Кому трудней найти работу – директору или рядовому служащему

Дата публикации 11.03.2014

Рави Салиграм возглавлял крупную розничную компанию из списка Fortune 500, он полностью изменил ее стратегию продвижения в интернете и спустя три года после избрания его гендиректором провел сделку по слиянию с главным конкурентом. Слияние это, однако, имело для него роковые последствия. Теперь 57-летний Салиграм ищет работу. Целые дни он проводит в домашнем офисе в Нейпервилле (штат Иллинойс), где у него впервые за последние 10 лет нет персонального ассистента. Недавно он даже решил создать профиль в LinkedIn.

Игра на понижение


Бывшие гендиректора обычно не страдают от недостатка помощи, когда ищут новую работу. Они лично встречаются со многими рекрутерами и нанимают себе дорогостоящих коучей. Они советуются с другими знакомыми гендиректорами, для чего им достаточно просто снять телефонную трубку. И все же бесконечные собеседования с действующими руководителями компаний и рекрутерами свидетельствуют: топ-менеджеры проходят через те же круги ада, что и все остальные работники, когда речь идет о поиске работы. Они часами сидят в интернете в поисках потенциальных работодателей, просматривают названия вакансий и долго размышляют, какой тон выбрать в электронном письме бывшим коллегам или людям, с которыми они контактировали на рынке. Они долго ждут ответа от потенциального работодателя, и, как говорят некоторые рекрутеры и коучи, в последние годы период ожидания все больше затягивается. Ведь компании теперь гораздо шире забрасывают сети: они по всему миру ищут гендиректоров со специ­фическим, нужным им набором навыков и умений.

В 2013 г. лишь немногие бывшие гендиректора смогли трудоустроиться, «остальные остались за бортом и продолжают поиски», констатирует Гейл Менели, которая предоставляет услуги по трудоустройству уволенных гендиректоров. Теперь большинство из них работают в компаниях меньшего размера и получают более низкую зарплату. Правда, их компенсации все равно не так уж плохи. По данным Equilar, компании, отслеживающей заработки топ-менеджеров, обычная зарплата гендиректора средней компании в 2012 г. составляла около 4,7 млн долларов.

Законная пауза


Многие гендиректора берут паузу между увольнением и поиском нового места работы. Например, Дэвид Кирхофф семь лет возглавлял Weight Watchers International. В августе прошлого года он покинул пост и отправился на полгода в путешествие. Он смотрел корриду в Испании, занимался серфингом в Австралии и объездил на велосипеде Новую Зеландию. Теперь 47-летний Кирхофф вернулся в родной город Дариен в штате Коннектикут, встретился с представителями нескольких фондов прямых инвестиций и с венчурными инвесторами, но говорит, что надеется на более яркое и удивительное предложение.

Управление компанией оставляет мало времени для размышлений. Джейн Стивенсон, коуч и рекрутер из Korn Ferry, советует топ-менеджерам выждать по крайней мере три недели после увольнения, прежде чем выставлять свою кандидатуру на рынок труда. Пауза позволяет отдалиться от прежнего работодателя и заново обрести индивидуальность.

Кристин Дей в июне прошлого года объявила о том, что покидает пост гендиректора компании Lululemon Athletica. Она говорит, что не планировала снова выходить на работу до 2015 г. «С финансовой точки зрения у меня нет необходимости работать», – уточняет женщина, но тут же оговаривается: она не из тех, кто может долго бездельничать. Компании постоянно звонили ей, и в январе этого года она приняла предложение от Luvo, фирмы по производству замороженного мяса. В сентябре она займет в этой компании кресло гендиректора.

Медлить нельзя


Обычно поиск новой должности занимает у гендиректора от 10 месяцев до года, говорит Менели. Тем не менее экс-руководитель не может долго сидеть дома. Если он не нашел работу в течение года, то его кандидатура теряет в глазах рынка весь блеск, делятся своим опытом эксперты рынка труда.

Гендиректор одной компании из списка Fortune 100 после увольнения потратила несколько лет на поиск работы. Женщина, которой было за 60, потеряла работу в 2008 г. Она хотела бы сразу устроиться на топовую позицию в какую-нибудь другую компанию, но была вынуждена ждать два года из-за подписанного ранее соглашения о неконкуренции. К тому моменту, когда ей наконец позволено было выйти на рынок труда, интерес работодателей к ней пропал. Она не получила ни одного приглашения на интервью. «На протяжении всей карьеры я была востребована», — жалуется женщина. Сейчас она входит в состав совета директоров одной компании и считает это пенсионерской работой. Она сожалеет, что не вела себя более агрессивно на рынке труда, когда у нее еще оставались возможности трудоустроиться.

Ким ван дер Зон, старший партнер хедхантинговой компании Egon Zehner International, уточняет, что советы директоров обычно прощают топ-менеджеров, уволенных после слияний и поглощений. «В этих ситуациях всегда есть проигравший. Но это не значит, что в глазах рынка человек стал неудачником», – утверждает он.

Когда Салиграм возглавлял Of­fice­Max, в его подчинении находилось 28 000 человек. А потом OfficeMax объединилась в Office Depot. Теперь Салиграм проводит каждый день по 6–8 часов в поисках работы. Когда Салиграма просят описать его будущего работодателя, он говорит, что это будет компания среднего размера в стадии роста, может быть, в сфере розничной торговли, корпоративных услуг или технологий. «Я уверен, что моя песенка еще не спета. Я хочу снова руководить компанией», – заявляет он.

Комментарии Фейсбук Вконтакте