«Треть слушателей отказывается от защиты дипломов после окончания бизнес-школы. Это выдающееся достижение!»

Дата публикации 18.08.2009

Begin Group (BG): Какие требования к руководителям сегодня предъявляет рынок труда? Участвует ли бизнес-школа в трудоустройстве выпускников программ MBA?

Владимир Морыженков (ВМ): Значительное количество топ-менеджеров, потерявших работу, во многом связывают это со снижением спроса на услуги или продукты компаний, но ни в коей мере не связывают это с собственной неспособностью управлять бизнесом.

Когда человек выбирает программу бизнес-образования, это точно значит, что он, находясь в операционном управлении компанией, понимает, что существуют иные, более серьезные принципы управления компанией, использование которых требует новых навыков и знаний. Поэтому, получая такое образование, человек овладевает новыми качествами. Если бизнес-школа в состоянии дать эти качества, то вопрос поиска работы для такого человека не будет представлять большой сложности.

Для успешного позиционирования в качестве наемного работника или открытия собственного бизнеса человек должен обладать двумя составными частями профессионального образования в этой области:

  • Он должен точно знать, из каких управленческих стандартов состоит система знаний об управлении компанией

  • Он должен обладать лидерскими качествами

Если эти вещи удастся закрепить, а не просто ознакомиться с ними, человек перейдет на новый профессиональный уровень.

Внутри управленческих стандартов можно раскрыть свои творческие способности. И в этом случае уже нет смысла говорить о помощи в поиске работы. У человека возникают иные требования к работодателю. Эффективный собственник ищет эффективного менеджера, их ценности в отношении корпоративного управления во многом совпадают.

Есть другой аспект, касающийся помощи в трудоустройстве. Без лидерских качеств делать на рынке нечего. Эмоциональное управление приобретает огромную роль, тем более сегодня, во время кризиса, когда не понятно, что будет завтра. Люди в окружении постоянных стрессов, неизвестности, отсутствия материальной мотивации и других напастей обращают больше внимания на своих руководителей. Директор для них становится капитаном, который в шторм ведет свою компанию и уверен в том, что сработает фактор команды. Такая команда способна творить чудеса.

Внутри программ EMBA сегодня до 40% слушателей - собственники бизнеса. У некоторых из них дела идут не очень хорошо, стоимость бизнеса сильно падает. Это не обязательно связано с кризисом, просто они самоустранились от управления компанией и со временем теряют свои профессиональные навыки. Видя, что бизнес рушится, они пытаются вернуться, но это сделать очень сложно, потому что многое изменилось. И у них меняется представление о том, какими качествами должен обладать эффективный руководитель компании. В бизнес-школах они возвращаются к этому. Они или сами наверстывают упущенное, или в классах находят себе новых генеральных директоров.

Мы против совмещения собственником функций владельца компании и генерального директора. Это две абсолютно разные ипостаси со своими наборами знаний и навыков.

Сейчас есть тенденция - появляются «сублимированные компании», которые не растут, и настолько сжаты и компактны, что собственнику удается совмещать в себе и управление, и владение. Но как только появляется тенденция роста, компания начинает расширяться быстрыми темпами. В этом случае собственник начинает искать генерального директора. На нашей программе MBA это происходит очень часто. Причем, хочу заметить, что иногда директора отказываются от таких предложений, им не нравится отрасль или подход владельца к своему бизнесу. Это говорит о росте уверенности директоров в процессе обучения в собственных силах, происходит внутреннее перепозиционирование.

BG: Вы искусственно поддерживаете соотношение директоров и собственников на программе?

ВМ: Нет, директоров всегда приходит чуть больше, чем собственников, - примерно 60-70%. Собственники составляют особую касту, хотя это не мешает их нормальному общению с директорами.

Я хотел бы сказать еще несколько слов о трудоустройстве. Представительства ГУУ расположены в разных точках мира - в Шанхае, Лондоне, Париже, Австрии, Хорватии, Вашингтоне, Лос-Анджелесе. Мы часто встречаемся с представителями ведущих бизнес-школ и университетов, у нас налажено хорошее партнерство. И вот, что я заметил. У хороших западных бизнес-школ есть специально подготовленные имиджевые места: дворцы, залы, резиденции. Туда бизнес-школы приглашают потенциальных работодателей для встречи со своими лучшими выпускниками. Все это действо обставляется с большой торжественностью, которая подчеркивает талант, знания и умения тех выпускников, которых представляет школа. Такие встречи проходят в присутствии профессоров, и если все проходит удачно, то бизнес-школа вправе рассчитывать на вложение в «эндаумент-фонд» или на другие финансовые пожертвования от компаний-работодателей в благодарность за пополнение человеческого капитала.

Мы приняли решение пойти по этому же пути - построили в Сорочанах загородный элитный центр, где организуем подобные встречи вместе с сообществом DinersClub, в который входит множество российских бизнесменов, директоров российских и зарубежных компаний. Там же функционирует и клуб PostMBA для выпускников всех бизнес-школ. Такие встречи имеют целью постоянное обновление знаний в ключевых процессах управления компанией, а также снижает риски приема на работу «непроверенных» людей. Сегодня уже с нами в контакте множество работодателей и этот метод знакомства работодателя и специалиста как западный опыт у нас хорошо прижился. Но у нас есть подозрение, что значительное количество «топовых» должностей в компаниях и других учреждениях цинично продаются за деньги. Но это уже другая история и как это делается, в нашей школе не учат... Некоторые считают, что зря.

Мы сделали для себя очень важное открытие. Степень пригодности и квалификации слушателей отчетливо видна при защите ими выпускных дипломов. Мы стараемся исключить все возможные субъективные оценки наших выпускников. Поэтому мы решили, что ни один преподаватель школы, включая и меня, не может входить в состав комиссии по защите дипломов. А формируем мы комиссию путем общественного голосования преподавателей, слушателей и т.д. В нее входят крупные, известные и образованные бизнесмены, главы администраций городов. Выяснилось, что желающих попасть в такую комиссию немало. Хороших выпускников часто тут же приглашают на работу, прямо после защиты диплома! Что может быть лучше? Это и есть настоящая помощь школы в трудоустройстве. И знаете, что самое интересное? У нас до 30% слушателей отказывается от защиты дипломов сразу после окончания бизнес-школы из-за того, что слушателю хочется произвести хорошее впечатление на представителей крупного бизнеса, сидящих в комиссии. Это выдающееся достижение. Это значит, что либо люди являются собственниками и им это не нужно, либо они не уверены в себе и считают, что им не хватает багажа знаний. Выяснилось, что слушателю все равно, как он выглядит перед преподавателем, но, наоборот, очень важно произвести хорошее впечатление на представителей бизнеса. Ведь в мире бизнеса сразу станет ясно, что ты ничего из себя не представляешь, если плохо защитишься, и потом тебе будет очень трудно устроиться на хорошую работу. Поэтому многие отказывается от защиты, считая для себя достаточными полученные знания.

BG: Как бы Вы охарактеризовали спрос на выпускников программ MBA на российском рынке?

ВМ: Позволю себе сравнение. Мы воспринимаем выпускника бизнес-школы как некую машину со сверхчеловеческими возможностями. Это человек, у которого в голове на основе собственного опыта и полученных знаний открылась способность видеть и понимать цели компании дальше и глубже, чем другие. И такая кибер-система в образе человека берет на себя управление значительным количеством людей. Если изначально на таком руководителе висит ярлык «выпускник МВА», то это не очень хорошо. Не нужно ждать от него некоего волшебства, когда он начнет действовать по своим правилам. У него всегда найдутся завистники, которые постараются тупо мешать ему реализовать задуманное, и тогда пойдет поверье, что выпускники бизнес-школ нам не подходят. Про выпускников западных школ будут говорить, что там все по-другому, а отечественных - будут сравнивать с выпускниками техникумов советской торговли.

На самом деле неважно, есть ли диплом MBA у генерального директора. Все равно, каким образом он добрался до понимания основных принципов управления предприятием. Однако, если человек управляет компанией, игнорируя эти принципы, интуитивно или жестко авторитарно, то это опасно для предприятия, это не всегда будет вести к получению добавочной стоимости. Поэтому лучше освоить эти принципы в хорошей бизнес-школе, действительно желательно в российской, с хорошими международными связями и чтобы техника и методы обучения всегда читались на русском языке либо в синхронном переводе. Невозможно, думая по-английски, управлять российским бизнесом и одновременно любить родную страну.

Конечно, грамотному и эффективному собственнику приятно брать на работу выпускника MBA, в России даже есть на это определенная мода (за рубежом сейчас к этому немного более настороженно относятся). Но часто выпускники MBA сразу требуют заоблачных зарплат только потому, что они имеют эту степень. Наш совет простой - настоящий выпускник МВА должен отдать предпочтение маленькому «фиксингу» в обмен на гарантии процентного бонуса за реализованные проекты.

BG: Что изменилось с наступлением кризиса?

ВМ: Многие финансисты выходят сейчас за пределы своей работы. Раньше людей интересовали финансы ради финансов, то есть техника финансового управления. Но администрирование и использование экономических моделей управления предприятием невозможно без инновационности предприятия. Что это такое? Посмотрите, у нас кругом все изношено - от станков до знаний и технологий. Мы готовы продавать чужой продукт, а не свой. Сейчас нужны не те люди, которые подсчитают затраты и будут их сокращать до невозможности, а те, кто, наоборот, будет давать новые идеи, за которые ему будут платить. В компании должна быть система управления и накопления знаний. Это не стало пока обыденным явлением, сколько мы об этом ни кричим.

Мы часто собираем своих выпускников и спрашиваем, удалось ли им внедрить систему управления знаниями. Многие говорят, что такой подход встречает жесткое сопротивление сотрудников предприятий, в том числе и менеджеров среднего звена. «Миддл» боится, что если он раскроет секрет своей эффективности, то от него можно будет избавиться. Но ведь все наоборот - если человек влияет на выручку, никто никогда не избавится от него добровольно.

BG: Какие преимущества выпускнику дает «двойной» диплом MBA?

ВМ: В процессе обучения на любой программе MBA у слушателя появляется эйфорическое состояние, ему хочется посмотреть, какое бизнес-образование дается в других школах, охватить все сразу и целиком. В том числе узнать, что из себя представляют двойные дипломы. Мы против практики двойного диплома.

Мнение, что он будет так же котироваться на Западе, как обычный западный, - ошибочно. Ведь для поступления не нужно было сдавать GMAT и TOEFL, которые обязательны при поступлении на полностью западную программу этого же самого университета. Поэтому выпускник двойной программы уже не соответствует «западной» марке. Двойной диплом - это обыкновенный маркетинговый ход.

Мы бы хотели делать нашу бизнес-школу по системе профессиональных обучающих сообществ. Многие российские профессора сегодня читают просто замечательно. Есть настоящие звезды. А если заглянуть в несколько более отдаленное будущее, то образование придет к тому, что люди будут ездить по миру и собирать знания у определенных профессоров, а не у бизнес-школ и университетов.

Не стоит бояться потери активов, которыми ты сегодня обладаешь, - квартиры, машины и т.д. Единственное, о чем стоит беспокоиться, -  это о потере здоровья и отсталости в знаниях. То, что находится у нас в голове, - наш самый главный актив. За 2-3 года с помощью своих знаний и умений можно построить множество домов и купить множество машин. Но если этого нет, то остается попробовать купить должность в долг. Дети о таких людях обычно говорят: «Это настоящий тормоз». Надо помочь нашей стране «убрать тормоза», так что «покупка должности» - это ненадолго.

Нужно переходить на систему обучения «через всю жизнь». У человека должна быть развита потребность регулярно «переформатировать», «дозагружать» или «перезагружать» свои знания. Люди, которые получали образование в формате MBA, должны понимать, что как только программа MBA в их жизни закончилась, нужно сразу получать новые знания, так как только что полученные быстро устаревают.

Обучение в бизнес-школе - это, по большому счету, удовольствие. После него на человека снова наваливаются повседневные проблемы и он очень быстро начинает забывать, чему его учили. Как этого избежать? Нужно поддерживать контакты с теми, с кем учился, часто общаться с ними и другими выпускниками MBA, обсуждать ситуацию на рынке и т.д. Я это называю post-MBA-образование. Это должно быть заложено в голове, как потребность есть и спать.

Люди, которые окончили бизнес-школы, должны образовывать определенное демократическое и очень умное сообщество, которое могло бы влиять на будущее России и быть способным вести диалог с властью. Мы стараемся форсировать общение выпускников бизнес-школ между собой, приглашаем их в Сорочаны - приезжайте, обсуждайте, встречайтесь с политиками, музыкантами, художниками, иностранными и российскими профессорами, узнавайте о новых технологиях, инновационных решениях.

Не все бизнес-школы идут нам навстречу, слишком ревностно относясь к своим выпускникам. Но ведь мы готовим людей не для себя, не для какого-то кружка избранных, а для всего российского менеджмента, для всего сообщества, для изменения и улучшения уровня жизни в России.

Комментарии Фейсбук Вконтакте