Успешную карьеру в IT-отрасли может сделать и патологоанатом

Дата публикации 17.12.2013

Анна Мининкова сразу после школы уехала учиться в Институт прикладной лингвистики Варшавского университета. В польских вузах студенты могут самостоятельно формировать часть своей программы и выбирать направление. Девушка предпочла курс судебной лингвистики (forensic linguistics). «Тогда я зачитывалась книгами Патриции Корнуэлл о судмедэксперте Кее Скарпетте, и мне очень хотелось попробовать себя в этой сфере», – вспоминает она.

Уже через год после начала учебы ей по семейным обстоятельствам пришлось вернуться домой в Одессу и заканчивать учебу дистанционно, приезжая в Польшу лишь летом на практику. «Я работала в паре с психиатром на интервью с людьми, попавшими в наркодиспансер, – рассказывает Мининкова. – В мои обязанности входил анализ интервью, врачебных записей и записей разговоров. После этого психолингвисты дают рекомендации следствию или психиатру о том, готов ли человек вернуться к нормальной жизни, насколько сильной кажется его зависимость и т. д.».

Со временем изучение речевых свидетельств как судебных улик и общение с носителями специфических сленгов, например с заключенными, оказалось далеко не таким веселым занятием, как в книжках. Вот почему, когда на глаза Мининковой попалась вакансия копирайтера от компании Netpeak, девушка тут же на нее откликнулась. Ее пригласили работать, и за три года она доросла до заместителя руководителя smm-департамента и менеджера нескольких веб-продуктов. «Дальше был только один путь – в мобильную разработку», – говорит Мининкова. Уже в других компаниях она получила опыт в проектном менеджменте, автоматизации тестирования и даже немного в веб-разработке. Год назад Мининкова пришла в «Яндекс», где работает сейчас менеджером мобильных проектов.

Ценность не в дипломе

«В любой софтверной компании большинство сотрудников – выпускники физических или математических факультетов, – рассказывает Юлия Ясиновская, PR-директор Parallels. – Но есть и исключения. В нашей компании, например, работает девушка-разработчик, бывший патологоанатом. Есть также ученый-биолог, который на пике своей карьеры читал лекции в разных европейских университетах, а в 35 лет пришел в Parallels простым менеджером – и сейчас руководит отделом. Еще один сотрудник – бывший переводчик в дипломатической миссии со знанием четырех иностранных языков – пришел на должность рядового технического писателя и за несколько лет дорос до директорской позиции. Есть выпускник военной академии. После обучения он пять лет отработал по контракту на космодроме в Плесецке, а сейчас работает у нас старшим разработчиком».

Отношение к кандидатам с непрофильным образованием вполне лояльное. «Если у человека есть необходимые навыки, он готов учиться новому и работать в команде, то мы всегда с удовольствием пригласим его на собеседование», – говорит Ясиновская.

«Когда мы ищем менеджеров, то чаще всего обращаем внимание на опыт работы с IT-проектами, – рассказывает Ирина Кабурова, руководитель службы подбора персонала компании “Яндекс”. – При этом в некоторых случаях мы готовы рассматривать специалистов, которые работали в других сферах. Для того чтобы понять, наш ли это человек, на первом этапе знакомства мы предлагаем ему решить несколько тестовых задач. Задания, как правило, связаны с будущей работой кандидата и не требуют каких-то специальных знаний. Если нам нравится кандидат, мы приглашаем его на личную встречу. Чаще всего она начинается с общих вопросов: что такое проект, чем отличается жизненный цикл проекта от жизненного цикла продукта, как организовать работу команды. После этого переходим к сервисам “Яндекса”: рассказываем про конкретные рабочие задачи и спрашиваем кандидата, как бы он их решал. Необязательно знать ответы на все вопросы, важнее ход мыслей. Если у человека нет опыта и нужных компетенций, мы рекомендуем ему пройти обучение в нашей собственной школе менеджеров».

«К сожалению, вузы не дают рынку кадров, которые были бы готовы к работе: технологии в IT меняются каждые пять лет, образовательные программы не успевают обновляться с такой частотой, – делится Максим Эмм, исполнительный директор A4 Business (сервис-провайдер в области платежных систем). – Если посмотреть на тех же выпускников МГУ и Бауманки, то в большинстве своем они просто люди с определенным уровнем IQ или те, кто научился учиться. Я в меньшей степени смотрю на образование и в большей – на то, какие задачи умеет решать человек. Если говорить в целом, в российских IT-компаниях не принято рассматривать кандидатов с непрофильным образованием, особенно на позиции разработчиков и инженеров, хотя все прекрасно понимают, что ценность человека не в том, что у него написано в дипломе, а в том, какой у него профильный опыт и навыки».

Полторы вакансии

«Сегодня спрос на IT-специалистов превышает предложение, это очевидно, – рассуждает Николай Ким, менеджер по развитию бизнеса компании “Анкор. Высокие технологии”. – В первую очередь это касается разработчиков программного обеспечения, т. е. людей, способных создавать успешные облачные, мобильные и веб-сервисы».

«В этой сфере в среднем на одну вакансию приходится полтора резюме», – говорит Глеб Лебедев, директор по исследованиям HeadHunter. По его словам, это довольно низкий показатель, позволяющий специалистам быстро находить работу, не испытывать особой конкуренции за рабочее место и диктовать свои условия. Для сравнения: среднерыночное значение hh.индекса на начало декабря составило около 3,6. Средняя зарплата IT-работников в Москве составляет 70 000 руб., при этом высококлассные специалисты могут легко получать 150 000-200 000 руб., говорит Лебедев.

Проблема лишь в том, что найти этих самых «высококлассных» не так-то просто. «При равном среднем доходе квалификация, например, у американских IT-специалистов гораздо шире, чем у российских, – делится Эмм. – Во-первых, в Америке хорошо оплачиваемые сотрудники имеют не менее 20 лет опыта работы (у нас – максимум 10 лет), а во-вторых, они специализируются в самых разных областях (у нас, как правило, в одной)».

Биография и успех

Самые дорогие IT-специалисты не просто обладают конкретными знаниями и технологиями или участвуют в громких проектах, соглашается Ким, у них есть качество, которое сложно описать, но которое видно акционерам или венчурным капиталистам: они умеют решать сложные, уникальные задачи в контексте любого бизнеса. «Откуда такие люди появятся географически, с каким они будут изначально образованием, в каких конкретно технологиях иметь успех – это не всегда важно, – говорит он. – Нет стандартной биографии, правильного резюме, которые бы указывали на того самого человека. Есть два типа таких людей: “гениальные разработчики” и “гениальные управленцы”. Маркером таких сотрудников служит их вознаграждение. При средней зарплате разработчика в 120 000 руб. в Москве “гениальный” зарабатывает 200 000 руб. и больше. А “гениальный управленец” имеет опцион или сам является основателем нескольких стартапов».

Комментарии Фейсбук Вконтакте