Уроки экономики: Капитализм без капитала

Дата публикации

Крупнейший фабрикант конца XVIII в. сэр Ричард Аркрайт был первым в мире промышленником в современном смысле слова. Аркрайт владел своими мануфактурами и прядильными машинами. Сложность оборудования и экономия на масштабах сделали мануфактуры эффективнее традиционных для той поры мелких подрядчиков. До сих пор это считается обоснованием для существования крупного бизнеса.

 

Источник власти Аркрайта ясен. Он был собственником зданий и оборудования, он же и решал, кому работать на его мануфактурах. Старейшая британская компания Peninsular and Oriental Steam Navigation Company (P&O) также распоряжалась собственными капиталами и судами, что означало, что капитаны полностью подотчетны судовладельцу. А служба Британской империи предъявляла высокие требования к достаточности капитала. Если P&O сейчас купят и компания перестанет быть британской, это станет и вехой в истории бизнеса, символизируя приход эры капитализма без капитала.

 

Структура производства определяла структуру бизнеса. Капитал управлял трудом, а владельцы капитала командовали работниками. Промышленная революция сначала изменила экономику, а потом вслед за ней изменилась и политика.

 

Но сегодня офисные здания принадлежат специализированным управляющим компаниям или фондам. Что же до столов и компьютеров, то при нынешнем развитии сложных структурных финансовых инструментов и схем потребуется целое расследование, чтобы определить формальных собственников этого имущества. Власть нынешних руководителей не связана с владением активами. Их власть проистекает из их позиции в иерархии, и получают они ее так же, как священники, аристократы и военачальники: с помощью семейных или личных связей, а также за счет собственных политических навыков.

 

Корпорации сегодня играют ту же роль в формировании структуры общества, которую раньше играли церковные приходы, землевладения и военная организация. Мир Карла Маркса, где капитал определяет классовую структуру общества, а власть проистекает из собственности на средства производства, оказался всего лишь короткой интерлюдией. Как Маркс и предсказывал, этому миру пришел конец. Правда, к счастью, не по тем причинам и не по тому сценарию, который он предсказывал.

 

Как ни парадоксально, многие продолжают пользоваться категориями Маркса. Они говорят об акционерах как о владельцах бизнеса, хотя невозможно указать, чем же они на самом деле владеют. Они говорят о прибыли как об отдаче на вложенный капитал, хотя речь скорее следует вести об экономической ренте – отдаче от брэнда, репутации, интеллектуальной собственности, знаний и реализации рыночной позиции компании.

 

Современные рынки ценных бумаг – это не рынки капитала. Более того, разрыв между доходностью по акциям и снижающейся доходностью по облигациям компаний стимулирует их к выводу капитала из бизнеса. В результате прибыль на акцию растет. Избавляются от недвижимости: розничные торговцы не владеют собственными магазинами, а пивовары – барами, а отельеры – зданиями своих отелей.

 

Сегодня вывеска указывает на оператора, а не на владельца капитала. Название авиакомпании на борту самолета или логотип на борту грузовика ничего не говорят о владельцах этих активов.

 

Джон Кэй

vedomosti.ru

Комментарии Фейсбук Вконтакте