Россия проигрывает США в конкурентной борьбе за студентов

Дата публикации 16.10.2013

Более трети (37%) россиян так или иначе использовали компьютер и интернет для получения новых знаний, умений, навыков, выяснили специалисты фонда «Общественное мнение» (ФОМ), опросив в сентябре 1500 взрослых россиян в 100 населенных пунктах 43 регионов страны. Причем 17% пользовались образовательными и обучающими сайтами, 15% — специальными обучающими программами на работе, 14% – образовательными и обучающими компьютерными играми, 13% – видеоуроками и лекциями, 9% – обучающими приложениями (программами) для мобильных телефонов и планшетов, а 8% – обучающими компьютерными программами без выхода в интернет (например, на дисках).

Руководитель центра образовательных разработок бизнес-школы «Сколково» Денис Конанчук считает, что эти данные говорят о серьезном интересе россиян к онлайн-обучению и образованию. Более того – этот интерес вполне соответствует мировому уровню. На его взгляд, проблема в том, что потребности в дистанционном образовании россияне не всегда могут удовлетворить в России, а развитие американских и европейских образовательных интернет-платформ сегодня угрожает реноме крупнейших отечественных вузов. Гендиректор Института развития образования ГУ-ВШЭ Ирина Абанкина считает, что экспансия онлайн-курсов элитных американских университетов может серьезно ударить и по российским региональным институтам.

Стэнфордский переворот

Конанчук рассказывает, что дистанционное обучение и образование в мире развивается уже лет 20, однако за последние два года с возникновением массового открытого онлайн-курса (MOOC) произошла настоящая революция в образовании. МООС – это особый тип образовательного интернет-курса, предполагающий широкомасштабное участие и свободный (бесплатный) доступ для всех желающих учиться. Такого рода курсы лишь недавно стали предлагаться элитными университетами, входящими в топ-10 лучших университетов мира, – Гарвардом, МТИ, Стэнфордом и другими. Учебные курсы от ведущих профессоров мира, которые в прошлом были доступны лишь узкому кругу людей, становятся открытыми для сотен тысяч студентов по всему миру вне зависимости от их дохода и опыта. По словам Конанчука, появление первых массовых онлайн-курсов связывают со Стэнфордским университетом, который осенью 2011 г. запустил три образовательных курса, количество студентов которых превысило 100 000 человек. Например, лекции профессора Себастьяна Трана по искусственному интеллекту прослушало более 160 000 студентов из 190 стран.

Успешное начинание поддержали другие университеты, сначала в США, а потом и по всему миру. Были созданы проекты, получившие широкую известность – Coursera, Udacity, EdX и другие. К лету 2013 г. масштабные инициативы по созданию собственных онлайн-платформ были запущены в Австралии, Великобритании, Германии, Бразилии. Многие ведущие страны мира включились в технологическую гонку в образовании, пока без активного участия России.

Не быть рабом модели

Конанчук отмечает, что в 1990-е гг. ограничением традиционных онлайн-курсов являлось то, что их создатели стремились обеспечить участникам возможность непосредственного контакта с преподавателем. MOOC не предполагают такой возможности, так как ни один человек физически не сможет полноценно общаться с десятками тысяч студентов. Теперь определяющим фактором успешности курса является его дизайн – курс должен быть спроектирован так, чтобы студент смог освоить материал без участия преподавателя. Своеобразным эталоном и первопроходцем здесь оказалась Академия Хана, созданная в 2006 г. выпускником MIT и Гарварда Салманом Ханом. За несколько лет было выпущено более 3400 обучающих видеороликов, покрывающих широкий диапазон тем из школьной программы – от основ арифметики и алгебры до Французской революции. Уроки даются в формате 12-минутных видео, во время которых на пустой электронной доске появляются ключевые тезисы урока, сопровождаемые лекцией, которую, как правило, наговаривает сам Хан.

Видеоролики Академии Хана необычайно популярны и собрали более 200 млн просмотров на YouTube. Успех проекта показывает, что курсы в формате онлайн не должны быть простым копированием классической университетской лекции, когда профессор наговаривает курс у доски и время от времени общается со студентами, говорит Конанчук. Материал можно разбить на короткие модули, каждый из которых посвящен одному понятию или идее. Студенты могут осваивать такой материал разными способами в зависимости от своих знаний, навыков или интересов. Курсы можно обогащать дополнительным подготовительным материалом для новичков и более сложными задачами для продвинутых студентов. В идеале формат MOOC позволяет уйти от одной для всех модели образования, дать студентам возможность индивидуализированного обучения.

Догонит ли Россия

Директор Института дистанционного образования РосНОУ Сергей Тенитилов затрудняется назвать число российских учебных заведений, которые используют полноценные программы дистанционного образования. На его взгляд, большинство тех, что заявляют об этом, на самом деле используют лишь какие-то элементы онлайн-обучения, не имея полноценной системы.

Институт дистанционного образования РосНОУ существует с 2006 г. Сейчас там проходят обучение 4000 человек на шести курсах. Примерно 10 000 человек проходят обучение на онлайн-курсах Университета «Синергия». Как рассказали «Ведомостям» представители вуза, дистанционное образование включает там в себя подготовку к ЕГЭ, различные тесты, среднее специальное образование (колледж), бакалавриат, магистратуру, второе высшее и MBA. В программе бакалавриата можно обучиться по 13 направлениям. Магистратура – 6 направлений. Второе высшее включает 14 направлений. MBA – 13 направлений. В 1999 г. специалисты Университета «Синергия» создали первый в России учебный онлайн-ресурс на русском языке E-education.ru. В 2005 г. у вуза появилась образовательная платформа нового поколения MegaCampus. В 2011 г. компания Synergy Soft разработала полнофункциональную платную систему дистанционного обучения MegaCampus 2.0. В обновленной версии online-портала появился дополнительный функционал: образовательная социальная сеть, видеолекции, анимированные уроки, вебинары, электронные учебники, интерактивные тесты и проч.

«В прошлом году по программам Coursera (одной из наиболее успешных MOOC-платформ, основанной в 2012 г. профессорами Стэнфорда, включающей лекции Принстона и Колумбийского университета. – «Ведомости») обучались во всем мире 3 млн человек, из которых 120 тысяч – россияне», – отмечает Конанчук. На его взгляд, в дальнейшем эта цифра будет только расти, ведь получить диплом этих престижных вузов хотят многие. Эксперт «Сколково» считает, что американские образовательные онлайн-платформы грозят лишить крупнейшие российские вузы лучших студентов, а положение наших вузов в рэнкингах продолжит падать, учитывая, что большая часть студентов американских и европейских университетов станет обучаться на удаленном доступе.

По оценке Абанкиной, нынешние американские программы способны привлечь до 1 млрд слушателей по всему миру, среди них будут и россияне, заинтересованные в бесплатном дипломе именитого вуза. Абанкина считает, что языковой барьер – небольшая проблема для желающих получить качественное образование.

Конанчук отмечает, что в России уже есть несколько платформ, аналогичных западным, среди них – uniweb.ru и eduson.tv, на подходе – открытие межуниверситетской площадки «Универсариум». Однако, на его взгляд, будущее за крупнейшими западными платформами, такими как Khan Academy, Coursera, EdX, Lynda.com и Udacity, ведь за ними стоят известные университетские бренды и большие деньги. К примеру, на создание Coursera в 2011 г., по данным Конанчука, было потрачено 20 млн долларов, на EdX в 2012 г. – 60 млн долларов, а на новую платформу lynda.com – 120 млн долларов. По его мнению, российской образовательной системе такие суммы не привлечь.

Комментарии Фейсбук Вконтакте