Отзыв об учебе в Wharton School

Дата публикации 09.09.2015

Герман Резнев, выпускник программы full-time MBA 2007 года

Герман Резнев, выпускник программы full-time MBA 2007 года

Поступление

К выбору учебного заведения я подошел очень серьезно, так как менял профессию и понимал, что для качестенного рывка в другую сферу деятельности мне было необходимо окончить школу с сильным брендом, признаваемым как в России, так и за ее пределами.

Вопреки тому, что абитуриенты часто пишут в эссе при поступлении, я понятия не имел о том, чем хотел заниматься после бизнес-школы. Рассматривался консалтинг, финансы и общий менеджмент (в эссе в итоге написал стратегическое управление). Главное – я понимал, что не готов размениваться на малоизвестные школы, ведь стоимость обучения часто одна и та же, а возможности для смены профессии после окончания – разные, так как во многом зависят от имени образовательного учреждения и его репутации.

Я не готовился к поступлению сразу после бакалавриата и даже не знал о рейтингах школ до того, как задумался о поступлении. К этому решению я подошел, уже имея 7-летний опыт работы и сделав некоторую карьеру. Решение было непростое, но твердое и безальтернативное. Я понимал, что достиг потолка в профессиональном развитии и мне требовались новые задачи на другом поприще. Мне повезло, что среди близких друзей уже были люди, окончившие бизнес-школы. Они поделились со мной опытом и раскрыли сильные и слабые стороны ведущих школ (здесь и далее под ними понимаются лучшие 10–15 учебных заведений в мире – я не делю школы на первую, вторую, третью «пятерки»). Когда я определился с решением поступать, сам процесс не занял много времени. Тесты, эссе, рекомендации и прочее я подготовил довольно быстро.

Оглядываясь назад, могу сказать, что в поступлении есть немалый элемент лотереи. Успех или неудача могут зависеть от настроения интервьюера, общего впечатления во время собеседования и прочих личностных факторов. К тому же некоторые школы очень симпатизируют представителям отдельных профессий (консультантам или инвестбанкирам, например), ведь для них важна способность «продать» этих выпускников солидным компаниям и поддержать репутацию школы и ее рейтинги. В конечном итоге бизнес-школы – большие рекрутинговые агентства, осуществляющие предварительный отсев из тысяч кандидатов, и об этом не стоит забывать.

Несмотря на элемент лотереи при отборе, сильные кандидаты с любым опытом работы, как правило, все равно оказываются в одной из 10–15 ведущих школ. Далеко не всем удается «продать» себя наиболее желанной школе, но многим все равно открываются двери серьезных заведений. Поэтому я советую будущим студентам не зацикливаться на одной-двух школах и поступать как минимум в 5–6 заведений, чтобы не повторять процесс с нуля на следующий год.

Я поступал в несколько школ и только в те из них, о которых мне было известно от друзей или знакомых и которые подходили мне по стилю преподавания и специализации. Выбор пал на 4 американские школы и одну европейскую, которая стала для меня запасным вариантом. Я не ставлю под сомнение уровень и качество преподавания и размах сети выпускников европейских школ, однако география работы после их окончания ограничена Европой и Азией. Карьера в Америке после такой школы, как правило, закрыта для всех, кроме американцев или людей, имеющих опыт работы в США. Вопрос выбора для меня моментально решился, когда я получил приглашение из Wharton – школы, о которой я уже много знал и которая стояла на первом месте в моем списке.

Учеба

Сильной и слабой стороной Wharton School являются обязательные предметы на первом курсе. Можно попытаться сдать досрочно большинство предметов обязательной программы, но на практике это удается далеко не всем. Перезачесть предмет, не сданный на отлично или изучавшийся в России (маркетинг, менеджмент и пр.), практически невозможно, а сдавать его экстерном до начала курса часто не под силу даже тем, кто его когда-то изучал (подготовка к сдаче занимает много времени, которого не хватает на все из-за очень бурной жизни в первом семестре). В глазах некоторых это – слабая сторона школы, но, пропустив через себя почти всю обязательную программу, не могу с этим полностью согласиться. Ценность бизнес-образования лежит в его комплексности и взаимосвязи всех дисциплин. Зачастую студент просто не в состоянии оценить важность многих предметов обязательной программы и понять, как они вплетаются в общую ткань обучения. Это понимаешь уже по окончании курса: такие предметы, как операционный менеджмент, основы лидерства и пр. часто кажутся ненужными и не вызывают энтузиазма у студентов, но оказываются очень полезными за стенами школы. Неудивительно, что многие ведущие школы все еще сохраняют элементы обязательной программы, чтобы их выпускники не получали однобокого образования и обладали равной «базой» по окончании первого курса.

Сильной стороной Wharton School, с моей точки зрения, является отсутствие явной конкуренции между студентами. Философия школы – сотрудничество, а не конкуренция. Это чувствуешь как на занятиях, так и во время устройства на работу. Групповые задания являются частью подавляющего большинства предметов. Они не подменяют собой индивидуальные задания и помогают выявить лучшие и худшие качества в людях. На первом курсе класс поделен на мини-команды (learning teams), которые учатся, отдыхают и выполняют задания вместе в течение целого года. Один год жизни в плотном командном ритме позволяет студентам переосмыслить навыки групповой работы, осознать характер и тип своего поведения в коллективе, а также позволяет членам команды оценить, чего стоит каждый из них. В этот год закладывается репутация индивида, с которой он живет второй курс и которая потом сопровождает его по жизни при общении с бывшими однокурсниками в деловой среде.

Удивительно, но такой же дух сотрудничества царит в Wharton и в период рекрутинга. Конкуренция появляется лишь во время интервью, которому предшествуют многочасовая подготовка с друзьями, совместный поиск информации по компаниям, составление досье на основные инвестбанки и т.д. Особенно меня поразило несколько случаев того, как некоторые студенты после провальных интервью делились с другими студентами вопросами в надежде на то, что, может быть, их друзьям повезет больше, чем им самим.

Рекрутинг

Поиск работы и общение с работодателями, наверное, самый болезненный период для любого студента бизнес-школы. Этому предшествует серьезный внутренний самоанализ и оценка своих сильных и слабых сторон. Wharton заслуженно имеет репутацию сильной финансовой школы, что значительно облегчает подготовку к интервью и первый контакт с финансовыми учреждениями на этапе неформального общения.

Трудоемкость и сложность рекрутинга напрямую зависит от того, намерен студент вернуться в ту же отрасль после бизнес-школы или нет. Студенты многих школ уходят в финансы, консалтинг и общий менеджмент/маркетинг. Wharton не исключение, только акцент смещен в сторону финансов и консалтинга. Причин тому несколько: большой иностранный контингент выпускников, простота получения рабочей визы для банкиров и консультантов и сложность с получением работы в Америке для «неместных» в сфере маркетинга, бренд-менеджмента и т.д. Так как Wharton традиционно хорошо представлен в финансовом секторе и консалтинге, мне и моим российским однокурсникам удалось продолжить карьеру в инвестбанках и консалтинговых компаниях в США, Англии и России.

Для меня лично инвестиция в дорогое бизнес-образование полностью себя оправдала. Перед началом учебы мой близкий друг, выпускник Мичиганской школы бизнеса, сказал мне, что учеба в бизнес-школе станет лучшими годами в моей жизни. И он оказался абсолютно прав! Я получил солидный набор ценных навыков, приобрел классных друзей на всех континентах и по-другому стал ощущать себя как профессионал и как личность. В заключение хочу отметить, что если абитуриент не планирует менять отрасль и географию своей работы, не имеет смысла ограничиваться лишь ведущими школами, которые прежде всего дают пропуск в новую карьеру или страну. В Европе много интересных и сильных учебных заведений, где обучение стоит меньше, а качество образования остается на хорошем уровне. Однако главный недостаток этих школ – отсутствие образовательных кредитов, которые доступны всем студентам ведущих американских заведений.

Комментарии Фейсбук Вконтакте