Как меняется вектор развития бизнес-образования? Интервью с Натальей Бухштабер, директором Центра инновационного стратегического менеджмента экономического факультета АНХ при Правительстве РФ

Дата публикации 05.07.2010

Бухштабер Наталья Викторовна

Директор Центра инновационного стратегического менеджмента 
Экономический факультет 
Академия народного хозяйства при Правительстве РФ

Как меняется вектор развития бизнес-образования?

Бизнес-образование как в России, так и на Западе чутко отреагировало на текущий экономический кризис. Как оценивают наши ведущие преподаватели и эксперты, мы сейчас живем в ситуации глобальной турбулентности, когда постоянно и очень быстро меняются как расстановка игроков в бизнесе, власти, да и во всех системах мироустройства, так и сами правила игры. И такая «перезагрузка» и рост энтропии не разовое явление, а стиль жизни на ближайшие десятилетия. В таких условиях значение имеют не абсолютные объемы как материальных, так и не материальных активов в виде знаний и умений, а величина и скорость приращений. Как в самом бизнесе, так и в бизнес-образовании конкуренция идет не за ресурсы, а за качество инновационных решений.

В современных условиях сверхскоростей и возросшей информационной емкости менеджеру, чтобы быть эффективным, недостаточно просто владеть базовым объемом управленческих знаний, даже недостаточно быть в курсе самых последних изменений в науке управления, он должен уметь самостоятельно переосмысливать новое и принимать решения, которые могут быть актуальны здесь и сейчас, и именно в его жизненной реальности. Именно исходя из этих требований меняются как содержание бизнес-образования, так и форматы и методы обучения.

На мой взгляд, если говорить о векторе развития программы МВА как наиболее комплексного примера бизнес-образования, все больше происходит удаление от модели «Программа МВА как источник информации по менеджменту с реализацией в виде начитки курсов и дисциплин» и переход к модели «МВА как интеллектуальная площадка для генерирования новых знаний (insight) с выстроенным пространством для комфортного принятия решений и преподаваемыми навыками техничной реализации идей». То есть современная программа МВА должна прежде всего носить прикладной характер. В ходе обучения слушатели должны иметь возможность решить целый комплекс задач: от оценки перспектив, возможностей и угроз как на уровне своей компании, так и на своем личном уровне - до приобретения соответствующих знаний и интелектуальных навыков для быстрого реагирования и принятия решений, а также, что немаловажно, должны научиться технично оценивать риски и эффективно реализовывать задуманное, в том числе организовывать собственную деятельность и работу команды, коммуницировать со всеми заинтересованными сторонами, знать, как готовить всю сопровождающую документацию - как внешнюю - для инвесторов, клиентов, общественности и т.д., так и внутреннюю для сотрудников и партнеров.

При этом, на мой взгляд, задача получения базовых знаний по менеджменту все больше переходит на уже теперь являющиеся реальностью магистерские программы делового управления, которые могут быть и узкоспециализированными: в банковском деле, в управлении недвижимостью и т.д. Вариаций всегда будет очень много - в этом и есть тонкая настройка на потребности образовательного рынка.

Что касается методов обучения, по моему мнению, со временем произойдет более четкая дифференциация между моделями обучения в рамках первого высшего образования и моделями обучения для взрослых, применяемых на программах МВА.

Как, по-Вашему, в чем принципиальное отличие модели «образования для взрослых»?

В рамках программ МВА и Executive MBA мы все больше переходим на эту модель образования. На Западе она применяется уже давно. Принципиальных отличий несколько.

Во первых, группа слушателей - это сообщество профессионалов, обладающих опытом и солидным багажом знаний. Обучение идет не только в ходе общения с преподавателями, но и в ходе обмена опытом. Поступая на программу, слушатель попадает в клубное сообщество профессионалов, в разы увеличивая свою интеллектуальную мощность и уменьшая риски совершения неверных действий.

Как следствие, стиль общения на программах МВА - это networking. Причем преподаватели в ряде случаев выступают не просто в роли трансляторов знаний, а в качестве фасилитаторов дискуссий. Таким образом, основные задачи очных модулей - это не лекционная начитка содержательного материала, а скорее, акцентирование внимания слушателей на наиболее важном и актуальном в настоящий момент - своеобразная навигация в море знаний. Семинарские занятия проводятся не с целью отработки изученного на конкретных примерах, предусмотренных программой, а реализуются в виде креативных сессий по проблематизации, применению полученной информации и генерированию новых знаний для решения задач, актуальных для слушателей.

При этом большой объем изучения и детальной проработки материала переходит в разряд самостоятельной работы слушателей. Как я уже говорила, умение самостоятельно переосмысливать новое является одним из самых ключевых требований к современному менеджеру. Поэтому на качественных программах МВА особое внимание уделяется инструментам эффективной работы с информацией, рефлексии, навыкам составления письменных и устных отчетов. Это как раз то, чему западные программы МВА всегда уделяли большое внимание, но что оставалось недооценным в рамках российской модели обрзования.

В целом, я хочу сказать, что клиентоориентированность, о которой мы так часто говорим в ходе курсов по построению сервисных систем, наконец-то добралась и до самих программ МВА. Мне кажется, качественная программа МВА - это не просто набор утвержденных курсов, которые читают ведущие гуру, а возможность слушателю получить то «value», то есть ту ценность, которая нужна именно ему.

На что сегодня стоит обращать внимание при выборе бизнес-школы? Меняются ли (появляются ли новые) критерии в этом вопросе?

Тут следует развести: слушатель выбирает бизнес-школу или программу обучения? Конечно, бренд бизнес-школы является, в некотором смысле, гарантией качества. Однако, мне кажется, что выбирать нужно все-таки программу. Основной критерий, как всегда: соотношение ценности, которую способна дать слушателю программа (знания, решение поставленных профессиональных задач, поддержка карьерного и личного роста, стимулирующий круг общения, связи и т.д.) , и затрат в виде, прежде всего, денег и личного времени, которое ввиду применяемых методов обучения тоже может быть потрачено неэффективно.

На что еще следует обращать внимание? Во всех современных и российских, и западных качественных МВА-программах неотъемлемыми компонентами являются блоки личной эффективности, командного взаимодействия и управления, искусства влияния и воздействия на окружающий мир, позволяющие слушателям сформировать свой собственный управленческий стиль и свой личный бренд, который, особенно для первых лиц бизнеса, является важной частью имиджа компании. То, о чем я сейчас говорю, работает, если это не сухие академические знания, а навыки, ставшие органичной частью каждодневного поведения. Навыки нельзя сформировать в результате прослушанных лекций, нужно все попробовать сделать самому. Поэтому в состав программ МВА сейчас все активнее включают сессии по личностному целеполаганию и постановке индивидуальных задач развития, групповые и индивидуальные тренинги, в том числе имитационные игры. Разные бизнес-школы применяют разные подходы при реализации блока личностного развития. Но мне кажется, единым должно оставаться следующее: должен присутствовать механизм актуализации потребностей развития слушателей; должна существовать качественная обратная связь, позволяющая тонко настраивать содержание этого блока в соответствии с желаниями слушателей; в результате освоения этого блока слушатели должны научиться управлять собственным развитием и совершенствованием.

В рамках программ, реализуемых в нашем Центре, интегрирующей дисциплиной, призванной решать эти задачи является специально разработанный курс, основанный на принципах бизнес-коучинга. Основная задача этого курса - сформировать навыки личностного целеполагания и развития, а также эффективного взаимодействия с окружающими.

Как можно охарактеризовать развитие российского бизнес-образования?

Российское бизнес-образование со временем, бесспорно, сфомируется как отдельное интересное явление. У нас в России есть подходы, методики, концепции, являющиеся прогрессивными даже по сравнению в ведущими западными бизнес-школами. В качестве примера приведу разработанный в рамках деятельности Центра курс «Управление созданием и внедрением инновационных идей», который позволяет с одной стороны системно, с другой стороны творчески выявлять проблемные зоны и процессы и находить инновационные решения, позволяющие наиболее эффективно достигать поставленные цели.

У нас в России есть очень интересные преподаватели, которые не являются простыми трансляторами книжного, зачастую, переводного знания, а владеют уникальным опытом управленческих действий в российских условиях. Я подчеркиваю, не знаниями, какие модели наиболее эффективны для применения в России, а практическим опытом. Большинство этих преподавателей либо совмещает реальную управленческую деятельность с преподаванием, либо участвует в бизнес-проектах в качестве интеллектуального ресурса.

Сегодня, на мой взгляд, само по себе наличие западных преподавателей в программе МВА уже не является гарантией качества. Тем более, что все уже осознали, что ведение бизнеса на Западе и в России не описывается идентичными моделями, даже несмотря на глобализацию. Однако, с точки зрения расширения кругозора, обмена опытом, установления контактов (networking, о котором я говорила), взаимодействие российских и западных бизнес-школ является позитивной практикой.

Как Вы относитесь к тому, что некоторые бизнес-школы, пытаясь привлечь слушателей в это непростое для рынка бизнес-образования время, декларируют, что в рамках программы МВА слушатели получат индивидуальный консалтинг?

МВА - это образование, это не консалтинг, где дозированно даются готовые решения на базе опыта консультанта и в лучшем случае, с рекомендациями по внедрению. Консалтинг - это бизнес, в основе которого лежит формирование лояльного клиента, готового время от времени отдавать на аутсорсинг решение профессиональных задач.

МВА - это квалификация, позволяющяя менеджеру самому вырабатывать решения. Это - сам себе консультант. С точки зрения требований современной реальности, о которой я говорила выше, - научиться самому генерировать нужные знания и принимать решения гораздо более ценно, чем просто получить рецепт действий, пусть даже и эффективных, но только для данной и конкретной ситуации. А что завтра? Опять обращаться к консультанту, но уже за другие деньги?

Мне кажется, что быть консультантом и быть преподавателем - это две разные ипостаси. Преподаватель, как и врач, - это человек, в природе которого приносить пользу, отдавать: максимально, а не дозированно, делиться своими знаниями. Я думаю, любого человека испугает ситуация, когда, прийдя на консультацию к врачу, он получит лишь описание тяжести его ситуации, перечень угроз, если он не будет лечиться, и описание возможностей, которые его ожидают, если он доверится этому врачу, а после, на вопрос «что же мне делать?» получит ответ «ну, а это уже консалтинг, реальный проект по Вашему выживанию - это время и большие деньги, Вы же понимаете, что это за пределами Вашего сегодняшнего визита?». Вот такого подхода и в медицине, и в бизнес-образовании стоит, на мой взгляд, опасаться.

Как изменяется спрос со стороны слушателей и как школа реагирует на эти изменения?

Здесь я бы говорила не о спросе, так как он всегда был и есть на высококачественные образовательные услуги, а о «платежеспособном спросе». Конечно, он упал, даже по сравнению с прошлым годом. Конкуренция на рынке бизнес-образования обострилась.

Нашей реакцией на изменения явилась разработка спектра программ: от краткосрочных программ бизнес-образования в открытом и корпоративном форматах, до программы Executive MBA, позволяющей в ходе обучения решить весь комплекс задач: от системного аудита и выявления возможностей и путей эффективного развития в виде инновационных решений до разработки новых идей, оценки необходимых ресурсов и ограничений и совершенствования организационной архитектуры и методов управления с целью внедрения инноваций в организации.

Наши программы построены на принципах обучения для взрослых, о которых я говорила выше. Они позволяют в короткие сроки получить максимум пользы для слушателей с точки зрения решения профессиональных задач, карьерного и личного роста. Запуску любой корпоративной программы предшествует детальная проработка содержания и согласование целей и задач с компанией.

Расскажите о том, какие новые элементы обучения (новые методы, новые комбинации учебных курсов, новые дисциплины, новые возможности для слушателей) Вы ввели на своих программах в течение прошедшего года?

В дополнение ко всем нашим подходам и дисциплинам, на которые я уже обратила внимание выше, хочу сказать, что в этом году мы начали активно использовать методы дистанционного обучения в виде интернет-семинаров, на которых рассматриваются актуальные вопросы ведения бизнеса. Достоинства данного формата заключаются в том, что он, во-первых, позволяет получать знания на расстоянии. Чтобы принять участие в виртуальном занятии, слушателям нет необходимости приезжать в академию. Это позволяет сделать обучение более доступным для слушателей, проживающих вне Москвы. Во-вторых, кроме преподавателя и слушателей к участию в обсуждении могут быть приглашены эксперты, представители бизнеса и т.д. То есть, включить процессы networking и значительно расширить для слушателей круг связей и контактов. Однако, наш опыт показывает, что подобные вебинары не заменяют живого общения и не позволяют решить весь спектр задач, стоящих перед современной программой МВА. Этот формат будет органично дополнять модульную реализацию программ, позволяя «вбрасывать» в образовательный процесс самые актуальные знания и сопровождать самостоятельную работу слушателей между модулями.

Комментарии Фейсбук Вконтакте