ЕDВА ВШМБ – новая модель. Ответы на вопросы по DBA

Дата публикации 15.03.2013

 

На вопросы корреспондентов Begin Group отвечает ректор ВШМБ РАНХиГС Леонид Иванович Евенко.

BG: Что такое DBA и EDBA, чем отличаются они от созвучных МВА и ЕМВА?

Л.Е.: МВА и ЕМВА – это классика бизнес-образования, когда речь идет о серьезной подготовке менеджера-дженералиста широкого профиля (знающего экономику, финансы, маркетинг, управление персоналом, стратегию  и другие аспекты управленческой деятельности) с главной целью – поднять на более высокий уровень способность самостоятельно руководить деловой организацией или ее автономным подразделением. Слово general (общий) появляется от того, что такая подготовка является универсальной, выпускник должен стать менеджером-профессионалом, способным к руководству на научной основе организацией любой отрасли, размера, местоположения и т.п. В идеале в программах МВА и ЕМВА навык, компетенция прикладного характера важнее, чем знание – когнитивная компетенция. Вариаций, скажем, МВА очень много, а executive МВА – это подготовка менеджеров-дженералистов, но уже высшего звена. Но в основе лежит  заранее заданная последовательность изучаемых дисциплин с допущением вариаций.

А вот DBA и EDBA – это степень, где научная компонента, когнитивная компетенция выходит, вообще говоря, на первый план и человек осваивает (а, чаще всего, совершенствует свой уровень) профессию менеджера через научное исследование, но все равно не ставит задачу стать ученым, а хочет быть глубоко и творчески мыслящим руководителем или предпринимателем. Программы DBA обычно доступны более молодым людям – руководителям среднего звена или даже продвинутым специалистам, а Executive DBA – это программы для опытных, зрелых, уже состоявшихся людей высокого статуса – топ-менеджеров и собственников бизнеса, которые хотят все же глубже мыслить, больше знать и оригинально решать проблемы, а не просто принимать ответственные решения, они это уже умеют делать.

BG: Что отличает DBA от обычной российской аспирантуры или докторантуры?

Л.Е.: Отличие четкое, аспирантура и докторантура – это высший уровень высшего профессионального образования (ВПО) с доминантной целью – подготовка научных кадров (исследователей и преподавателей). А DBA – это все равно дополнительное профессиональное образование (ДПО) для практиков. Официально получение степени DBA не обеспечивает повышения уровня уже имеющегося образования, а только новую профессиональную квалификацию. DBA относится к категории своеобразной «профессиональной переподготовки», но очень серьезного уровня. Конечно, в российской практике много случаев получения руководителями-практиками кандидатских и докторских ученых степеней, но генеральный директор – доктор наук не становится исследователем или преподавателем и часто вообще не вполне ясно, кто за него проводил исследование и писал текст, хотя сам он явно человек знающий. Вот этот парадокс, «вывих» нашей системы образования, призвана компенсировать программа DBA. Ее выпускник будет обладать эрудицией, знаниями и научным мышлением, но его цель – все-таки остаться руководителем или успешным бизнесменом, а обучение не предполагает дотошную сдачу «кандидатского минимума». DBA набирает вес, звучит солидно и у нас, и за рубежом. Я категорически против попыток узаконить DBA в России в качестве ученой степени в рамках ВПО. На этом настаивают те, кто не понимает саму суть бизнес-образования.

BG: Немногие школы на Западе со значительным более богатым опытом бизнес-образования, чем в России, берутся за формирование программ DBA. Почему ВШМБ считает себя в силах это сделать?

Л.Е.: ВШМБ – исторически школа-новатор. Она была образована Постановлением Правительства в 1988 году и первой развернула подготовку кадров для внешнеэкономической деятельности, первой начала в России в 1992 году серьезную (на 50 человек) программу МВА, а потом новаторскую модульную (1996 год) и МВА для экономистов (2000 год). Знаменитые федеральные «Государственные требования» к программам МВА (1999 год) написаны фактически в наших стенах и их, как ни странно, до сих пор официально не отменили (а уже должны) – уж очень ясно в этом документе изложено, какой должна быть «каноническая» программа МВА. ВШМБ накопила не только большой опыт, но очень большое понимание того, что такое настоящее бизнес-образование, и наш потенциал позволяет поставить новую задачу – разработать оригинальную модель программы EDBA, чтобы дать  полноценный вариант решения проблем, существующих на этом высшем уровне  дополнительного бизнес-образования. Мы очень не любим авантюр и пустых обещаний, но чувствуем себя «готовыми к новым дерзаниям».

BG: Чем отличается DBA ВШМБ от зарубежных аналогов?

Л.Е.: Зарубежных аналогов ЕDBA довольно много. Мы хотим присоединиться к тем, кто ищет оптимальный баланс между профессионально-образовательной и исследовательской стороной обучения, и для этого используем концепцию «Participant-Centered Learning» c высокой долей участия слушателей в формировании программы и индивидуального плана своего обучения. На Западе, да и в России, профессура нередко навязывает участникам, что изучать и какими методами, и какие лекции слушать – там тоже, как известно, консерватизма хватает. В результате через полгода аудитория пустеет наполовину. Мы же хотим пойти «с конца» – от индивидуальных целей обучающихся.  Одним важен «инновационный бизнес-проект»; другим – «карьерный взлет» в очень престижной организации, что совсем не просто; третьи действительно чувствуют в себе «исследовательский зуд» и хотят углубиться в исследование серьезной проблемы с помощью «научного метода»; наконец, есть такие, которые хотят  просто расти – куда? Пока не ясно – лучше понять мир, стать лидерами где-то и в чем-то или вообще изменить наскучивший образ жизни богатых людей. Наша сверхзадача – дать программу, удовлетворяющую этим разным «амбициозным целям», прежде всего через проведение докторского исследования и освоения большого объема оригинальной литературы и общения с мудрыми тьюторами от профессии и друг с другом. Если получится – будет очередной прорыв.

BG: Многие аналитики называют одним из проблемных моментов нехватку соответствующего преподавательского состава. Как собирается справляться с этим ВШМБ?

Л.Е.: Это совершенно справедливо, особенно для России, где учиться, грубо говоря, не у кого (а те, у кого есть, очень заняты своими делами). Выход видится в том, чтобы вместо того, чтобы насильно учить уже обученных людей (у многих уже есть МВА), нужно дать им возможность учиться самостоятельно и основной упор сделать на хорошо организованном мыслительном процессе, а не на сидении в аудиториях. Это, конечно, тоже будет обеспечено сполна, курсы будут обязательные, рекомендуемые и по выбору – сиди на лекциях и семинарах  хоть всю оставшуюся жизнь. Главное же – попытаться «достать» обучающегося темой исследования и стимулировать его тесное взаимодействие с научным руководителем. У нас есть положительный опыт такого симбиоза, в частности, в изучении проблематики аграрно-промышленного комплекса на программах ЕМВА. Мы хотим реально привлечь опытных иностранцев, например, тех, кто работал в России, ушел в отставку и хочет свой опыт передать нашим менеджерам. В ВШМБ весьма полноценный опыт организации зарубежных стажировок, для ЕDBA выбор таких зарубежных модулей может быть индивидуальным.

BG: Будет ли диплом DBA ВШМБ признаваться на международном рынке?

Л.Е.: Сейчас, когда государство официально ушло из дополнительного бизнес-образования, в силу вступают бренды школ бизнеса, как это происходит как за рубежом. Наши главные достоинства – 25-летний опыт бизнес-образования и аккредитации британской ассоциации АМВА, признаваемой везде в мире  (она получена в 2007 году и подтверждена в 2012 году еще на пять лет). Это для программ МВА, а для DBA есть официальный документ Совета EQUAL (European Quality Link), он называется «EQUAL position paper on Doctor degree in Business Management in Europe» с рекомендациями к формату DBA для европейских школ бизнеса. Но не следует переоценивать значение этого и других документов – они слишком общие (я являюсь членом Совета EQUAL с 1997 года и знаю, как принимаются такие «Position Papers», когда сидят представители ассоциаций 14 стран). В таких документах фиксируются основы, но всегда подчеркивают, что главное – это живой творческий поиск на ясно очерченной поляне. Более интересным может быть созданный в январе 2012 года новый международный совет EDBAC, объявленная миссия которого – «способствовать развитию наилучших достижений и инноваций в программах ЕDBA и создать сеть для заинтересованных профессионалов». Туда есть смысл войти – будут знать и нас, и мы будем знать, что происходит. Признавать будут тех, кто создает полноценный продукт. Обладание степенью ЕМВА. Президентской Академии – это, в любом случае, уже очень важная «виньетка в петлице».

BG: Присутствует ли международная составляющая на программе?

Л.Е.: Довольно часто провозглашается – программа должна соответствовать международным стандартам. Иногда ссылаются на получение аккредитации во второразрядных ассоциациях, специализирующихся на контроле качества в американских или европейских колледжах, далеких не только от DBA, но и от МВА, что делается в рекламных целях, в расчете на неискушенных людей.

Часто утверждают, что в программах DВА должны обязательно преподавать зарубежные профессора. Это действительно желательно, но важно, кто из них и что именно будет делать. Мастер-класс на интересные темы организовывать (с переводом) можно и нужно, но вот чтение отдельных курсов (каких) – серьезный вопрос. Технически (по времени, финансам, переводу) это организовать очень трудно, и на практике этого в серьезных масштабах никто не делает, и это далеко не всегда эффективно, ведь заманить к нам легче середнячков, а не звезд.

ВШМБ идет двумя путями: во-первых, мы предлагаем заранее подготовленные по тематике и учебным планам зарубежные стажировки, во-вторых, привлекаем зарубежных бизнесменов и менеджеров-практиков, которые работали в России. Особенно интересны последние – они зачастую говорят по-русски, неплохо понимают нашу специфику, способны поделиться своими мыслями и, в частности, уделить время индивидуальному руководству слушателями. Такие плотные контакты с обратной связью особенно важны и с зарубежными, и с отечественными «тьюторами»

И все же основная ставка делается на российских профессоров, которые зачастую профессионально не уступают западным. Мы должны быть реалистами и прагматиками и надеемся, что научные руководители программы EDBA ВШМБ – профессора Игорь Гурков и Леонид Евенко, имеющие реальный опыт руководства диссертациями DBA  и участия в их оценке, этими качествами обладают.

BG: Какие стандарты использованы при формировании программы?

Л.Е.: Что касается стандартов ЕDBA, я вообще отношусь к этой идее с осторожностью. Для начала нужны хорошие примеры, их внимательное обсуждение (как у нас было в 2000-е годы на Совете по МВА), а потом выработка рекомендаций. Пока мы к этому не особенно готовы. Нужна свобода творчества и правильное понимание DBA, как одной из форм дополнительного образования, а не очередной ученой степени. Если DBA коснется такое богоугодное заведение, как ВАК – все погибнет.

BG: Как правило, абитуриенты и выпускники программ бизнес-образования одними из самых важных факторов выбора бизнес-школы называют высококлассный преподавательский состав и состав своей группы. Так ли это важно на программе DBA? Что вы можете им предложить в этих аспектах?

Л.Е.: Совершенно справедливо, успех программы будет зависеть не только от высококлассных преподавателей, но и от их вовлеченности в процесс. Все-таки во главе ЕDBA ВШМБ стоят ученые с опытом и серьезной репутацией – и профессиональной, и человеческой, которые могут отличить «белое от черного» и не выдавать желаемого за действительное. Мы создадим материальную заинтересованность серьезных отечественных и зарубежных специалистов, поэтому программа не из дешевых. А вот удастся ли создать полноценную группу слушателей? Надеемся, что да. С ЕМВА это пока удавалось. Мы предлагаем тем, кто действительно хочет радикально поднять свой ментальный, научный, мировоззренческий уровень, поступить на программу.

BG: Кого и из кого готовят на DBA?

Л.Е.: На нашей программе EDBA мы готовим обладателей новой квалификации в области бизнеса и менеджмента с дипломом DBA Президентской академии (существующей как бы параллельно официально признаваемой ученой степени) с ориентацией на международные стандарты. Кто захочет, может сделать следующий шаг через соискательство степени кандидата экономических наук. Приниматься будут на программу люди с серьезным опытом руководящей работы (не менее пяти лет на ответственных должностях) либо предпринимательства и имеющие солидное образование (не только высшее, но и желательно МВА). При этом важное  значение будет придаваться  и вступительным испытаниям – собеседованию, эссе, тестам.

BG: Какой формат обучения вы предлагаете слушателям?

Л.Е.: Формат будет модульный. Вся программа рассчитана на 3 года. Длительные (недельные) модули будут комбинироваться с модулями выходного дня (3-4 дня), с возможностью получить консультации и в промежутках в удобное время. Широко будут использоваться коллоквиумы с обсуждением прочитанной литературы, мастер-классы, а также дистанционные формы – вебинары и т.п. Мы сделаем программу гибкой, максимально удобной для слушателей – ведь учиться предстоит им.

BG: Как проходит аттестация?

Л.Е.: Экзаменов по типу вузовских, практически не будет. Промежуточная аттестация будет осуществляться по оценке анализов кейсов, а также по итогам обсуждения литературы. А главный момент аттестации – защита докторской диссертации.

BG: Когда начало занятий?

Л.Е.: Занятия начнутся в июне 2013 года.

BG: Что нового вы предлагаете по сравнению с существующими в России программами DBA?

Л.Е.: В России уже имеется ценный опыт DBA, прежде всего, в Президентской Академии в ВШКУ, в Высшей школе менеджмента НИУ ВШЭ, в ВШМ Финуниверситета и др. Они решают все те же проблемы баланса профессионально-образовательной и исследовательской части программы, с которыми столкнемся и мы.

Но новая программа EDBA, предлагаемая ВШМБ, предусматривает построение программы и индивидуальных планов обучения «от участника» обучения. Мы намерены создать более гибкую, ориентированную на индивидуальные цели модель обучения и проведения исследования.


 

Комментарии Фейсбук Вконтакте