Все смешалось на рынке бизнес-образования в ЕС

Дата публикации

На наших глазах в европейской системе университетского образования начался период кардинальной перестройки. В результате перемен, каких университеты Старого Света не видели больше века, перед системой бизнес-образования вообще и перед школами MBA в частности возникнут серьезные проблемы.

Самые драматичные изменения грядут во Франции, где существует так называемая двухуровневая система высшего образования. Теперь эта громоздкая система вынуждена трансформироваться под ударами, которые сыплются на нее сразу с двух сторон: одни директивы приходят из ЕС, другие — из правительства Франции, а рынок бизнес-образования, и без того довольно слабый, становится все более беспорядочным.

В 1999 г. многие европейские страны подписали так называемое Болонское соглашение об унификации высшего образования в Европе и введении единой системы дипломов. Кроме того, Болонское соглашение предусматривает разделение пятилетних учебных программ в университетах и колледжах на две ступени. По окончании первой студент получает диплом бакалавра, а второй — магистра, причем студенты, получившие степень бакалавра в одном университете, могут продолжить обучение в другом. Франция подписала это соглашение одной из первых.

При этом во Франции традиционно существуют два вида высших учебных заведений. Первый — университеты, доступные всем, кто способен сдать экзамен. Второй — Grandes Ecoles ("высшие школы"), привилегированные заведения, специализирующиеся всего в двух областях, а именно в техническом образовании и бизнесе. В университетах болонскую схему реализовать достаточно просто, однако в 35 существующих Grandes Ecoles действует особый порядок: чтобы получить диплом по специальности "управление бизнесом", нужно для начала два года отучиться в подготовительном учебном заведении, а затем еще три собственно в бизнес-школе. Подразумевается, что степень магистра во многих случаях является аналогом диплома Grande Ecole, однако в большинстве элитных бизнес-школ считают, что вряд ли смогут присвоить слушателю степень бакалавра, если он проучился в ней всего один год.

Но самая серьезная проблема связана с тем, какой именно смысл вкладывается в новое понятие "магистр". В школах вроде HEC, ESCP-EAP, EM Lyon и Audencia выпускникам присуждается магистерская или ученая степень в области менеджмента. В то же время руководство Essec, одной из двух ведущих парижских школ, решило присуждать своим выпускникам степень MBA, а сейчас примеру Essec склонны последовать и другие бизнес-школы. А сейчас и в университетах все чаще предлагают обучение по программам MBA, которые, как правило, обходятся студентам значительно дешевле, чем в Grandes Ecoles.

Никола Моттис, декан MBA-школы в Essec, подчеркивает, что в ходе обучения его студенты в течение двух лет работают в компаниях, так что при трехгодичной длительности программы фактически их обучение продолжается почти пять лет.

Жан-Пьер Хельфер, декан Audencia, является сторонником другого подхода. В его школе около 90% студентов также сочетают обучение с практической работой (она длится 20 месяцев) и получают практический опыт такой же, что и выпускники Essec. Однако Хельфер полагает, что это опыт не того свойства, какой должен быть у обладателей степени MBA. "Они [студенты Grandes Ecoles] никогда не занимают в компаниях по-настоящему ответственных должностей, — поясняет он. — Программа MBA предназначена для тех, кто уже выполнял ответственную работу в компании".

Проблема в том, что во Франции нет организации, которая могла бы определить, насколько присваиваемая степень соответствует требованиям, предъявляемым к степени MBA. Сам Хельфер возглавляет комиссию, которая была создана для оценки качества существующих в стране магистерских учебных программ. Однако комиссия не имеет права определять статусы этих программ. Не имеют таких полномочий и большинство международных организаций, оценивающих качество учебных программ и профессиональный уровень преподавательского состава.

А потому школа Essec может по-прежнему напоминать оппонентам, что у нее есть не только аккредитация европейской организации Equis, но что именно она первой из европейских школ получила аккредитацию американской организации AACSB. При этом у Essec нет аккредитации лондонской Ассоциации MBA, которая сертифицирует только программы MBA.

Руководители парижской школы HEC полагают, что критерии оценки тех или иных дипломов в конце концов будут определяться не правительственными или отраслевыми организациями, а рынком. "Когда рынок выработает свои стандарты, правила и критерии оценки появятся сами собой, — поясняет Валери Готье, директор программы MBA HEC. — Так что решение остается за рынком".

Представители всех французских бизнес-школ признают, что для конкуренции на внутреннем рынке им необходим уровень, сопоставимый с имеющимся в Grandes Ecoles, но что непременным требованием международного рынка остается наличие MBA-программы, причем желательно на английском языке. При этом сами Grandes Ecoles понимают, что наряду с обострением международной конкуренции угрозу их бизнесу представляют и другие французские школы. Впрочем, Бернар Раманацоа, декан HEC, считает, что рост конкуренции не только чреват новыми проблемами, но открывает и новые широкие возможности. "К 2010 г. в Европе степень бакалавра будут ежегодно получать порядка 2,4 млн студентов, и у каждой школы появляется шанс переманить из других заведений студентов, желающих получить магистерскую степень", — говорит Раманацоа.

А вот у Хельфера такая ситуация вызывает определенную тревогу. "Если другие школы будут переманивать у нас студентов, это скажется на качестве обучения в Grandes Ecoles, — убежден Хельфер. — Сейчас мы передаем нашим слушателям свою культуру и философию. На некоторое (и довольно продолжительное) время они практически становятся частью нашей семьи. Именно это помогает нам поддерживать столь тесные связи с компаниями".

Впрочем, теперь перед французскими бизнес-школами возникла еще одна проблема: правительство требует, чтобы школы оценивали бы и опыт практической работы соискателя степени MBA. Такой опыт, в свою очередь, призван облегчать получение степени мастера бизнес-администрирования. К примеру, квалифицированный бухгалтер, желающий получить диплом MBA, может не посещать занятия по бухгалтерскому делу, предусмотренные в рамках программы, но его школа в этом случае должна доказать, что располагает некоей системой, которая позволяет оценить его профессиональные навыки. Без такой процедуры школа не может рассчитывать на государственную авторизацию и соответствующие дотации.

Даниель Эванс, директор международной программы в EM Lyon, считает, что эта система, при всей ее обременительности, имеет и ряд достоинств. "Выполнение этих требований гарантирует, что уровень квалификации выпускника будет достаточно высок, — говорит Эванс. — Оценка уже зависит не столько от преподавательского состава, сколько от наличия у студента практических навыков". По его мнению, это именно то направление, в каком должна развиваться вся система бизнес-образования. А вот неопределенность в вопросе определения критериев MBA может привести к тому, что в течение ближайших лет некоторые школы на рынке не удержатся. Уже в 2004 г. решили слиться две бизнес-школы — Edhec и Theseus, и теперь Edhec будет предлагать свою программу MBA под брэндом Theseus.

Хотя французскому рынку бизнес-образования еще предстоит разрешить множество противоречий, он по крайней мере хотя бы определился с понятием MBA — мастер бизнес-администрирования. А вот в Германии пока нет определенности даже в этом вопросе. Там аббревиатура MBA может на самом деле означать, что вы имеете дело с "мастером ассигнования бондов" или с другой профессией, не имеющей никакого отношения к управлению бизнесом. (24.01.2005, Александр Силонов)

 



Комментарии Фейсбук Вконтакте