нее добавленную стоимость.

Диплом еще надо подтвердить. Как бумажка он никакой магией не обладает. Но те знания и навыки, которые за ним стоят, – это объективный запрос времени.

Сейчас все меняется с такой скоростью, что если остановиться хоть на чуть-чуть, можно легко сойти с колеи и не вернуться. Год-два простоя для специалиста могут означать профессиональную «смерть». Тем более в областях, связанных с бизнес-коммуникациями.

Наличие МВА не гарантирует трудоустройства. МВА – это не панацея от безработицы. Но одно могу сказать точно: получившего МВА человека видно за версту, с ним говоришь на одном языке. МВА системно меняет твое мышление и твои качества. С этими знаниями легче диагностировать ситуацию, принимать решения.

Я бы не рекомендовала свою программу абитуриентам, которые не знают точно, чего хотят от учебы и карьеры. Они попросту потеряют время и деньги.