Как сдать экзамен в детский сад

Дата публикации 20.08.2013

Маленьких детей бесполезно уговаривать учиться, с ними нужно играть, считает 28-летний коуч Ванесса. И она играет с малышами за… 450 долларов в час. Цена, конечно, немалая. Но и обучающая игра – дело непростое. Здесь, на игровой площадке, решается будущее маленького человека.

Ванесса не хочет называть свою фамилию. Она представитель новой профессии, эксперт по игре с детьми раннего возраста, который готовит малышей к поступлению в элитные детские сады Нью-Йорка. Последние берут с родителей по 40 000 долларов в год за содержание и обучение их чад, а кроме того, устраивают для четырехлетних детей вступительный экзамен в форме игры. На экзамене, который длится 45 минут или час, преподаватели проверяют уровень эмоционального интеллекта и умственные способности ребенка. Они оценивают словарный запас малыша, уровень развития мелкой моторики и элементарные познания в математике. Родители тоже проходят собеседование.

Пройти мясорубку

Aristotle Circle, компания, где работает Ванесса, была основана в 2008 г. предпринимательницей Сьюзан Рео. Помимо организации занятий компания занимается продажей сборника тестов, разработанных ERB – американским бюро образовательных отчетов, которое по результатам этих тестов принимает решение о том, может ли ребенок поступать в лучшие частные школы страны, например в Trinity, где в свое время учились Ивана Трамп и Лаклан Мердок. В сборнике есть, к примеру, такие задачи: «Яблоки и апельсины – это…». Ребенок получает два балла за ответ «фрукты», один – за ответ «сладкая еда, которая мне нравится» и ни одного балла за восклицание «Ням-ням!».

За 450 долларов в час преподаватели компании готовят детей к тестам. Они смотрят, как дети отвечают на вопросы, обучают их верным ответам, а также дисциплине. Например, если дети в группе уже умеют писать, преподаватель просит их написать их имена, но дает недостаточное количество ручек. Дети должны научиться дожидаться своей очереди. В это время эксперты по поступлению в элитные детские сады беседуют с родителями, предоставляя им всю необходимую информацию и отвечая на все их вопросы.

«Чтобы попасть в элитную школу для малышей, надо пройти через мясорубку», – сокрушается Рео. Родители готовы на все, лишь бы их чадо попало в школу раннего развития, а затем в среднюю школу, диплом которой в будущем послужит входным билетом в университеты Лиги плюща. «Желающих предостаточно: иммигранты, которые хотят дать детям высшее образование, высокообразованные родители, мечтающие о лучших университетах для своих детей. Они платят много денег и готовы на все – так жаждут отдать ребенка в лучшее учебное заведение», – говорит Рео.

Специалисты инкогнито

Даже самые востребованные эксперты Aristotle Circle не хотят называть своих фамилий: соблюдают конфиденциальность и не желают подводить клиентов. Кроме того, они не уверены в том, что широкая общественность одобряет то, чем они занимаются. Рео говорит, что часть общества смеется над родителями, которые отдают к ним на обучение детей. Многие считают, что ребенка столь раннего возраста не надо усиленно обучать – это оказывает на него лишнее психологическое и эмоциональное давление.

Но Ванесса защищает клиентов: «Родители хотят, чтобы их дети сразу получили лучшие шансы в жизни. Большинство этих взрослых сами учились в лучших колледжах страны и хотят того же для своих чад. Дети учатся и развлекаются. Мы выполняем все задания в игровой форме». По профессии Ванесса врач-трудотерапевт. Поэтому родители часто просят ее заняться с детьми развитием мелкой моторики и научить их концентрироваться на задаче, которую они выполняют. Коллега Ванессы Сара учится на детского психолога, обучает детей чтению, математике и занимается общим развитием.

Рео говорит, что многие родители надеются, что «ребенок попадет в школе в продвинутую группу чтения». «Рынок школ раннего развития растет как на дрожжах. Теперь преподаватели занимаются не только с детьми, которым требуется специализированная помощь», – продолжает она.

Уроки и последствия

Рео решила открыть школу раннего развития, когда работала аналитиком в Morgan Stanley. В 2007 г. ее дочери было три с половиной года, и женщина хотела устроить ребенка в очень престижный детский сад. «Я поговорила с дочерью и попросила ее рассказать учительнице все, что она знает. Я предупредила, что не нужно стесняться и надо говорить громко, чтобы учительница все услышала», – рассказывает предпринимательница.

Когда дети сели за стол, преподавательница предложила решить первую задачку. На столе лежали пять плюшевых медведей. Двух она убрала и спросила, сколько медведей осталось. «Три», – ответила без колебания дочь Рео. Дальше еще лучше – трехлетняя девочка ответила на все вопросы, адресованные группе. «Но мы так и не попали тогда в эту школу. Даже хорошая подготовка не всегда работает, когда твои слова интерпретирует трехлетний ребенок», – говорит Рео.

Эксперты компании работают также с чертами характера ребенка, которые элитные детские сады и школы могли бы воспринять как склонность к аутизму. «Конечно, нет ничего ненормального в том, что ребенок ходит на цыпочках или не смотрит вам в глаза. Но когда на одно место в престижной школе претендует сразу 20 детей, приемные комиссии начинают обращать внимание на любые мелочи», – объясняет Рео.

Оценив результаты игры с ребенком, эксперты Aristotle Circle пишут отчет для родителей, где указывают проблемы в развитии их чада и предлагают упражнения для занятий дома. Ванесса говорит, что всегда с осторожностью выносит вердикт. «Я сначала описываю сильные стороны личности ребенка. Ведь это совсем маленькие дети, их поведение может меняться чуть ли не каждый день», – говорит она.

Впрочем, замечает Рео, иногда игровые занятия показывают: родителям не следует мечтать об элитной школе для ребенка. «В таких случаях нам приходится менять психологические установки родителей. Ведь в элитной школе знания будут отскакивать от их Джорджа, как мячик от стены», – с сожалением говорит она.

Комментарии Фейсбук Вконтакте