MBA с женским лицом

Дата публикации

Все 11 лет своей карьеры в должности генерального директора компании CMP Media Майкл Лидс (Michael Leeds) изо всех сил старался сделать свою фирму - семейное предприятие - местом, где было бы удобно работать женщинам.Медийная компания Лидса была едва ли не первой в мире компанией, предоставлявшей сотрудницам такие услуги, как уход за детьми на рабочем месте и ссуды из специальных общественных фондов, поддерживаемых сотрудниками компании; этими достижениями компания Лидса заслужила высокую оценку от несуществующего более журнала "Женщина на работе" (Working Woman), неоднократно попадая в его рейтинг "100 лучших компаний".

В этом свете неудивительно, что, когда г-н Лидс в ноябре прошлого года решил выделить бизнес-школе Университета штата Колорадо $35 млн из доходов от продажи CMP Media, он поставил условием, чтобы его альма-матер стала лучше обращаться со своими студентками и сотрудницами.

Часть суммы - а за всю историю спонсорства бизнес-школ это четвертый по величине взнос - должна была быть использована на создание ряда профессорских должностей с так называемым tenure-track (в американской академической системе тип долгосрочного, 6-7 лет, академического контракта, по истечении которого, при условии успешной научной работы, человек имеет право претендовать на бессрочный академический контракт до пенсии -  tenure; люди, имеющие ученые звания как профессора (professor), так и доцента (associate professor) могут находиться как на tenure, так и на tenure-track. - Прим. пер.) при факультете, которые минимум на 40% должны быть заполнены женщинами. Кроме того, указанную часть суммы разрешалось использовать на создание стипендий на получение MBA и докторских степеней для женщин. "В те времена, когда компанией CMP Media владела семья Лидсов, там очень тепло относились к женщинам и создавали для них все условия, - говорит Стивен Манастер (Steven Manaster), декан бизнес-школы им. Лидса (Leeds School of Business). - Такой подход был их традицией, и поэтому мы следуем указанному г-ном Лидсом пути".

Надо признать, г-н Лидс выбрал для своего благодеяния как нельзя более нужный момент и тем самым дал возможность школе сконцентрировать свое внимание на найме большего числа женщин-преподавателей и наборе большего числа студенток. В то время женщины составляли лишь 14% преподавательского состава школы, а студенток на программах MBA было лишь 25%. Но уже в прошлом году произошли изменения - школа открыла три новых профессорских должности и наняла на них женщин, а доля женщин - получателей степени MBA в наборе впервые составила 32%.

Указанные выше цифры характерны отнюдь не только для школы им. Лидса. В 2000 году средняя доля женщин по всем ведущим бизнес-школам составляла всего 30% (учитывались студенты дневных отделений), при этом аналогичные доли для юридических и медицинских факультетов составляли 44% (данные некоммерческой исследовательской и консалтинговой компании Catalyst, работающей при Университете штата Мичиган). Несмотря на то что число женщин, проходящих тесты GMAT в США и за границей неуклонно растет, число женщин, реально поступивших в американские бизнес-школы за последние десять лет практически не изменилось. Многих людей это беспокоит. Так, Линн Петерсен (Lynn Petersen), студентка второго курса программы MBA в Мичиганской бизнес-школе (Michigan Business School) и сопредседатель женского студенческого союза своей школы говорит: "Понимаете, женщины приносят с собой совершенно иной набор способов общения, иной набор ценностей... Если в университетской среде есть женщины, то это создает атмосферу разнообразия, от которой получает пользу как само студенческое сообщество, так и компании и другие организации".

Мичиганская школа - лишь одна из многих бизнес-школ, старающихся увеличить число женщин в кампусе. На данный момент доля женщин среди студентов дневного отделения программы MBA составляет примерно 28%. Женский лидерский совет, недавно образованный в школе (в его составе 25  сотрудниц) организовал стипендиальный фонд и специальную обучающую программу для студенток MBA. Ежегодно школа проводит конференцию "Женщина как лидер" (Women in Leadership) и вручает приз самой успешной женщине-бизнесмену года. Подобные инициативы есть и в других школах, а в некоторых, в частности в Гарварде и Стэнфорде, приемные комиссии даже снизили минимальное число лет работы, необходимое женщине для поступления, с целью, в частности, сделать обучение у себя более привлекательным для женщин в тот момент, когда они хотели бы создать семью.

Мичиганская школа, обеспокоенная тем фактом, что она, как и ее коллеги, не поспевает за юридическими и медицинскими факультетами в части набора женщин, в 1998 году вступила в партнерство с Центром женского образования (Center for the Education of Women) при Университете штата Мичиган и компанией Catalyst с целью изучить проблему на научной основе. Партнерство провело опрос среди 1684 мужчин и женщин - выпускников и выпускниц 12 ведущих программ MBA с 1981 по 1995 годы. Наиболее поразительный результат опроса - который был официально назван "Женщины и степень MBA: дорога к новым возможностям" (Women and the MBA: Gateway to Opportunity) -  был тот, что женщины в целом выражали удовлетворение тем фактом, что получили свою степень, и в целом оказались довольны своей бизнес-карьерой. 95% респондентов ответили, что они очень или в целом довольны тем фактом, что в свое время получили бизнес-образование, говорит Кэрол Холленсхед (Carol Hollenshead), директор Центра женского образования. "Не обнаружилось ровно никакой разницы в уровне удовлетворения бизнес-образованием ни между белыми и черными американцами, ни между мужчинами и женщинами".

Кроме того, удовлетворение образованием выразили 86% женщин и 89% мужчин. "Доля людей, полагающих, что женщины в целом не удовлетворены своими бизнес-карьерами, гораздо больше доли женщин, которые в самом деле выражают неудовлетворение", - говорит г-жа Холленсхед. Но если это так, почему не растет число женщин, желающих получить бизнес-образование? Проведенный опрос дал, в частности, такой ответ - для женщин-бизнесменов нет общепринятых моделей поведения.

Аналогичные данные можно найти в исследовании GMAC - GMAC's Global MBA™ Survey 2002. Это исследование также подсказывает, что нужно делать бизнес-школам, чтобы исправить положение. Выяснилось, что в процессе принятия решения о поступлении такие факторы, как взаимодействие с персоналом школы и с текущими студентами, имеют для женщин гораздо большее значение, чем для мужчин (соответственно 30% против 24% и 29% против 24%).

Кроме того, оказалось, что женщины значительно реже мужчин отвечают "однозначно да" на вопрос, порекомендовали ли бы они оконченную ими школу другим людям (57% против 64%). Эти два обстоятельства - тот факт, что потенциальные женщины - слушательницы программ MBA придают важное значение информации, полученной от персонала и текущих студентов, и тот факт, что выпускницы прошлых лет не особенно склонны рекомендовать свои альма-матер другим людям, наводит на мысль, что бизнес-школы не используют хорошую возможность привлечь новых студенток.

Но почему женщины, в отличие от мужчин, не склонны рекомендовать оконченные ими школы другим? Анализ показывает, что желание рекомендовать школу зависит от степени уверенности в том, что выпускник или выпускница смогут воспользоваться теми потенциальными возможностями, которые следуют за получением степени MBA. И по этой категории женщины значительно уступают мужчинам. "Весьма уверенно" женщины чувствуют себя лишь в следующих категориях: "расширение диапазона карьерных возможностей" (36% женщин, 43% мужчин), "развитие управленческих навыков" (33% женщин, 40% мужчин) и "увеличение среднего уровня зарплаты, на которую я могу претендовать" (30% женщин, 35% мужчин).

Что касается преподавательского состава, то опрос, проведенный в 2001-2002 годах ассоциацией AACSB International (The Association to Advance Collegiate Schools of Business, Ассоциация высших школ бизнеса), показал, что в среднем по американским бизнес-школам доля женщин среди преподавателей, работающих на полную ставку, составляет 23,5%. Доля женщин на профессорских должностях с так называемым tenure-track еще меньше, говорит Алиса Томпсон (Alice Thompson), координатор услуг в области знаний ассоциации AACSB International. Недостаток информации о бизнес-школах и многообразие карьерных путей для обладателя степени MBA - еще один негативный фактор. "Женщины часто очень озабочены тем, насколько карьера, которую они себе выбирают, окажется полезной обществу, - говорит г-жа Холленсхед. - Для того чтобы привлечь к себе внимание большего числа женщин, бизнес-школам надо более четко уметь объяснять, каким именно образом бизнес помогает обществу".

Помимо собственно финансирования усилий по рекламе и привлечению новых студентов и студенток, школа им. Лидса намерена использовать полученные $35 млн на изучение и преподавание курсов по социальной ответственности и этике в бизнесе. Г-н Манастер надеется, что таким образом ему удастся привлечь в свою школу больше женщин-сотрудниц и женщин-студенток. "Наша цель - расширить возможности, которые предоставляет бизнес-образование", - говорит он. А г-жа Кристина Корзин (Kristina Corzine), которой предстоит поступить в Мичиганскую бизнес-школу в 2003 году, говорит, что постоянно пытается объяснить своим подругам, что степень MBA и обучение в бизнес-школе - это ужасно увлекательно. Недавно она рассказала своей знакомой, что, если она, музейный куратор, получит степень MBA, это немедленно скажется на ее карьере. "Ей никогда даже в голову не приходило, что обладание бизнес-навыками сделает ее карьеру более интересной и более успешной", - говорит г-жа Корзин.

Г-жа Корзин также старается показать своим знакомым и другим потенциальным обладателям MBA, что нет ничего невозможного в том, чтобы получать MBA, работать в бизнесе и воспитывать детей, а эти обстоятельства, как показало исследование "Женщины и MBA", составляют предмет беспокойства для многих женщин. "Женщинам часто приходится выбирать между семьей и карьерой, и им кажется, что степень MBA нужна только для карьеры, - говорит г-жа Корзин. - Но штука в том, что навыки, полученные на программе MBA, можно применять и в обычной жизни".

В попытках рассказать как можно большему числу женщин о пользе и гибкости бизнес-образования Мичиганская бизнес-школа и еще 11 других школ организовали партнерство с 9 различными компаниями, среди которых и Dell, и Deloitte Consulting, и Goldman Sachs, и еще с тремя некоммерческими организациями, в частности с Committee of 200, и в ноябре 2001 года создали фонд Forte Foundation. Этот некоммерческий фонд планирует организовывать рекламные акции по привлечению потенциальных студентов-женщин в различных городах США, а также координировать распределение стипендий и летних стажировок для женщин - участниц программ MBA. Фонд также имеет намерение стать национальным центром общения выпускников и выпускниц программ MBA и всячески поддерживать и поощрять участие женщин в бизнесе.

"Наша конечная цель - добиться того, чтобы больше женщин оказывались на лидирующих позициях", - говорит Жанна Уильт (Jeanne Wilt), замдекана Мичиганской бизнес-школы по делам приемной комиссии и трудоустройства выпускников и по совместительству исполнительный директор фонда Forte Foundation. А Пэм Смит (Pam Smith), студентка второго курса Гарвардской бизнес-школы, говорит, что ей бы хотелось, чтобы в HBS училось больше женщин, несмотря даже на то, что ее-то курс довольно сбалансирован в этом отношении (36% женщин). "Очень хорошо, когда в группе много женщин, - говорит г-жа Смит. - Тогда атмосфера становится лучше, динамичнее".

Но, разумеется, все люди, с которыми разговаривала автор настоящей статьи, при всем своем желании видеть больше женщин на программах MBA ни в коем случае не хотели бы, чтобы школы устанавливали квоты на прием женщин. Так, Тина Уайлер (Weiler), студентка второго курса программы MBA школы им. Лидса, говорит: "Если мы начнем принимать женщин на программы MBA по той только причине, что они - женщины, то мы создадим совершенно неправильное впечатление у потенциальных студентов и не сумеем создать правильных, нужных обществу моделей поведения".

 


Комментарии Фейсбук Вконтакте