Романтизма поубавилось

Дата публикации 28.02.2011

Компания HeadHunter проанализировала 20 тыс. вакансий для топ-менеджеров и более 2700 вакансий для топ-менеджеров с требованием диплома MBA – столько было размещено на рекрутинговом портале www.hh.ru в 2008-2010 гг. Выяснилось, что MBA требуется в 5% вакансий, и только топового уровня. В начале кризиса (конец 2008 г. и первая половина 2009 г.) спрос на диплом MBA и предлагаемые его обладателю зарплаты выросли. Но в целом кризис немного снизил и без того невысокую популярность бизнес-образования в России. К концу 2010 г. общий рынок труда почти восстановился и количество вакансий на www.hh.ru превысило докризисный уровень. Но число вакансий с требованием МВА не дотянуло до уровня первого полугодия 2008 г. По словам президента компании HeadHunter Юрия Вировца, топ-менеджерские вакансии без требования специального образования чувствуют себя еще хуже, но это может быть вызвано не объективной потребностью рынка, а тем фактом, что в последнее время даже крупные престижные компании – основные поставщики вакансий для обладателей дипломов MBA – используют Интернет для поиска менеджеров.

Работодатели в размещаемых вакансиях не делят диплом MBA на российский или западный, потому что «уровень высшего образования в финансово-банковской сфере у нас и на Западе сейчас сравним», полагает Улан Илишкин, заместитель председателя правления Росбанка. Ведущие российские бизнес-школы сейчас не уступают лучшим бизнес-школам мира, привлекая к процессу обучения лучших профессоров из тех же ведущих бизнес-школ, добавляет HR-директор Райффайзенбанка Алексей Иодко, окончивший INSEAD.

Вопрос о том, какой диплом лучше, не важен еще и потому, что они оба мало влияют на выбор работодателя, показывает опрос 500 разных компаний Московского региона, проведенный HeadHunter в 2010 г. Западный диплом не имеет никакого значения для 46% компаний (для 17% он важен), российский – для 56% (для 20% важен). Еще для 47% компаний не важны курсы и тренинги.

Выпускники MBA в России пользуются у рекрутеров меньшей популярностью, чем, например, в Восточной Европе, подтверждают и данные всемирного исследования Corporate Recruiters Survey, которое ежегодно делает GMAC (Graduate Management Admission Council). Так, в 2009 г. их наняли лишь 15% наших компаний (в Восточной Европе – 56%), показывает российская часть исследования, подготовленная Begin Group (отчет за 2010 г. будет готов весной).

Премия за диплом


Вопрос о дополнительной премии за диплом остается дискуссионным.

«Бытует мнение, что выпускники MBA-программы имеют стратегическое мышление и демонстрируют высокий профессиональный уровень, и в таком случае они, безусловно, ценное приобретение для компании», – говорит Яков Магдаласов, руководитель департамента по подбору персонала и организационному развитию Ситибанка. Но компенсационная политика банка основывается на эффективности показателей труда, поэтому Ситибанк не доплачивает отдельно за степень MBA, добавляет он.

Данные HeadHunter свидетельствуют, что вакансии с требованием диплома MBA предполагают более высокое вознаграждение, а 35% компаний готовы доплачивать кандидатам (20% – за западный и 15% – за российский диплом). Но нельзя сказать, что MBA-образование стало обязательным для менеджера топ-уровня, ведь, во-первых, работодатели зачастую избегают кандидатов с MBA, а во-вторых, часто MBA – лишь дополнительное преимущество и предлагать более высокую зарплату или нет – частное решение работодателя, добавляет Вировец.

Если и можно говорить о монетизации бизнес-образования, то при прочих равных условиях, с дипломом топовой школы бизнеса или в специфических отраслях. Например, при приеме на работу в Росбанк степень MBA рассматривается в качестве преимущества только при прочих равных условиях или при поиске на некоторые специализированные позиции, к примеру в корпоративный или инвестбанкинг, отмечает Илишкин.

Новые мотивы

Впрочем, нынешние слушатели и не рассчитывают, что диплом MBA откроет им любые двери на рынке труда.

Для 28-летней Алены Мацепуро обучение на MBA-программе «Финансовый менеджмент» в «Мирбисе» стало возможностью структурировать свои знания и совместить получение финансового образования в дополнение к имеющемуся юридическому с воспитанием полугодовалого ребенка. Для 33-летнего Андрея Силича (до 8 февраля – генеральный директор оператора сотовой связи ЗАО «Альфа-телеком») преимущества диплома МВА на рынке труда также не являлись значимым фактором. В прошлом году он окончил MBA-программу ВШКУ РАНХ и сразу же поступил на ее DBA-программу. «Главное для меня – научиться стратегическому управлению холдингами», – говорит Силич.

За последние 5-6 лет значительно поменялись мотивы поступления в школы бизнеса, считает Юрий Тазов, президент Российской лиги MBA. В конце 2010 г. лига провела интернет-опрос на тему «Что является для вас главным мотивом обучения на МВА?», в котором участвовало 108 человек. Самая большая группа – 39% участников – выбрала «выйти на новый уровень понимания бизнеса». Основной в 2006 г. стимул «получить новые знания» (72%) в 2010 г. не дотянул и до 12%. Значение второго по популярности в 2006 г. мотива «получение высокооплачиваемой работы» снизилось с 55 до 27,8%. Тех, кто рассчитывал на установление качественных деловых связей во время обучения в бизнес-школе, стало в 20 раз меньше, чем в 2006 г. «Эти цифры свидетельствуют не о пессимизме слушателей, – говорит Тазов. – Просто теперь каждый понимает, что надеяться можно только на самого себя».

Регулярные опросы студентов школами бизнеса подтверждают выводы лиги MBA. Для студентов ВШКУ РАНХ главное – повышение уверенности в своих силах (27%) и упрочение положения в компании (24%). Еще четверть не связывают напрямую бизнес-образование и успех в карьере (два года назад пессимистов было 15%).

Дмитрий Привольнев, преподаватель кафедры общего менеджмента и управления человеческими ресурсами ИМИСП, обращает внимание на то, что слушатели стали значительно более трезво подходить к вопросу окупаемости инвестиций в свое образование. До кризиса широко была распространена примитивная модель: «Я вкладываю деньги в корочки, которые дают формальное право претендовать на новую должность с более высокой оплатой, и тем самым окупаю свои инвестиции». В ситуации кадрового голода и найма по формальным признакам это работало. В посткризисной реальности вторая часть этой двухходовки – «сменить работу» – стала иной. При найме работодатель не только интересуется наличием соответствующего диплома, но и пытается оценить реальный уровень знаний и навыков кандидата. Сейчас если человек сам приходит на обучение, то он действительно заинтересован взять от бизнес-школы по максимуму. «Людей в аудиториях стало меньше, но случайных среди них нет», – уверен Привольнев.

Комментарии Фейсбук Вконтакте