Гарвардская школа бизнеса сохранила первое место

Дата публикации 28.01.2014

За всю свою карьеру профессора бизнес-школы я никогда еще не видел таких крупных изменений», – признавался FT в конце прошлого года декан одной из бизнес-школ. С этим трудно не согласиться. Но с другой стороны, за последние 15 лет почти невозможно выбрать хотя бы один год, когда профессора бизнес-школ не говорили бы ничего подобного. Так было и в 1999, и в 2003, и в 2011 гг. Каждый год ведутся разговоры о беспрецедентных переменах. Вопрос в том, что именно изменилось.

Для студентов первой сотни программ MBA не только за последние 15, но, пожалуй, и за последние 50 лет изменилось совсем не многое. На поступление в бизнес-школу по-прежнему придется потратить год или более, обучение по-прежнему очень интенсивное и, за редким исключением, занимает два года, а профессора MBA работают по бессрочным трудовым контрактам. За время обучения студенты обзаводятся отличными контактами, а после окончания школы выпускники поддерживают ее пожертвованиями, которые помогают сохранять школу такой, какая она есть, чтобы передавать знания новым поколениям.

Кризис доткомов в 2000 г., скандал с Enron в 2001 г. и крах ипотечного рынка subprime в 2008 г. должны были сказаться на репутации и устойчивости бизнеса школ, но к началу 2014 г. лучшие бизнес-школы в своем большинстве пришли в хорошей форме. Станет ли 2014 год поворотным? Скорее всего, и он не станет.

Угрозы и возможности

Что же способно вызвать изменения? Можно предположить, что только угроза исчезновения всех школ. Глобальный финансово-экономический кризис и последовавшая глубокая рецессия, казалось, представляли такую опасность. Тогда даже лучшие бизнес-школы были вынуждены сокращать штат, уменьшать расходы на командировки и замораживать наем новых сотрудников. Но в конечном итоге сколь бы то ни было серьезных структурных изменений так и не произошло.

Сотня лучших программ MBA, входящих в рэнкинг FT, – это верхушка айсберга. В рэнкинге представлен 1% бизнес-школ мира. У школ второго эшелона ситуация совсем другая. Поскольку студентов стало меньше, некоторые школы закрыли программы, другие же решили улучшить финансовое положение за счет партнерства с коммерческими организациями. Лишь совсем немногие школы оказались на грани краха. Так как никогда не узнаешь, что у школы проблемы, раньше, чем она окажется в совсем уж серьезном кризисе, то трудно сказать, сколько школ сейчас переживают тяжелые времена.

Противник никогда не спит

Один из главных врагов школ второго и третьего эшелонов – открытые онлайн-курсы, предлагающие курсы, входящие в традиционные программы MBA, бесплатно. Зачем платить за обучение и проживание, стоимость которых увеличивается на 4-5% ежегодно, если аналогичное образование можно получить бесплатно и без отрыва от основной работы? Характерная проблема бизнес-школ – в отличие от факультетов, обучающих, например, юриспруденции или медицине, – в том, что диплом MBA не нужен, чтобы преуспеть в бизнесе. Нужно уметь хорошо работать в своем бизнесе, и открытые онлайн-курсы в этом могут помочь.

За что же помимо знаний о бизнесе и диплома MBA платят студенты таких программ, выбравшие очное обучение? Во-первых, за трудоустройство: бизнес-школы помогают трудоустроить своих выпускников. Во-вторых, за хорошие связи. Когда FT составляет рэнкинг, мы просим выпускников MBA оценить в баллах причины, по которым они решили получить такое образование. Возможность получить новую работу набрала 8 баллов из 10, но еще выше – в 8,3 балла – выпускники оценили возможность обзавестись полезными связями. Лучшие бизнес-школы поддерживают работу социальных сетей, в которых участвуют их выпускники, но для школ второго и третьего эшелонов такие расходы не по силам. Поэтому они отказываются от них – зачастую себе же в ущерб.

О бизнесе по-английски

Но если речь идет о борьбе за выживание, то европейские школы умеют действовать очень быстро, что они уже неоднократно демонстрировали. Лет пятнадцать назад обучение во французских и испанских бизнес-школах проходило в основном на французском и испанском языках. Но по мере увеличения числа иностранных студентов и превращения английского языка в универсальный язык бизнес-образования бизнес-школы в этих странах стали приглашать англоязычных профессоров и заставлять местных профессоров читать курсы на английском языке.

Скорость, с которой бизнес-школы перешли на английский, впечатляет. Особенно это удивительно видеть во Франции, где родной язык любят и ценят. Трудно представить, чтобы такое было возможно в англоязычных странах. Это то же самое, как если бы декан пришел в бизнес-школу США, Великобритании, Канады или Австралии со словами, что в течение 10 лет все занятия должны будут проходить на китайском или испанском, а потом попытался воплотить это требование в жизнь.

Рэнкинг FT основан на двух исследованиях, в которых участвовали бизнес-школы и их выпускники 2010 г. Программы MBA оценивались по прогрессу в карьере выпускников, способности школ генерировать идеи и разнообразию студентов и факультетов. Лидер 2014 г. – Harvard Business School, которая сохранила лидерство, возвращенное в прошлом году. С 1999 г., когда FT начала составлять рэнкинги, Harvard Business School уже пятый раз занимает первое место. На втором месте Stanford Graduate School of Business. Третье место у London Business School, которая оттеснила на четвертое место Wharton School Университета Пенсильвании. Пятое место делят Columbia Business School и Insead.

Harvard – лидер в генерировании идей; эта бизнес-школа занимает первое место по исследовательской работе и второе – по программам аспирантуры. Выпускники, окончившие Harvard три года назад, занимают второе место по уровню зарплат, уступая только Stanford. Harvard – одна из лучших школ по прогрессу в карьере выпускников и получила самые высокие рекомендации от выпускников других школ.

Выпускники Harvard Business School высоко ценят «опыт трансформации», который они получают за два года обучения, а еще больше – бренд Harvard и социальную сеть выпускников. «Harvard открывает доступ к отличной сети контактов, где тебе доверяют с первой минуты», – отметил один из выпускников этой школы. Среди недостатков Harvard – ориентированность главным образом на США, отмечает другой выпускник.

Больше других удалось поправить свои позиции Yale School of Management, которая впервые за последние семь лет вошла в десятку лучших бизнес-школ, поднявшись за год на четыре позиции. Также значительно улучшили результаты Darden School Университета Вирджинии (27-е место) и Kenan-Flagler School Университета Северной Каролины (32-е место). Carlson School Университета Миннесоты вернулась в рэнкинг с 54-м результатом. Самое высокое место из новичков, 68-е, занял бангалорский Indian Institute of Management.

Бостон (штат Массачусетс) подтвердил свой статус мировой столицы бизнес-образования. В нем расположены шесть из сотни лучших бизнес-школ. Это Harvard Business School (1-е место), MIT Sloan School of Management (8-е), Hult International Business School, Carroll School Бостонского университета, Olin School Университета Бэбсона и School of Management Бостонского университета.

Что представляют собой студенты и выпускники программ MBA? Большинство (85%) из тех, кто начал учиться пять лет назад, были профессионалами, зарабатывавшими 64 000 долларов в год. 75% из них на тот момент было 25-30 лет. Женщины составляли треть, иностранцы – половину студентов. Их основной мотивацией было желание увеличить доходы. На втором месте было развитие менеджерских навыков, на третьем – полезные контакты.

48% опрошенных выпускников сами платили за обучение – примерно 100 000 долларов. 49% получили стипендию или спонсорскую помощь, из своего кармана им пришлось заплатить лишь треть стоимости обучения (33 000 долларов).

Спустя три года после завершения программы MBA выпускники (средний возраст – 33 года) занимают позицию старшего менеджера или выше и зарабатывают 127 000 долларов в год, т. е. вдвое больше, чем до MBA. Девять из десяти выпускников считают, что они достигли главной цели на текущем этапе свой карьеры.

FT, 27.01.2014, Татьяна Бочкарева

Комментарии Фейсбук Вконтакте