Худший год топ-менеджера

Дата публикации 27.11.2009

Руководители российской «дочки» крупного европейского банка в начале этого года вместо бонусов получили «письма счастья», где указывалась сумма премиальных за 2008 год и график выплаты: равными долями в течение трех лет, первый транш - в июне 2010-го. Возможно, примерно по такой же схеме со следующего года бонусы будут получать топ-менеджеры крупнейших банков во всем мире. Новые рекомендации в сентябре утвердили страны «большой двадцатки»: выплата бонусов, зависящих от результатов работы, откладывается на три года, а гарантированная премия может предоставляться только на первый год, а не на несколько лет, как ранее. 

Вполне гуманно, если вспомнить, какая шумиха поднялась в прессе по поводу «жирных котов» - банкиров. Казалось, что для руководителей банков, особенно инвестиционных, золотые времена прошли и компенсации в размере десятков, а то и сотен (если говорить о глобальных банках) миллионов долларов остались в прошлом. Однако никакой катастрофы для высокооплачиваемых финансистов не произошло. За 2009 год, по прогнозам хедхантеров, российские инвестбанкиры в среднем заработают на 25% меньше, чем за 2008-й. Как на Западе? По оценке Bloomberg, сотрудники крупнейших инвестбанков - Goldman Sachs, Morgan Stanley и JPMorgan Chase - по итогам 2009 года получат премиальные в размере $29,7 млрд. Это на 60% больше, чем в прошлом году, и выше рекордного 2007 года ($26,8 млрд).

В среднем годовое вознаграждение главы инвестиционного банка в России составило $910 тыс. - до докризисного уровня ($3 млн) еще далеко. Коммерческие банкиры, по данным хедхантеров, зарабатывают чуть больше: председатель правления банка из первой тридцатки - $940 тыс. (до кризиса - $1,8 млн). «Коммерческие банки получили достаточную ликвидность от государства, что позволило им  решить многие проблемы. Представителям других отраслей повезло меньше. Инвестиционные компании пострадали очень серьезно», - говорит партнер агентства Horton International Андрей Филиппов. 

Таким образом, если в нашем прошлогоднем рейтинге сотрудники инвестиционных банков с первой позиции переместились на третью, то теперь они уже четвертые. Два года назад такая расстановка казалась немыслимой.

О происходящем на рынке труда инвестбанкиров можно судить по последним громким переходам. Один пример. В сентябре «Барклайс Банк» нанял руководителем инвестиционного бизнеса Боба Форесмана, который долгое время работал сначала в российском офисе Dresdner Kleinwort, а потом в «Ренессанс Капитале». По оценкам хедхантеров, компенсация Форесмана - около $2 млн. Для сравнения: в 2007-м банкиров такого уровня приглашали на гарантированные $5-7 млн в год. Сегодня руководители в инвестбанках получают фиксированную часть вознаграждения в размере $300 тыс. - 600 тыс. в год. И максимум еще такой же бонус, хотя ранее премиальные доходили до 300%. 

«Вакханалия закончилась. Инвестбанкиров, которые зарабатывают в год миллион долларов, стало мало: если раньше можно было с легкостью насчитать 200-300 человек, то сейчас их не больше 20-30», - говорит старший консультант агентства Ward Howell Мария Янковская.

Самые высокие заработки, как и в прошлом году, остаются у менеджеров нефтяных и газовых компаний. Вознаграждение первого лица в секторе - в среднем $1,75 млн в год, но в отдельных случаях бывает гораздо выше. По данным старшего консультанта агентства Morgan Hunt Михаила Черепнева, по крайней мере двум менеджерам в нефтяном секторе за 2009 год заплатят $7-10 млн. «Речь идет о людях, которых приглашали на конкретные проекты и на определенный срок в качестве антикризисных менеджеров», - говорит он, не называя имен.

Консультант одного крупного агентства по найму персонала высшего звена говорит, что более $5 млн за 2009 год заработает глава входящего в «Базовый элемент» Олега Дерипаски энергетического холдинга En+ Владислав Соловьев. Он занимается объединением всех энергетических активов группы, разбирается с кредиторами и одновременно возглавил совет директоров компании «Русснефть».

В металлургии (второе место в рейтинге), пострадавшей от кризиса гораздо сильнее нефтянки, тоже есть руководители с компенсацией несколько миллионов долларов в год. По данным Черепнева, не менее пяти топ-менеджеров крупных индустриальных корпораций заработают по итогам 2009 года $5-10 млн. «Это многопрофильные холдинги, где необходимо принимать антикризисные меры по модернизации предприятий, упорядочить портфель активов, оптимизировать издержки», - говорит консультант.

Ситуация в страховых компаниях практически не изменилась. Страховой рынок в России до сих пор формируется, и зарплаты топ-менеджеров здесь никогда не были заоблачными. В среднем они зарабатывают почти в два раза меньше, чем банкиры, но уже больше, чем строители, доходы которых по разным позициям за год сократились еще на 10-40%. В результате страховщики поднялись с седьмого на шестое место в рейтинге.

Торговые сети, производители товаров повседневного спроса (FMCG) и фармацевтические компании в целом несильно пострадали от кризиса. Лучше всего чувствуют себя фармацевты - в этом году они даже обогнали производителей потребительских товаров. Правда, произошло это в основном из-за курсовой разницы. Вознаграждения топ-менеджеров в FMCG, как говорят хедхантеры, в подавляющем большинстве случаев фиксируются в рублях, а у фармацевтов достаточно часто в долларах или евро.

В целом ситуация на рынке труда выправляется. Психологический перелом, по оценке хедхантеров, наступил в августе, когда компании активизировали наем персонала высшего звена. Стоит учитывать, что в ближайшие годы топ-менеджеры получат отложенные бонусы. По словам Игоря Шехтермана, управляющего партнера компании RosExpert, в некоторых компаниях за такой растянутый график выплат обещают выплатить дополнительную премию. Поэтому в обозримой перспективе компенсации, скорее всего, снижаться не будут.

Комментарии Фейсбук Вконтакте