Wharton School. Знакомьтесь - декан

Дата публикации

Использование современных технологий в образовании в Уортонской школе уже давно стало ежедневной реальностью, говорит г-н Патрик Харкер (Patrick T. Харкер), недавно избранный деканом.  Сложнее, по его словам, другое - суметь органически сплавить воедино новые технологии и старые проверенные способы обучения, без чего не создать того, что г-н Харкер называет "образовательное сообщество".

Патрик Харкер в свои 41 год с головой погрузился в сложный процесс поиска решения поставленной им самим задачи. Он стал двенадцатым человеком на этом посту за всю историю школы, кроме него комиссия рассматривала еще 200 кандидатов. Уже 15 лет он преподает в Уортоне, занимал в школе самые различные руководящие должности, в частности, временно, с прошлого лета, исполнял обязанности декана и заместителя декана. В этих своих качествах Харкер контролировал разработку новых программ - основной специальности по электронной коммерции и школьных инициатив дистанционного образования.

В ряды уортонских преподавателей Харкер вступил в 1984 году. В 1991 он получил звание профессора по транспорту в частном секторе (спонсируется компанией UPS); с 1997 по 1999 год Харкер заведовал отделом управления операциями и информацией. Харкер получил в Университете штата Пенсильвания степени бакалавра и магистра инженерных наук в 1981 году, затем, в 1983 году и также в Университете штата Пенсильвания он получил степень магистра экономики и доктора гражданского строительства.

Г-н Харкер говорит, что в университете он думал, что просто станет строителем, и спокойно играл в американский футбол на позиции защитника в команде Penn Quakers. Но что-то ударило ему в голову и он прослушал курс по транспорту, и его взгляды переменились: он впервые увидел, как технология может служить обществу, и безумно этим заинтересовался. Уже потом, став ученым, он в своих исследованиях стал касаться социальных и экономических вопросов в сфере услуг. И до сих пор, уже став управленцем, он продолжает изучать влияние технологии на все, что нас окружает - в частности, на процесс обучения.

Харкер живет в городе Хаддон Хайтс, штат Нью-Джерси. Его жену зовут Эмили, она выпускница Уортонской школы, с ней он познакомился еще в университете, у них трое детей. Журнал "Wharton Alumni Magazine" взял интервью у г-на Харкера; он рассказал о том, как он видит будущее школы, каковы проблемы, которые придется решать и ему, и постоянно меняющейся мировой экономике.

- Вы стали 12-м деканом Уортонской школы. Какова ваша основная задача на этом посту?

-  Наша основная задача осталась в сути своей неизменной: привлекать и удерживать у себя лучшие преподавательские кадры. Мы - всего-навсего люди, мы - это наши кадры, и ничто другое. Да, у нас есть фонды, здания, технологии. Но нам не будет от них ни малейшей пользы, если у нас не будет интеллектуального капитала, который будет способен наполнять эти здания и технологии новым и интересным содержанием, новыми идеями. Уортон создали именно они - преподаватели, именно они - интеллектуальный  капитал нашей школы. Если взять прошлый год, а это был для нас переходный период, мы ничего не потеряли, потому что наши кадры знают только один путь - вперед. Лучшее, что досталось нам в наследство от декана Тома Джеррити (Tom Gerrity), а также от его предшественников Расса Палмера и Дона Кэррола (Russ Palmer,  Don Carroll) - это кадровый дух, который всегда голоден, который всегда хочет быть лучшим в мире. Наши преподаватели пронизаны этим духом до мозга костей.

А все остальное - не более, чем тактика. Ключевая вещь - собрать у себя группу людей, которые хотят преуспеть. Как нам удается привлекать к себе таких людей? Главное в этом деле - создать увлекательную интеллектуальную атмосферу в школе. А это значит, что у них должны быть блестящие коллеги и блестящие студенты. Чтобы Уортонская школа оставалась лучшей школой в мире, нам нужно создать для наших преподавателей климат, в котором они смогут свободно выражать свои мысли и идеи, проявлять свой творческий потенциал, проводя современные исследования и разрабатыва

я образовательные программы.

- Какая задача будет для вас является самой трудной?

-  Самая сложная задача, стоящая перед нами - это переосмыслить сам процесс обучения. Речь не идет о замене курсов - речь идет обо всех этих новых формах обучения, о новых технологиях преподавания, и о новых возможностях, которые все это предоставляет нам. Мир бизнес-школ неожиданно становится очень открытым, у нас появляются новые типы конкурентов - именно, компании, предлагающие услуги дистанционного обучения. Они намерены отъесть кусок от нашего рынка, от рынка бизнес-школ, и некоторые из них намерены бросить вызов сильнейшим. Так что нам нужно быть готовыми к этому; мы, хотим мы этого или нет, больше не можем почивать на лаврах.

Кто сказал, что обучение путем чтения лекций с кафедры и работы в классе по полтора часа два дня в неделю - единственно возможный вариант? Никто, но мы почему-то в основном занимаемся именно этим. Мы экспериментировали с системой Wharton Direct и кое-чем еще, но нам нужно ускорить работу здесь и увеличить число экспериментов, так как рынок не позволит нам использовать одни только старые методы. Мы это знаем совершенно точно, так как современные тенденции отражаются на числе наших студентов: 25 человек не пошли на второй год программы MBA потому, что выбрали работу в интернет-компаниях. Может быть, это случайность, а может, и нет, мы не знаем. От нас ушли и несколько студентов университетского курса - тоже в интернет-компании. И мы видим, как нашим студентам удается пройти наш курс быстрее, чем мы рассчитываем - некоторые заканчивают уже в декабре, летом проходят стажировки и покидают нас. Такое было всегда, но теперь таких случаев постепенно становится больше. Так что налицо новые тенденции в поведении студентов.

У нас всегда применялись современные технологии. Что нам неясно - это как использовать технологии для экономии не количественной, но качественной. Многие школы говорят так: мы можем создать новые образовательные продукты и распространять их по разным каналам, и в классе, и через интернет, так мы просто обслужим большее число людей. В таком образовательном бизнесе мы участвовать не хотим.

Человек, приходящий учиться в Уортон, ожидает, что ему предложат обучающие курсы по всем возможным темам, и если у нас нет своих профессоров по тому предмету, который он хочет изучить, мы должны суметь воспользоваться современными технологиями, чтобы доставить самого лучшего в мире специалиста по интересующей нашего человека проблеме прямо к нему в класс. Наша идея в том, чтобы делать больше, чем мы делаем сейчас, а не брать то, что у нас сейчас есть, и предлагать это большему количеству народа. Это совершенно другой подход. Для каждого конкретного курса мы стараемся выяснить, как лучше его преподавать нашим студентам - читать им лекции, давать им для разбора контрольные примеры, предлагать им разрабатывать проекты, или связывать их с профессорами в других школах через интернет.

Мы видим, как люди, участвующие в наших программах для высших управленцев, все больше интересуются - и мы вместе с ними - возможностями не прослушать стандартный курс, а разработать в тесном сотрудничестве со специалистами нашей школы новые образовательные программы для конкретных нужд тех корпораций, которые послали этих управленцев к нам. Эти программы нам надо наполнить нужным им содержанием с тем, чтобы с их помощью можно было бы обучать не только высших управленцев, но всех сотрудников таких компаний. Мы хотим заниматься всем этим, но мы не можем принять всех наших заказчиков у себя в Филадельфии. Значит, нам нужно привезти Филадельфию к ним.

Мы очень многому научились, занимаясь проектом Wharton Direct. Мы поняли, что лучшее - это не отдельное дистанционное образование или отдельное очное образование; по-настоящему работает комбинация того и другого. И дело тут не в технологиях как таковых. Речь идет о наполнении технологий содержанием. Есть вещи, которые можно понять и выучить только в процессе устной дискуссии, разбора контрольных примеров. Но есть и вещи, которые лучше усваиваются за компьютером. Нам нужно вырваться из когтей старого мышления, согласного которому стандартные продукты подходят

всем и каждому.

- Вы удивлены, что вас избрали деканом?

-  Да. Когда я в прошлом году вступал в должность заместителя декана, я совершенно не собирался становиться деканом. Но трудности, с которыми я столкнулся на работе, сделали ее для меня привлекательной. Мы живем в очень интересное время, и я с большим удовольствием ощущаю, что нахожусь в самом центре событий.

- Как вы считаете, бизнес-школы все также важны в нашу интернет-эпоху? Некоторые говорят, что нужно не столько образование, сколько умение быстро реализовать хорошую идею.

-  Наоборот, бизнес-школы стали важны как никогда в нашу интернет-эпоху. Те знания, которые мы вкладываем в студентов, никогда не утратят для них пользы. Да, вы можете создать интернет-компанию, но через некоторое время вам придется ей управлять. Пока она базируется в вашем гараже, это легко, но если вы вдруг наняли тысячу сотрудников, у вас начнутся проблемы. Создается огромное количество интернет-компаний, но потом приходят венчурные капиталисты и ставят во главе ее человека со степенью MBA - для того, чтобы он ей управлял.

Когда я встречаюсь с нашими выпускниками, особенно с теми, кто работает в Кремниевой Долине, они говорят мне, что у них есть одно большое преимущество перед конкурентами - они лучше понимают природу собственного бизнеса. Люди без степени MBA или вообще без образования понимают лишь часть бизнеса. А ковбоем сейчас быть не получается - т.е. некоторое время можно и поковбойствовать, но потом придется научиться получать прибыль. Мир несется вперед так быстро, что люди думают, что им не нужно знать азы, но на самом деле они без азов не смогут сделать ни шагу. Понимаете, никто не может отменить закон всемирного тяготения - так и в бизнесе есть непреложные законы; их, конечно, нужно переинтерпретировать и перевести на новый интернет-бизнес-язык, но они от этого не перестанут действовать.

- Наверное, вам бы хотелось, чтобы вас запомнили как декана. А за какое свершение?

-  Я бы хотел суметь помочь школе выйти на новый уровень и создать настоящее сообщество учащихся, в рамках которого границы между учителем и учеником стираются. В конце концов, университет должен быть узлом, осью, или, если говорить на современном интернет-языке, порталом, куда мы приносим наши знания и откуда мы выносим знания в мир.

- Как вы думаете, какими словами вас могли бы охарактеризовать те, кто хорошо вас знает?

-  Я - учитель, это у меня в крови. Иногда мои дети просто ненавидят меня за это - я постоянно советую им, как делать то и это. Я часто думал о том, кем еще мог бы стать, но учительство - это то, на что я был запрограммирован генетически. Но вы не станете хорошим учителем, если вы не исследователь. Люди идут к нам за перспективой. И если какой-то преподаватель не размышляет о новом, не бросает вызов ортодоксальным взглядам в своей дисциплине, то его деятельность - пустой звук.

- Каковы те ваши сильные стороны, которые смогут вам помочь на вашем посту?

- У меня масса энергии и я прагматик. Я совершенно четко понимаю, в каком направлении должна развиваться школа, и более того - я точно знаю, какие шаги нужно предпринять, чтобы достичь нужной цели. И могу пообещать, что мы будем чрезвычайно агрессивны в достижении этих целей. Наша цель - вырваться из оков времени и пространства и стать образовательным сообществом, в рамках которого человек может получать образование в любом месте и в любое время; тем самым, мы хотим пересмотреть само понятие "образование".

- Кем вы больше всего восхищаетесь?

- Двумя людьми. Прежде всего, своей матерью. Отец умер, когда мы были еще маленькие, и матери пришлось воспитывать нас в одиночку, и она была очень заботлива. Она заботилась и о своей матери, так что перед нами был настоящий пример самоотдачи. Второй человек - это мой тесть, Томас Саати (Thomas Saaty), который много лет назад преподавал в Уортоне. Его никогда не устраивал статус кво, он постоянно старался вбить мне в голову, что нужно каждый день стремиться стать лучше всех.

 



Комментарии Фейсбук Вконтакте