Зеленые корочки от бизнес-школ

Дата публикации 20.11.2009

Не надо сравнивать несравнимое: российские бизнес-школы и зарубежные. Наши существенно проигрывают по многим параметрам, в том числе финансовым возможностям. Бизнес-образованию России надо искать свой, оригинальный путь развития, а не копировать западный.

Какую стратегию выбрать российским бизнес-школам, эксперты обсудили на очередном семинаре Института развития образования ГУ-ВШЭ. С основным докладом выступил декан Высшей школы менеджмента Вышки Сергей Филонович.

Если посмотреть стратегии западных школ, то они значительно друг от друга отличаются, что во многом связано с рейтингами, на которые они ориентируются. Существуют три основных международных рейтинга, которые составляют BusinessWeek, Financial Times, U.S. News & World Report. Методы рейтингования этих изданий значительно отличаются друг от друга (процентов на 60). Соответственно различаются и стратегии школ.

Например, главная задача Гарвардской бизнес-школы (Harvard Business School), лидера большинства рейтингов, заключается в глобальном присутствии. По всему миру действует 17 исследовательских центров, обеспечивается представительство слушателей из разных регионов. Ежегодно на программу MBA набирается тысяча человек, подают заявления в восемь раз больше. Фонд целевого капитала школы составляет три миллиарда долларов, ежегодный доход - полмиллиарда. Оставаться в лидерах Гарвардской школе удается благодаря регулярному обновлению программ, разработке новых кейсов (около 170 в год). В последние годы стали развивать новое направление бизнес-образования, ориентированное на специальные отрасли (здравоохранение, наукоемкий бизнес).

Еще одна ведущая бизнес-школа - швейцарская IMD. В отличие от гарвардской набирает всего 90 человек. Обучение длится не два года, а 11 месяцев. Главный источник дохода - программы для топ-менеджмента. Акцент делается на программах Executive Education и практико-ориентированные исследования.

Каков бизнес - таковы и бизнес-школы

Российские школы уступают зарубежным в первую очередь по финансовым возможностям. Они на несколько порядков беднее - раз в 70. Еще одна проблема - дефицит квалифицированных преподавателей.

Ни одной российской бизнес-школы в международных рейтингах нет и, по прогнозам Сергея Филоновича, в ближайшее время не появится без политической воли и значительного финансирования. Но по этому поводу не следует огорчаться. «Рейтинг - это ловушка, - убежден Филонович. - Он ограничивает развитие школы теми критериями, по которым составляется. Надо искать свой, оригинальный путь развития, не зацикливаясь на рейтингах».

Российский бизнес пока не повернулся лицом к образованию. При том что компании испытывают острый дефицит в квалифицированных кадрах, платить за их подготовку они не хотят.

«Надо четко отдавать себе отчет, что отечественный бизнес не может себе позволить такое же образование, как на Западе, - подчеркивает Сергей Филонович. - Бизнес-образование отражает социальную реальность, развитость самого бизнеса. Поэтому когда говорят о низком качестве российского образования, то это означает соответствующий уровень развития российского бизнеса. В данном случае нельзя сравнивать несравнимое: российское и зарубежное бизнес-образование».

Специфика отечественных школ - в доминировании вечернего и модульного (очно-заочного) формата обучения. За границей 70% слушателей учатся в дневное время, в России их число минимально, что объясняется рядом объективных причин. Во-первых, далеко не каждый руководитель может заплатить за образование 20-30 тысяч EURO и уйти с работы на 2 года. Во-вторых, для многих менеджеров крайне проблематично оставить свою компанию на длительный срок. Карьерный рост в России осуществляется намного динамичнее.

Доминанта вечернего и модульного форматов обучения ограничивает возможности загружать слушателей школы домашним заданием. Еще одна особенность связана со спецификой первого высшего образования, которое задает особую привычку «научения». В российских школах и вузах активные формы обучения редко используются. Поэтому слушателям бизнес-школ сложно настроиться на иную работу, что также накладывает свой отпечаток.

Вторичность или инновации?

Если проанализировать стратегии развития бизнес-школ России, то в большинстве своем эти программы являются заимствованными, или догоняющими. Инновационная составляющая в них крайне слаба.

Так, программа высшей школы менеджмента СПбГУ, по мнению Филоновича, вполне реалистична. Предусматривает интеграцию всех видов образования в области менеджмента, обучение на русском и английском, выдачу двойных дипломов. Позиционируется как исследовательская школа, ведет активную издательскую деятельность, в частности, выпускает Российский журнал менеджмента. К 2013 году планирует построить новый кампус, соответствующий мировым стандартам.

Если проанализировать стратегии развития бизнес-школ России, то в большинстве своем эти программы являются заимствованными, или догоняющими. Инновационная составляющая в них крайне слаба.

Еще один нашумевший и распиаренный проект связан с созданием бизнес-школы «СКОЛКОВО». В ее развитии участвуют 20 компаний-учредителей, для строительства кампуса выделено 25 гектаров в Подмосковье.

Ставится цель: создать школу - лидера в мировом бизнес-образовании. Руководители школы ориентируются на воспитание лидеров, которые в будущем готовы стать у руля собственного бизнеса. Делается ставка на развивающиеся рынки. Обучение будет вестись через проекты.

В этом году запустили две программы. На MBA удалось набрать 37 человек при плане в 200. Стоимость обучения - 60 и 90 тысяч EURO. Для сравнения - в Гарвардской школе учеба стоит $71 тыс.

«Программа «СКОЛКОВО» внерыночная, - считает Сергей Филонович. - В развитии этой школы задействован мощный административный ресурс: Президент России возглавляет ее попечительский совет. Эта школа из разряда обреченных на успех. Но я считаю, что по своей сути это корпоративный университет. 90% слушателей - сотрудники компаний-учредителей. К тому же содержательно эту программу вряд ли можно назвать инновационной, по своей сути она также вторична, так как использует известные и применяемые в бизнес-образовании подходы».

Не надо копировать

Чтобы выйти на глобальный рынок, чтобы тебя там заметили, не надо копировать стратегии западных школ, считает Филонович: «Не имея таких денег, как у Гарварда, мы его никогда не догоним, если будем играть в прямые догонялки. Надо предложить для рынка что-то оригинальное».

Бизнес-образование в России должно ориентироваться на российские условия, на национальный характер деловых отношений. Слепо заимствовать западные шаблоны, которые замечательно там работают, неперспективно. Например, китайцы потратили почти десять лет на то, чтобы создать школы по образу и подобию американских, а сейчас отказываются от этого пути, потому что выяснилось, что в Китае это не работает, нужно идти своим путем.
Бизнес-образование в России должно ориентироваться на российские условия, на национальный характер деловых отношений. Слепо заимствовать западные шаблоны, которые замечательно там работают, неперспективно.

Например, в Высшей школе менеджмента ГУ-ВШЭ уже несколько лет вполне успешно внедряют инновационные программы. Изначально (10 лет назад) был введен курс МВА, потом Executive МВА, теперь DBA, корпоративные программы. ЕМВА ориентирована на топ-менеджеров, поэтому сжата во времени, используется модульный способ обучения. Руководителей учат работать с проблемами. DBA рассчитана на людей, который хотят учиться, испытывают интеллектуальный голод. Слушатели проводят собственное исследование, в котором настолько высок уровень обобщения опыта, что это становится интересно широкому кругу людей.

«Для нас знание - это важная и полезная информация, которую можно использовать для решения практической задачи, - говорит Сергей Филонович. - Мы скептически относимся к западной традиции проведения исследований в бизнес-школах, где генерируется около 90% никому не нужной информации, что публикуется в якобы уважаемых журналах, которые никто из практиков не читает. А это все нужно для того, чтобы пройти аккредитацию или попасть в рейтинг. Мы принципиально не проходим никакие аккредитации и не планируем проходить их в ближайшее время, ведь смысл аккредитации в том, чтобы доказать, что ты соответствуешь каким-то стандартам. А зачем нам им соответствовать? Нам доверяют слушатели и заинтересованы в наших услугах».

Говоря о перспективах развития бизнес-образования в России, Сергей Филонович делает следующие выводы:

  • «Догоняющие» стратегии российских школ бизнеса малоперспективны
  • Бизнес-образование не может развиваться в отрыве от развития бизнеса
  • Университеты должны уделять больше внимания бизнес-школам и уходить от их восприятия лишь как генераторов дополнительных доходов
  • Стратегия бизнес-школы должна быть согласована со стратегией университета
  • Бизнес-школа - отличный полигон для апробации образовательных инноваций
  • Переход к обществу знания требует пересмотра цели исследовательской деятельности бизнес-школ

Обгони своих друзей: получи диплом MBA

Присутствовавший на семинаре оппонент докладчика - Владимир Годин, проректор Государственного университета управления, в целом согласился с тезисами Филоновича. Однако высказал и некоторые замечания.

«Я как председатель Совета ассоциации российского бизнес-образования (в него входят 155 школ) не уверен, что все школы имеют какую-то стратегию, главная их цель - заработать как можно больше денег, - отметил Владимир Годин. - Когда в свое время мы лоббировали идею госстандартов, аккредитации, то хотели почистить рынок и предоставить потребителям хоть какие-то гарантии качества образовательных услуг. По сей день действует много лохотронов. Обгони своих друзей: получи диплом MBA вместе с дипломом о высшем образовании. Типичный слоган подобных школ. И их услуги продаются и что интересно - покупаются. Поэтому то, что Филонович - противник всяких ограничений, я поддерживаю. Однако в целом в рамках подобного рода некачественно работающих школ крайне важна аккредитация».

Если говорить о портфеле программ, то в российских школах существует перекос в MBA. Хотя в последнее время рынок все больше ориентируется на короткие программы, тренинги, позволяющие усовершенствовать техники продаж и тому подобное.

Что касается стратегии развития, то каждая школа, действительно, выбирает свое, признал Годин. Полтора года назад в Harvard Business Review три американских профессора опубликовали статью, в которой пришли к выводу, что бизнес-школы сбились с дороги. Они должны быть похожи на зубоврачебный техникум, где учат лечить кариес, а не рассуждать о теоретических проблемах его возникновения. Выпускник школы должен обладать четкими навыками. «С одной стороны, это правильно, - признал Владимир Годин. - Но с другой, попытка перехода исключительно к консультированию очень опасна. Вопрос, где взять преподавателя и какой должен быть слушатель, лично для меня остается пока не решенным».

Комментарии Фейсбук Вконтакте