40% молодых ученых готовы уехать за рубеж работать из-за возможных последствий реформы РАН

Дата публикации 28.01.2014

Согласно опросу, проведенному Советом научной молодежи Сибирского отделения РАН, только 8% молодых ученых оценивают реформу РАН положительно, при этом 40% всех опрошенных не исключают отъезда за рубеж в случае ухудшении ситуации в науке, а 2,5% уже планируют переехать в другую страну в связи с реформой академии.

Так, на пресс-конференции председатель Совета научной молодежи кандидат химических наук Андрей Матвеев и его зам, кандидат экономических наук, Юлия Сердюкова представили результаты опроса молодых ученых России, проведенного в конце 2013 года. Он прошел в два этапа: первый (экспресс-вариант) был приурочен к заседанию Координационного совета по делам молодежи в научно-образовательной сфере при Президенте РФ, а второй, более полный,  был обнародован на Съезде научной молодежи и отправлен в федеральные органы власти в декабре 2013 года.

Опрос, проведенный СНМ СО РАН, по словам Андрея Матвеева, не претендует на научную значимость, но показывает срез настроений в среде молодых ученых. Всего в опросе приняло участие 1576 человек, средний возраст которых – 36 лет, при этом большая часть из них является научными сотрудниками (73%) и работает в Сибирском отделении РАН (63%).

58% опрошенных считают, что в академии необходимы изменения, но они должны быть постепенными.  По результатам ответов можно выделить 3 основные проблемы, которые волнуют молодых сотрудников. Первое место занимает невостребованность научных результатов в России, второе – зарплата, третье – старая приборная база. Если посмотреть на результаты опроса научной молодежи СО РАН в 2010 году, то можно заметить, что приоритетными проблемами на тот момент были жилье и зарплата, а научная сфера как таковая занимала третью строчку.

Надо отметить, что помимо перехода институтов в ФАНО, изменениям подверглась и система финансирования науки в целом. Согласно поручениям президента, фундаментальные исследования будут существовать за счет грантов (РФФИ, РГНФ, Российский научный фонд), а федеральные целевые программы будут направлены на развитие прикладной науки. По мнению Андрея Матвеева, делать прогнозы относительно работоспособности такой системы пока рано: непонятно, насколько эффективно будет функционировать Российский научный фонд, но есть надежда, что система отчетности и документооборот будут выстроены более грамотно и продуманно.

40% опрошенных считают, что с проведением реформы ситуация в российской науке только ухудшится и  также 40% молодых ученых не исключают при таких обстоятельствах отъезда за рубеж в, а 11% видят такой вариант предпочтительным. 2,5% молодых ученых  уже планируют переезд в другую страну в связи с реформой. Те, кто выбрал вариант ответа «другое» в пояснениях указывают возможный переход работы в бизнес-структуры или сетуют, что у них уже нет возможности уехать.

Юлия Сердюкова отметила, что зарубежные научные организации также отреагировали на ситуацию, проходящую в России.

– Иностранные подразделения различных компаний и просто исследовательские институты: Европы, США, Японии. Целым научным центрам приходили письма о том, что готовы принять всех сотрудников с сохранением направления исследования и обеспечить им достойную жизнь и работу, например, в Китае – это был Пущинский научный центр, на Дальнем Востоке были предложения от Южной Кореи и Японии. Часто в материалах СМИ подчеркивается несостоятельность Российской академии наук, именно то, что все её результаты недостойны мирового уровня. Но как же тогда оценивать такие письма? Которые говорят о необходимости полного сохранения некоторых направлений.

Однако в завершении встречи Юлия Сергеевна отметила, что ситуацию ещё можно исправить:

– Что такое чемоданное настроение? Это когда ты взял чемодан, но ещё не уехал. Люди ждут, что будут сформированы контуры: куда двигаться дальше, какие поставлены цели и задачи, и если они совпадают с тем, на что молодые ученые надеются, тогда, конечно, это чемоданное настроение просто испарится.

Комментарии Фейсбук Вконтакте