Звание мастера бизнеса

Дата публикации

Почти сто лет назад американцы придумали программу обучения бизнесу МВА (Master of Business Administration). И с тех пор конкурировать с бизнес-школами США не может никто. Получить образование МВА хотят сотни тысяч людей со всего мира. Однако карьеру и зарплату свыше $100 тыс. в год гарантируют лишь дипломы лучших заведений. Тридцатку ведущих школ США недавно определил в своем рейтинге журнал Business Week.
Если дипломы американских школ бизнеса одинаково высоко ценятся и в США, и в Европе, то европейских – только "у себя дома", за исключением, может быть, французской INSEAD и британской LBS. Говорить же о серьезной конкуренции европейцев с американцами нельзя. Причина лидерства бизнес-школ США – в быстрой реакции на запросы студентов и работодателей. Учебные программы максимально приближены к практике, и это позволяет выпускникам успешно работать в ведущих компаниях по всему миру. Кроме того, лучшие американские заведения дают одинаково сильную подготовку в маркетинге, финансах, менеджменте и пр. Их выпускники – управленцы-универсалы.
Рейтинг журнала Business Week (BW), учитывающий мнения и студентов, и работодателей, показывает, насколько удачно школы приспосабливаются к быстро меняющимся условиям бизнеса. И соответственно, в каких именно школах стоит учиться.

Кто где

Первое место в рейтинге вот уже четвертый раз подряд заняла бизнес-школа Вортон (Wharton). Вортон совершил настоящий прорыв десять лет назад, когда его возглавил Томас Геррити, бывший глава консультационной фирмы. Дмитрий Кулиш, студент Вортона: Геррити пришел в школу в разгар кризиса бизнес-образования. Тогда студенты изучали оторванные от жизни теории и не знали, что творится в реальных офисах. Было ясно, что программу надо кардинально менять. Геррити справился с этим блестяще. В прошлом году, когда Геррити ушел из Вортона, многие опасались, что школа утратит лидирующие позиции. Но этого не произошло. Дмитрий Кулиш: Преемник Геррити, профессор Патрик Харкер, похоже, отлично справляется. Он активно вместе с Геррити участвовал в революционной перестройке Вортона и утверждает, что будет продолжать линию предшественника.
Основным конкурентом Вортона по-прежнему остается Келлог (Kellogg). Программа этой школы считается самой продвинутой в США. В этом году она получила наивысшую оценку студентов – им нравится товарищеская атмосфера, а также то, как построена групповая работа. Дмитрий Веремеев, студент Келлога: Выбор курсов просто огромен, обучение в школе можно сравнить с попыткой напиться из брандспойта. В Келлоге делается упор на электронную коммерцию, финансы (школа, несмотря на свой имидж маркетинговой, известна кафедрой финансов топ-класса), менеджмент – выпускники Келлога очень популярны у консалтинговых компаний.
Всемирно известная бизнес-школа Гарварда (Harvard) поднялась в рейтинге на две позиции и теперь входит в тройку лучших. Несколько лет назад ее студенты жаловались на засилье теоретических курсов, однако Гарвард быстро перестроил свои программы. Профессора, которых раньше обвиняли в невнимании к учащимся, теперь охотно консультируют их во внеучебное время.
Но самыми внимательными признаны профессора школы Darden. Еще два года назад учащиеся ставили Darden на 15-е место, теперь – на второе. Бизнес-школе Sloan Массачусетского технологического института (MIT) подобная отзывчивость профессуры позволила сделать резкий скачок в рейтинге – за два года она поднялась аж на одиннадцать позиций. И наоборот, школа Chicago, чьи преподаватели были признаны самыми "недоступными", съехала с третьего на десятое место.
Чрезмерное увлечение преподавательского состава академическими исследованиями считается в бизнес-образовании недостатком. Стэнфорд (Stanford), многих профессоров которого можно назвать скорее мыслителями, чем учителями, опустился в рейтинге на два пункта. "Исследования сделают нас более сильными в будущем,– говорит декан школы Роберт Джосс.– Но студентам трудно это понять". В этом году качество обучения в Стэнфорде признано худшим в США. Тем не менее поступить туда сложнее всего, а стартовые зарплаты выпускников остаются самыми высокими в топ-30. К тому же Стэнфорд по-прежнему – одна из лучших школ по подготовке предпринимателей, а знания в области информационных технологий здесь дают не хуже, чем в Sloan. И наконец, марка "Стэнфорда" известна в мире больше, чем, скажем, "Вортон".

Сколько предлагают

Поток абитуриентов в ведущие американские школы растет год от года. И неудивительно. Диплом МВА позволяет сделать качественный скачок в карьере. Дмитрий Веремеев: В России я смог бы многого достичь и заработать на хлеб с маслом. Но меня не прельщала работа на ее финансовых рынках в посткризисный период. Карьера в России требует связей, которых у меня не было, либо времени, которого жалко. Наконец, мне хотелось работать в области, где мои способности были бы востребованы и оценены. Я решил, что самым эффективным способом выйти на абсолютно другой уровень было бы поступление в хорошую западную бизнес-школу.
В среднем на одного выпускника топ-30 сейчас приходится 3,2 работодателя. Игорь Украсин, выпускник Вортона, подыскивая работу, разослал резюме в четыре компании и в итоге получил три предложения. Сейчас он работает в Credit Suisse First Boston в Лондоне. Игорь Украсин: Найти работу можно и после средней бизнес-школы, но чтобы попасть в приличное место, где хорошо платят, надо получать МВА в ведущей. Дмитрий Веремеев проходил летнюю практику в Morgan Stanley в Лондоне, а по окончании Келлога собирается поработать на Уолл-стрит в Нью-Йорке.
С дипломом МВА в основном идут работать в традиционные сферы – консалтинг, маркетинг, финансы, инвестиционные компании. Хотя и реже, чем раньше,– 74% выпускников в 2000 году против 80% в 1996-м. А вот интернет-бизнес они выбирают все чаще. И наконец, 8% выпускников устроились в этом году в молодые компании.
Любопытно, что успех в поиске работы далеко не всегда зависит от активности школьного офиса по трудоустройству – все-таки само имя заведения пока значит больше. Например, работодатели признали офис Вортона "недостаточно агрессивным", однако каждый выпускник получает в среднем 3,6 предложения. Как говорят вчерашние студенты, одно только слово "Вортон" открывает перед ними все двери. Офис по трудоустройству Стэнфорда считается худшим в топ-30, а компании Dell и Intel в этом году даже отказались рекрутировать студентов на кампусе. Однако все это не мешает Стэнфорду иметь самый высокий в США показатель по числу работодателей на одного выпускника (4,1).
Доходы выпускников бизнес-школ за последние два года выросли на 14% – в среднем с $111 тыс. до $127 тыс. в год. Так, сейчас выпускники Sloan получают $149 тыс., Вортона – $156 тыс. в год (в 1998 году – $130 тыс. и $125,5 тыс. соответственно). Компенсационный пакет (зарплата, бонусы и пр.), превышающий $100 тыс. в год, гарантируют дипломы 28 американских школ (в 1998 году – 18, в 1996 – пяти). Кроме того, многие компании погашают кредиты, взятые вчерашними студентами на обучение (в среднем около $75 тыс.).
Вообще, доходы выпускников бизнес-школ в среднем на 80% выше, чем у поступающих (например, окончивший Гарвард получает $160 тыс., а абитуриент – $65 тыс.). Для студентов из России, где платят меньше, эта прибавка еще значительнее. Так, стартовый доход российского выпускника одной из топ-школ превысил его зарплату до поступления в пять раз (хотя в Москве он работал в представительстве крупной международной компании). Через два года разница стала девятикратной.

Сколько тратить

Доходы выпускников МВА впечатляют. Но стоимость обучения впечатляет не меньше. Год обучения в Гарварде стоит $28,5 тыс., в UCLA – свыше $21 тыс. Дороже всего учиться в школе Columbia – более $30 тыс. в год. Кроме того, вас ждут дополнительные расходы, связанные с обучением (учебники и пр.),– еще $3-5 тыс. в год. Приплюсуйте сюда стоимость проживания: к примеру, для студентов Darden – $8 тыс., а Келлог – $11,5 тыс. в год. Поскольку учеба в американских заведениях МВА обычно длится два года, удвойте эти суммы. В итоге диплом обойдется вам где-то в $80 тыс.
Не стоит забывать и о доходе, который вы имели бы, если бы не учились в школе. Самые "рентабельные" школы занимают в рейтинге BW не самые высокие места (или вовсе в него не входят), и, соответственно, эти заведения недорогие. Так, средства, вложенные в обучение в Brigham Ykung, окупаются через 3,5 года, в Tennesse – через 3,6. Самой неэффективной считается учеба в школе Florida (срок возврата инвестиций – 6,6 года). В среднем же выпускники бизнес-школ США окупают расходы через 4,7 года. Но несмотря на то, что затраты на обучение в дорогих школах окупаются позже, с точки зрения длительной перспективы учиться в них выгоднее. Просто потому, что после них зарабатывают в два-три раза больше, чем после дешевых школ.
Все это хорошо, но где взять деньги на учебу? Во-первых, есть несколько кредитных агентств, предоставляющих займы на обучение в топ-школах (City Assist, Sanie May и др.) Кредиты дают без залоговых гарантий, но размер матпомощи зависит от престижности учебного заведения. Кредит можно оформить сразу после поступления – по Интернету.
Кроме того, с недавних пор займы "нуждающимся" студентам выдают Гарвард, Стэнфорд, Вортон и Келлог – под 7-9% годовых на 15-20 лет. Кредит покрывает затраты на обучение и проживание. Дмитрий Веремеев: Келлог какое-то время не предоставлял необеспеченных кредитов, однако с 2000 года возобновил их выдачу. Поступив в школу и взяв кредит, вы легко его отдадите по окончании при условии, что получите работу. А ее получают около 99% выпускников. По словам Игоря Украсина, практика показывает, что кредит обычно полностью выплачивается спустя два года после выпуска.
Программа кредитования, в которой участвует школа Michigan (проект финансируют голландский ABN AMRO Bank и ЕБРР), предлагает менее выгодные условия. Заем покрывает только стоимость обучения и выдается под 9-13% годовых. Вернуть деньги нужно в течение 12 лет после окончания школы.
Еще можно попробовать получить стипендию по программе Эдмунда Маски. Правда, здесь очень большой конкурс, к тому же вы не можете сами выбрать школу, в которой будете учиться. Есть и еще одно "но" – по условиям программы после школы нельзя остаться работать в Америке. Как показывает опыт, российские стипендиаты Маски в США действительно не остаются, но и на родину возвращаются редко – оседают в Европе.
Можете попытаться получить стипендию в школе. Но имейте в виду, что сделать это очень трудно, к тому же размер стипендий обычно не покрывает всех расходов на учебу.

С чего начать

Потратиться вам придется еще до поступления. За рассмотрение ваших документов школа возьмет около $100 (а документы обычно подаются в несколько мест одновременно). Разумеется, эти расходы не гарантируют, что вас примут.
Поступить в топ-заведение очень сложно. Минимальный конкурс в школах топ-30 – три человека на место, а, например, в Стэнфорд принимают лишь 8% абитуриентов. К тому же существуют национальные квоты. Дмитрий Кулиш: Очевидных законодательных квот нет, но перед приемной комиссией стоит задача "покрыть" в одном классе все профессии и национальности. Когда пытаешься втиснуть весь мир в 30% заграничных студентов, квоты возникают сами собой. По некоторым оценкам, за последние десять лет бизнес-школы США закончили две тысячи россиян. Сейчас, например, в Келлоге их учится пятеро, в Вортоне – 21, в Гарварде – 30.
Обязательные условия для абитуриента – высшее образование и опыт работы (не обязательно в бизнесе). Начинайте готовиться к поступлению примерно за год до начала занятий, ведь вам предстоит собрать большой пакет документов. В нем должен быть перевод вкладыша и диплома, заверенный в институте или у нотариуса (чем лучше ваши оценки, тем больше шансов быть принятым), две-три рекомендации, результаты тестов TOEFL и GMAT, а также несколько эссе. Некоторые школы потребуют справку о том, что вы можете оплатить обучение.
По языковому тесту TOEFL необходимо набрать как минимум 250 баллов. GMAT – тест на логическое мышление – включает задания по математике и английской грамматике, и набрать по нему желательно не меньше 650 баллов. Даже если с языком и математикой у вас все в порядке, подготовка к GMAT может занять два-три месяца. Приготовьтесь потратить $200 на специальную литературу и компакт-диски (а если вы пойдете на курсы по подготовке к тесту – еще $500).
Однако многие студенты уверяют, что есть смысл посерьезнее отнестись к написанию эссе. Обычно школы требуют от трех до восьми сочинений определенного объема (как правило, по две-пять страниц). Традиционные темы: "Зачем вам нужен диплом МВА?", "Почему вы хотите поступить именно в нашу школу?", "Неудачи в вашей жизни", "Сильные и слабые стороны вашего характера". Иногда предлагается и кое-что пооригинальнее. Скажем, для поступающих в Келлог в этом году придумали такую тему сочинения: "Представьте, что вы член приемной комиссии. Оцените свой пакет документов". Если вы будете подавать документы хотя бы в три школы, придется сочинить 15-20 эссе, на что уйдет две–четыре недели.
Если ваши документы понравятся приемной комиссии, вас пригласят на интервью. Проводят его или выпускники школы, или представители приемной комиссии (например, по телефону).
Разные школы по-разному видят идеального студента. Дмитрий Веремеев: Стэнфорд, возможно, сакцентирует внимание на ваших степенях и медалях и "элитности" вашей предыдущей работы, а в Гарварде обратят внимание на ваш опыт управления. Следует преподносить себя вступительным комиссиям с учетом таких особенностей.
Главное же требование к поступающим – хоть чем-то отличаться от тысяч других абитуриентов. Тогда шанс есть.

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

Пять необходимых качеств

О своем опыте поступления и учебы в лучшей американской бизнес-школе Wharton рассказывает ее российский студент Дмитрий Кулиш.
Я закончил с красным дипломом Московский институт тонкой химической технологии (МИТХТ, сейчас МГАТХТ) по специальности биотехнология. В течение двух лет после выпуска был вовлечен и в неудачные, и в сравнительно удачные компании. Шесть лет назад поступил в аспирантуру по биохимии и поехал делать диссертацию в Америку. Занимался этим три года в Нью-Йорке, защитил диссертацию в Москве. Наука шла хорошо, последние два года я провел исследователем в Гарварде.
С первых дней в Гарварде я начал искать работу. Причем не в науке, а в бизнесе, и не где-нибудь, а в России. Через год я понял, что с моим опытом и образованием на работу, которую я хочу, не попаду. Еще я понял, что степень MBA из топ-школы резко приблизит меня к "работе моей мечты".
Мне было ясно, что с моим невнятным опытом работы в бизнесе нужно идти в очень авторитетную школу и брать там фундаментальные курсы. Поэтому я ориентировался не на специализацию школ, а на их авторитет, приняв за аксиому, что фундаментальные курсы одинаково хорошо дают во всех школах первой пятерки. По ироничному замечанию знающих людей, в первую пятерку входят семь-девять американских школ плюс LBS и INSEAD. Я подавался в шесть из них.
Принципиальной разницы в поступлении в разные школы нет. Если вы хороши для одной топ-школы, то, как правило, хороши и для другой. Но абитуриент должен знать особенности программы, на которую идет. Это знание надо показать в сочинениях, объясняя, чем данная школа вас привлекает. Добывание этого знания – серьезный процесс. К традиционным источникам информации сейчас добавился Интернет. Два самых мощных форума – businessweek.com и review.com. Рекомендую и русскоязычный форум begin.ru.
Обобщать опыт удачных поступлений сложно. Есть множество аномальных примеров, которые подчеркивают случайную составляющую поступления. Тем не менее можно построить более или менее универсальную модель успешного абитуриента. Так, лучше иметь диплом авторитетного вуза (в России – МГУ, МФТИ и, наверное, МГИМО) с высоким средним баллом (по-нашему, с красным дипломом). Нужен опыт работы на ответственной должности не менее трех лет, желательно руководителем группы, с очевидными достижениями. Активность вне работы (спорт, благотворительность или иное хобби), подтвержденная в рекомендательном письме. GMAT свыше 700 баллов. И наконец, блестящие эссе, которые убедительно и литературно объясняют, почему и как вы были успешны в прошлой жизни и как будете успешны во время обучения в школе и по ее окончании.
Чтобы уверенно попасть в топ-пять, надо иметь все пять качеств на высоком уровне и по крайней мере одно – на выдающемся. Поскольку идеальных субъектов на все школы не хватает, поступает много людей, не полностью отвечающих этому списку (я, например). Если у абитуриента один из этих факторов – не просто выдающийся, а на уровне мировой известности, то этот фактор выполняет роль тарана. Это я к тому, чтобы абитуриенты не расслаблялись, слыша истории о поступлении в топ-школы с 500 по GMAT или сразу после института. Позже выясняется, что этот счастливчик – владелец очень успешной компании или чемпион мира по боксу.
Рекомендательные письма играют большую роль. Их нужно собирать из разных мест и по разным тематикам. Первая рекомендация обязательно должна быть от текущего руководителя, в крайнем случае от партнера или очень серьезного клиента. Если не предоставляешь рекомендацию от начальника, причины надо объяснять отдельно.
Не нужно расстраивать себя сравнениями с другими абитуриентами. На интернет-форумах часто мелькают сообщения типа: "Я инженер, 28 лет, работаю в Sony, GMAT – 740, как вы считаете, возьмут ли меня в топ-пять?" Один из столпов конференции BW как-то замечательно спародировал такие вопросы: "Я инженер, 28 лет, работаю в Sony, GMAT – 740, как вы считаете, полюбит ли меня девушка из кафе на углу?" Подмечено точно – при поступлении, как и в сердечных делах, надо не примерять себя на соперника, а бросаться в бой.
Если вас приняли, это не значит, что самое сложное уже позади. Например, учеба и все, что с ней связано, отнимает у меня до восемнадцати часов в сутки. С понедельника по четверг с девяти до трех – три пары лекций и семинаров. У некоторых отчаянных есть еще четвертая пара два раза в неделю, но это совсем тяжело. Пятница – свободный от занятий день, в который проводятся консультации с профессорами. Со стороны кажется, что график не очень напряженный, но домашние задания задают часто и помногу. Ко всему добавляется необходимость изучения индустрий (посещение презентаций). Я и мои одноклассники в учебный день спим не больше шести часов. В выходные тоже приходится учиться, но спать можно больше.
В Вортоне в первом семестре шесть обязательных курсов. Их можно засчитывать экстерном, либо через экзамен, либо вообще по документам о предыдущем образовании. Я не хотел ничего засчитывать, поскольку пришел сюда за фундаментальным образованием. Я пошел на все обязательные курсы, чтобы начать обучение с азов. Думаю, набор обязательных курсов в Вортоне не сильно отличается от того, что есть в других школах. Финансы, бухгалтерия, микроэкономика, маркетинг, основы управления и работы в группах, статистика – все эти предметы важны, простор для вариаций минимален.
Как написал BW, Вортон лидирует по абсолютному числу преподавателей–академических звезд. Но если подходить с чисто пользовательской точки зрения, то нельзя не отметить финансовый факультет Вортона. В нем сияют две звезды мирового масштаба – Джереми Сигель и Фрэнклин Аллен. Аллен читает не только продвинутые курсы для будущих гигантов Уолл-стрит, но и базовый обязательный курс элементарных финансов для первокурсников. Я на него хожу и очень этим доволен. Мне посчастливилось посетить лекции того же курса в Sloan, где их читает тот самый Стюарт Майерс, автор немеркнущей библии корпоративных финансов. Должен сказать, что Аллен мне нравится больше – он силен в привязке абстрактных концепций к реальной жизни, великолепно работает с доской и организует весь курс в целом. Вообще, восемь преподавателей, с которыми я уже успел поработать в Вортоне, великолепны.
После Вортона я хочу вернуться в Россию. Очень может быть, что в плане зарплаты в России мне предложат меньше, чем я мог бы получать после школы в США. Но я уверен, что в России буду работать с большимто такую позицию разделяют очень немногие мои русскоговорящие одноклассники. Большинство из них либо вообще настороженно относятся к России как к месту жительства и работы, либо хо удовольствием и энергией, что приведет к большим доходам в долгосрочной перспективе.

Комментарии Фейсбук Вконтакте