Почему я вернулся к программе МВА?

Дата публикации

Летом 1999 года 22 студента программы МВА Wharton School at the University of Pennsylvania решили бросить обучение и не возвращаться к занятиям курса второго года. Наблюдая за тем, как их ровесники без особых временных затрат делали себе состояния на Интернете, когда хорошо представленная идея могла котироваться на бирже Nasdaq и стоить несколько миллионов долларов, они не желали оставаться в стороне. Я был одним из них. Четыре года спустя я - шестнадцатый из тех двадцати двух, кто вернулся, чтобы все-таки получить степень МВА. По правилам, установленным в Wharton, студентам разрешается брать академический отпуск на срок до пяти лет. Поэтому у шести оставшихся беглецов есть еще время до следующего сентября, чтобы решить, продолжить обучение или забыть об МВА.
Почему я вернулся, чтобы получить степень? И почему вернулись так много моих однокурсников? Во многих случаях их едва оперившиеся интернет-предприятия просто растратили все деньги, а в условиях катящейся под гору экономики завершение программы МВА для возврата к более безопасной профессии, такой как банковское дело или консалтинг, кажется более чем логичным. В остальных случаях все вернувшиеся решили для себя проблему выбора между стабильностью работы в крупной организации и неразберихой собственных начинаний в пользу первой. В моем случае, я ушел из школы Wharton, чтобы вести бизнес интернет-компании под названием Schoolsnet, которая базировалась в Великобритании. Я провел лето 1999 года в интерне на фиксированной зарплате при компании Goldman Sachs, планируя заниматься торговлей химическими производными после окончания программы. Кроме этого я обдумывал перспективы сотрудничества со своим другом детства в качестве журналиста для создания бизнес-плана образовательного интернет-проекта. У моего коллеги Грэга Хэтфилда уже был опыт создания одного успешного проекта в виде Soccernet, информационного футбольного сайта, проданного незадолго до этого компании Disney. Он пригласил меня на встречу и сообщил, что встретил в винном баре потенциального инвестора, готового предоставить 700 тыс. фунтов стерлингов для финансирования разрабатываемого нами проекта. Учитывая то, что наш бизнес-план представлял собой идею, расписанную на трех листах бумаги, меня это немного удивило. Но поскольку кто-то реально предлагал финансирование наших идей, уход из школы и отказ от предложений компании Goldman Sachs тогда казались шагом вполне разумным. В течение следующего года мы организовали компанию, собрали примерно 8 млн фунтов и наняли 50 человек. Такое количество денег и высочайшая степень ответственности в возрасте 28 лет дали мне такой широкий практический опыт, о котором в бизнес-школе мне могли только рассказывать в теории. Через два года я покинул Schoolsnet при условиях саркастического характера. Вспоминая то время, мне кажется теперь, что это был идеальный момент для возвращения в Wharton. Я тем не менее решил заняться управленческим консалтингом в компании Sports Gaming, концентрируясь на игровом секторе. В течение последних двух лет я путешествовал по всему миру, оказывая помощь различным игровым компаниям, банкам инвестиций, а также частным фондам, у которых возникали проблемы и задачи, связанные с игрой. Вдобавок ко всему, компания превратилась в крупного оператора по спортивным ставкам в Интернете. Я продолжу вести дела компании Sports Gaming после получения МВА и надеюсь, что найду пути плодотворного развития и роста для такой маленькой компании, какой она сейчас является (около двадцати сотрудников). Но основной причиной моего возвращения, по-видимому, является все-таки то, о чем наверняка подумали бы большинство читателей. Будучи работодателем, я провел огромное количество времени, разбирая резюме разных людей. Я задавал себе вопрос: "Дал бы я себе, имеющему половину МВА, работу?" Наверное, нет. В такой ситуации можно предположить, что программа не завершена, потому что студент провалил какой-нибудь курс или из-за своего характера не смог проучиться два года. В данный момент после завершения программы я собираюсь продолжить вести дела Sports Gaming. Но обстоятельства могут измениться, и мне, возможно, придется задуматься над тем, как другие люди могут отнестись к моему резюме. Каковы основные отличия между Wharton 1999 и его теперешним состоянием? Два главных отличия: совершенно изменившийся кампус и отсутствие уверенности в будущем у студентов. С тех пор как я ушел, Wharton перебрался в новое здание, Huntsman Hall, стоимостью $40 млн. С самого первого взгляда становится очевидно, что это значительное улучшение по сравнению с предыдущим местом, где потолки протекали, а сиденья были самими неудобными из тех, на которых мне только приходилось сидеть. Новое здание оснащено беспроводной сетью и множеством компьютеров. Как раз этого очень недоставало в старом здании. Обратная сторона всех перемен к лучшему в том, что, с тех пор как я ушел, плата за обучение ежегодно росла примерно на 8%, что составляет $37314 за второй год обучения плюс $20000 за проживание и т.п. Кроме того, рынок труда для выпускников МВА сейчас находится в ужасном состоянии. Когда я ушел в 1999 году, не найти хорошую работу было практически невозможно. Рекрутеры оставляли сообщения, буквально умоляя студентов Wharton прийти на собеседование. 
Теперь ветер дует в противоположном направлении и даже лучшим финасистам приходится бороться за пробную встречу с потенциальным работодателем. Благоприятная ситуация на рынке труда во время моего обучения имела среди своих последствий не в меру оживленную общественную жизнь, а также то, что никто не заботился о своих оценках, лишь бы балл был проходной. У меня сложилось впечатление, что сегодняшние студенты не так много веселятся, потому что концентрируются на работе, вместо того чтобы исследовать бары и рестораны Филадельфии.
В течение следующих восьми месяцев я надеюсь убедиться в том, что время и деньги, потраченные мной для завершения обучения, оправдают себя. Хотя это может выясниться лишь через 10-20 лет после выпуска.

 




 

Комментарии Фейсбук Вконтакте