McKinsey: Двенадцать новых технологий через 10 лет радикально изменят рынок труда на планете

Дата публикации 28.05.2013

Кандидатов в список многообещающих, или, по терминологии MGI, подрывных, новых технологий, составленный на основе анализа сотен научных статей, венчурных сделок и интервью с экспертами и лидерами общественного мнения, было больше сотни, подчеркивают авторы нового доклада Disruptive technologies: Advances that will transform life, business, and the global economy.

В окончательный список попали только те технологии, которые обладают большим созидательным и одновременно разрушительным потенциалом: быстро развиваются, способны произвести значительный экономический эффект, распространяются за границы традиционных дисциплин и могут привести к появлению новых бизнес-возможностей, а значит, и изменению статус-кво.

Семерка триллионеров

В финальном списке оказалось 12 технологий. Экономический потенциал по крайней мере семи из них составляет, как минимум, по триллиону долларов в год каждой. В сумме получилось 14-33 трлн долларов в год.

Если верить MGI, в семерку технологий-триллионеров не вошло ни современное материаловедение, к которому, по классификации MGI, относятся нанотехнологии, ни новые методы разведки и добычи нефти и газа. Эти дисциплины оказались лишь на 10-м и 11-м местах соответственно.

Самый большой созидательный и одновременно разрушительный потенциал у различных приложений мобильного интернета и новых методов автоматизации умственного труда.

К 2025 г. число пользователей интернета увеличится на 3,5 млрд, из них 2 млрд получат доступ к интернету благодаря мобильным устройствам, пишут авторы отчета. А значит, многие из тех, кто не участвовал в глобальном разделении труда и почти не имел доступа к современному образованию, здравоохранению, госуслугам, теперь такой доступ получат. И этим дело не ограничится.

Удаленный мониторинг состояния здоровья пациентов приведет к сокращению затрат на лечение хронических заболеваний на 10-20%, оценивают исследователи. Производительность труда в управлении транзакциями в платежных системах может повыситься на 50%, а в розничной торговле – на 6–15%. Издержки на административную работу могут сократиться на 60–75%.

Помоги себя уволить

К 2025 г. многие задачи типичного работника умственного труда начнут поддаваться автоматизации. Компьютеры научились перелопачивать горы неструктурированной информации, интерпретировать человеческую речь и понимать команды, воспринимать действия и даже намерения людей. Это позволит преподавателям, инженерам, медицинским работникам, юристам, финансистам, администраторам, менеджерам переложить на вычислительные устройства часть служебных обязанностей, но в некоторых случаях может привести и к полной замене людей компьютерами. Содержание работы от 110 млн до 140 млн работников умственного труда во всем мире может поменяться. Эффект от автоматизации варьируется от 35 000 до 65 000 долларов в год на каждого из них в зависимости от профессии. Вот только львиная доля суммарного экономического эффекта, который может достичь 6,7 трлн долларов в год, придется на развитые, а не на развивающиеся страны. В развитых странах не только больше высококвалифицированных рабочих мест, но и средний заработок на них на 35 000 долларов выше, чем в развивающихся, поясняют исследователи.

Те, кто захочет реализовать этот потенциал, вероятно, столкнутся с серьезными технологическими, регуляторными и организационными барьерами. Многие руководители не рискнут вкладываться в технологии, которые не были проверены временем. Да и сами работники могут оказать серьезное сопротивление. Далеко не все юристы или врачи готовы доверять системам искусственного интеллекта, отмечают исследователи. И наконец, автоматизация работы белых воротничков может потребовать фундаментальных изменений в принципах организации труда. Прежде чем автоматизировать процессы, их нужно описать, а делать это зачастую нужно будет тем же самым людям, рабочие места которых в результате могут оказаться под угрозой. Применение новых технологий, как правило, приводит не только к сокращениям, но и к созданию совсем новых ролей и рабочих мест, пишут исследователи.

Повышение производительности труда без инноваций и переобучения сотрудников может вести к снижению заработных плат и росту неравенства в доходах. И к уменьшению на рабочих местах количества живых людей и увеличению числа машин, предупреждают исследователи.

Не важен цвет воротничка

Автоматизация рутинных интеллектуальных операций может привести в первую очередь к вытеснению с рынка труда профессий, с которыми может справиться искусственный интеллект, – бухгалтеров, журналистов, отчасти медиков и финансистов, соглашается Дмитрий Песков, руководитель направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив (АСИ).

В этих и подобных им областях могут остаться лишь две категории работников – самые высокопрофессиональные и самые неквалифицированные, средний слой будет вымыт. Но самым высокопрофессиональным придется обучиться пользоваться возможностями искусственного интеллекта, а самым неквалифицированным – смириться с тем, что оплата их труда будет ниже себестоимости соответствующих систем.

В случае синих воротничков этот вопрос стоит не менее остро. К 2025 г. средняя цена высокосложных, высокоточных роботов, используемых на производстве, может опуститься ниже 75 000 долларов. По крайней мере сейчас цены на них снижаются больше чем на 10% ежегодно, а их число растет еще более быстрыми темпами: на 40% в мире в 2011 г.

В итоге, по оценкам исследователей, к 2025 г. под угрозой со стороны роботов может оказаться от 25 млн до 40 млн рабочих мест в развитых странах и от 15 млн до 35 млн – в развивающихся. Многим из синих воротничков, потерявших работу, может понадобиться не только переобучение, но и материальная помощь, пишут исследователи.

Большинство технологий, попавших в список MGI, могут привести к перераспределению рабочих мест – сокращениям в одних компаниях и странах и созданию новых рабочих мест в других, говорит управляющий партнер McKinsey по Восточной Европе и СНГ Пол Эрик Шотиль. Анализ возможных изменений на уровне отдельных стран не проводился, подчеркнул он.

Каким экспертам верить

Ситуация усугубляется еще и тем, что, как пишут авторы отчета, все чаще и чаще потребитель современных технологий, которому не исполнилось и 20 лет, может дать более точный технологический прогноз, чем панель признанных экспертов. Бизнесменам и чиновникам необходимо предпринимать значительные усилия, чтобы поспевать за развитием новых технологий, соглашается Шотиль, но и опыт использования самых последних новинок не заменит квалификации и экспертизы, на основе которых разрабатываются бизнес-модели, способные приносить прибыль. А что до точности прогнозов, оглядываясь назад, тенденции, идеи и модели, имеющие отношение к электронной коммерции и мобильному интернету, которые обсуждались консультантами McKinsey в начале 2000-х, в целом, по оценкам Шотиля, оказались верны.

Внедрение новых технологий при дискретном повышении производительности труда ведет к резкому сокращению занятости, утверждает Песков из АСИ. Поэтому ключевой проблемой и мирового, и российского рынка труда может стать рост числа «лишних людей». Одна из возможных стратегий на уровне национальных регуляторов – использовать новые технологии для создания систем передержки. Сегодня университеты и институты в России выполняют социальную функцию, потому что мы не знаем, куда девать молодых людей, а государство готово платить зарплаты никому не нужным специалистам, чтобы предотвратить социальный взрыв. Но с задачей передержки могут прекрасно справляться и современные системы продолженного образования. Программа переобучения может длиться несколько месяцев, за это время человек может получить не только стипендию, но еще и возможность освоить новую, более востребованную специальность, заключает Песков. «Если бы 100 лет назад эксперты проанализировали состояние технологий начала XXI в., то они, весьма вероятно, пришли бы к выводу, что в будущем никаких рабочих мест остаться вообще не должно. Но мы-то знаем, что это не так», – говорит директор Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Владимир Гимпельсон. От внедрения новых технологий появляется очень много косвенных эффектов. Например, кто-то же должен разрабатывать и обслуживать машины, которые могут заменить людей. К тому же относительно легко автоматизируется работа рутинная, а у нас очень много нерутинной работы. Даже работу обыкновенного сантехника роботы смогут выполнять еще очень не скоро, подчеркивает Гимпельсон.

Комментарии Фейсбук Вконтакте