У выпускников ведущих бизнес школ есть одно большое достоинство – они знают и умеют вести бизнес на лучшем мировом уровне – и один большой

Дата публикации

Выпускник физического факультета МГУ, после окончания остался в  аспирантуре и защитил кандидатскую диссертацию. Некоторое время работал в науке, занимался электронной микроскопией и микротомографией. С 1993 года Сергей почти четыре года работает в консалтинговых компаниях Cannon Associates и Coopers&Lybrand, а потом переходит в компанию «Интеррос». Один из проектов компании приводит его к должности директора по маркетингу и сбыту Останкинского мясокомбината. Когда в его подчинении оказывается более 200 человек, Сергей решает получить степень МВА и останавливает свой выбор на бизнес-школе Johnson университета Cornell. Окончив программу в конце мая 2000 года, Сергей становится коммерческим директором компании «Голден Телеком».В настоящее время Сергей Лихарев также является московским представителем Ассоциации русскоговорящих выпускников ведущих западных бизнес-школ – CluMBA.

 

Считаете ли Вы необходимым получение бизнес-образования?

 

Я с трудом представляю себе профессионала, который бы ответил на этот вопрос отрицательно. Образование еще никогда никому не мешало. Другой вопрос – какое образование? Существует большое количество форм и методов бизнес образования: тренинги, краткосрочные курсы, специализированные программы и т.п. Одной из популярных программ – но далеко не единственной – является программа Master of Business Administration (MBA). Поскольку я более всего знаком с этой формой бизнес образования, то предложил бы сформулировать вопрос по-другому: «Кому и как может помочь получение бизнес образования по программе MBA?» Дело в том, что у этой программы есть одно принципиальное отличие от всех остальных: это программа подготовки универсальных менеджеров. В этом определении есть два ключевых слова: «менеджер» и «универсальный». Т.е. это, во-первых, подготовка именно управленцев, а не специалистов-профессионалов в узких областях, а во-вторых, это подготовка менеджеров, не привязанных к конкретной отрасли или виду бизнеса, т.е. менеджеров-универсалов, которые в принципе могут работать в любой области. Поэтому MBA предназначена для тех, у кого есть желание и способности идти в бизнесе именно по этому пути.

 

Другое дело, что для того, чтобы MBA принесла реальную пользу, только желания – и даже способностей – мало. До MBA нужно «дозреть», т.е. накопить определенный жизненный опыт, достичь определенного уровня профессиональной зрелости. Дело в том, что MBA в силу своей универсальности не может – да и не должна давать очень детализированную информацию по всем изучаемым предметам. Бизнес – штука достаточно сложная и глубоко изучить все его аспекты за два года «с нуля» физически невозможно. Основное достоинство программы – дать целостное представление о том, как все эти «колесики и винтики» бизнеса работают вместе как единое целое. Поэтому изначально предполагается, что у студента MBA уже есть достаточно хорошее представление об этих «колесиках и винтиках», без этого знания, полученные в бизнес школе останутся в лучшем случае голой схоластикой, а в худшем – выветрятся из головы через полгода после выпуска. Так что MBA полезна – и очень полезна! – для достаточно опытных специалистов, желающих стать универсальными менеджерами.

 

Со мной было именно так. О необходимости дополнительного образования я думал почти все время, что работал в бизнесе, однако только после того, как я поработал и в консалтинге, и в инвестиционном бизнесе, и в производстве я понял, что мне нужно именно MBA. А окончательно это решение оформилось, когда на меня свалилась ответственность за работу более, чем двухсот человек и бюджет продаж порядка $50 млн. в год. Сложность менеджерских задач выросла в разы по сравнению с тем, что я делал раньше, и я понял, что работаю неэффективно – сталкиваясь с той или иной проблемой, я чувствовал, что очень часто «изобретаю колесо», заново придумывая то, что давно придумали до меня. В маркетинге и стратегии я чувствовал себя уверенно, а вот в финансах, управлении персоналом – не очень. В общем, я абсолютно сознательно шел к получению фундаментального бизнес образования, и единственное, чего я недооценил, – это то, что эффект от него окажется таким значительным!

 

Что дало Вам получение МВА в хорошей школе? Существуют ли преимущества этой программы, о которых Вы не думали до поступления?

 

Степень МВА, полученная в хорошей школе дает три вещи. Первое, это некоторый фундаментальный набор базовых знаний в различных областях бизнеса. Достаточно много, конечно, я знал и раньше, но все равно ни один из прослушанных курсов не был для меня бесполезен. Я, например, очень сильно «подтянулся» в таких областях, как бухучет, микроэкономика, управление операциями. Поскольку основным способом получения такого рода знаний являются «традиционные» лекции и семинары, очень важным фактором, отличающим хорошую школу от... просто школы является подбор преподавателей. У нас в Корнелле большинство профессоров были ведущими исследователями в своих областях и вместе с этим – прекрасными учителями, способными не просто донести до студентов определенный набор знаний, но и научить ими пользоваться на практике. В результате у меня появилась уверенность, что во всех областях бизнеса у меня имеется набор знаний, соответствующий высшим мировым стандартам.

 

Второй результат получения МВА – это формирование системного подхода к менеджменту, т.е. представления о том, как различные «компоненты» бизнеса взаимодействуют друг с другом, вместе создавая то, что называется value for customer. В основном, такое понимание приходит на основе изучения «кейсов», когда анализируя реальные ситуации из деятельности различных фирм, студенты учатся применять базовые знания в реальной жизни. Хорошую школу здесь отличает как искусство подбирать кейсы, так и возможность «вживую» пообщаться с их героями: предпринимателями, менеджерами, общественными деятелями, на основе жизненного опыта которых, собственно и создаются кейсы. В Корнелле в качестве приглашенных лекторов выступали такие «звезды», как Джефф Паркер, создатель FirstCall – одной из ведущих информационной системы на фондовом рынке, Крейг Беретт, CEO фирмы Intel, ведущие менеджеры фирм Hewlett-Packard, Apple, Corning, Reebok, S.C. Johnson и других.

 

Ну и, наконец, третий результат получения MBA – это умение применять полученную совокупность знаний в различных условиях ведения бизнеса: в разных странах, разных отраслях, компаниях разного размера. Здесь одними учебниками, лекциями и кейсами не обойдешься – нужно живое общение с людьми, работавшими в различных условиях. Частично эту роль выполняют приглашенные лекторы, но, сами понимаете, в рамках полуторачасового выступления сложно рассказать о всех особенностях ведения бизнеса, например, в Китае. А вот общаясь два года со своими коллегами-студентами, приехавшими из этой страны, начинаешь гораздо лучше понимать тамошние «особенности китайской национальной охоты» - также, кстати, как и они – российской. Т.е. третье преимущество хорошей школы – это уникальный состав студентов, способных поделиться своим уникальным опытом как со своими одноклассниками, так и с преподавателями, т.е. то самое diversity, на которое такое пристальное внимание обращают сотрудники приемных комиссий. До поступления в Корнелл я этот третий фактор существенно недооценивал, но теперь понимаю, что он-то, наверное, и был самой важной составляющей моего образования.

 

Как связано понимание этих трех факторов с представлением о специфике российского бизнеса?

 

Обучение в Корнелле дало мне, в том числе, и четкое понимание того, что нормальный российский бизнес гораздо более похож на любой другой, чем отличается от него. Местные особенности бизнеса существуют везде, но бизнес во всех странах – и в России, и в Китае, и в США, и в Латинской Америке – живет по одним и тем же фундаментальным законам. Это не значит, что у российского бизнеса нет своей специфики. Напротив, именно из-за нее большинство выпускников ведущих бизнес школ в последнее время возвращаются в Россию, т.к. понимают, что это их рынок, и здесь они более конкурентны, чем, например, в США. Но это именно специфика, не более того, а не другие законы бизнеса. Здесь вполне применимо правило «20 на 80» - бизнес везде одинаков на 80 процентов, а отличается – только на 20. Возможно, в начале 90-х это было иначе, но теперь все именно так.

 

Как Вы считаете, готовы ли российские компании принимать выпускников хороших бизнес школ?

 

Тут вот в чем дело: у выпускников ведущих бизнес школ есть одно большое достоинство – они знают и умеют вести бизнес на лучшем мировом уровне – и один большой недостаток – они дорого стоят. Поэтому их разумно использовать там, где это имеет смысл, то есть в компаниях, работающих на высоком уровне цивилизованного ведения бизнеса. В последнее время достаточно много российских компаний вышли на этот уровень и готовы платить лучшим профессионалам достойное вознаграждение. В основном, сейчас в России высокий спрос на Top-МВА в консалтинге, финансах, в крупных диверсифицированных финансово- промышленных группах, в нефтяных и металлургических компаниях. Хорошим подтверждением этой тенденции является то, что все больше выпускников лучших западных бизнес-школ возвращаются в Россию. Летом прошлого года из 550 человек, зарегистрированных в Ассоциации CluMBA, в России работало около 60 человек. Сейчас из 660 членов в России нас уже 110.

 

А почему Вы вернулись в Россию?

 

Выпускник хорошей западной бизнес школы практически гарантированно может найти высокооплачиваемую работу в любой стране мира. Однако для того, чтобы работа была интересной, давала возможность полностью самореализоваться, проще говоря, «была в кайф», помимо хороших знаний нужно еще и понимание тонких особенностей ведения бизнеса в конкретной стране. У меня весь мой предыдущий опыт был связан с Россией, так что в любой другой стране я вряд ли мог рассчитывать на должность коммерческого директора ведущей телекоммуникационной компании сразу после окончания школы. У меня, конечно, была возможность получить работу в США, но я, если честно, не долго раздумывал – в конце концов, это наша страна, и если мы не будем ее развивать – то кто же будет?

 

Что более всего запомнилось в процессе получения МВА?

 

Как ни странно, больше всего запомнилось полное отсутствие всяких «культурных шоков». Понимание того, что и люди, и культуры, и бизнесы во многом схожи пришло очень быстро. Ну а кроме того запомнилась большая работа – и большой кайф от получения знаний и общения с коллегами. В общем, наверное, это был один из наиболее запоминающихся периодов в моей жизни.

 

Расскажите немного об истории Ассоциации.

 

Люди из бывшего Советского Союза стали учиться в хороших западных бизнес школах в начале 90-х годов прошлого века. Вначале это были единицы, потом несколько десятков в год, потом это число перевалило за сотню. Постепенно у разных людей стали возникать мысли о том, что выпускники хороших бизнес школ являются некоторой отдельной социальной группой. Стали создаваться объединения выпускников отдельных школах, где возникала достаточно большая русскоговорящая подгруппа. В конце 1999 года родилась CluMBA – Профессиональная ассоциация русскоговорящих выпускников ведущих бизнес школ. Основная миссия Ассоциации: сделать ее участников более ценными управленцами и помочь им выстроить прочные доверительные отношения по всему миру. В России у Ассоциации еще одна цель: быть для российского менеджерского сообщества источником знаний о западном бизнес образовании. В настоящее время в Ассоциацию входят 660 выпускников бизнес школ Berkley (Haas), Carnegie-Mellon, Chicago, Columbia, Cornell, Darden, Dartmouth (Tuck), Duke (Fuqua), Erasmus, Harvard, IESE, IMD, Indiana (Kelley), INSEAD, Kellogg, LBS, Michigan, MIT (Sloan), NYU (Stern), Rochester (Simon), Stanford, UCLA, Wharton, Yale. Ассоциация юридически оформлена как американская бесприбыльная организация.

 

Каковы цели CluMBA?

 

В начале организация была создана как некий закрытый клуб. Ее целью было общение людей со схожими идеологиями, жизненными установками, принципами. Будучи логичным продолжением третьего фактора получения бизнес образования, о котором я говорил выше, эта цель одинаково важна и для тех, кто остался на Западе и для тех, кто вернулись в Россию.

 

Но потом мы поняли, что организация не может существовать без внешних целей. И вторая цель Ассоциации, которую можно было бы назвать социальной, выглядит следующим образом. На Западе члены Ассоциации активно принимает участие в мероприятиях, способствующих изменению имиджа России в мире. Они взаимодействуют с другими сообществами, встречаются с официальными лицами на Западе и доносят до мирового сообщества мысль о том, что Россия на самом деле гораздо более похожа на другие цивилизованные страны и с ней можно иметь дело, как с равноправным партнером. Так 30 апреля представители КлуМБЫ в Нью Йорке принимали участие во встрече группы русскоговорящих профессионалов с делегацией Госдумы РФ во главе со спикером Г. Селезневым.

 

В России же наша социальная функция связана с популяризацией качественного бизнес образования, его роли и применимости в реальном бизнесе. Мы участвуем в различных конференциях, даем интервью, пишем книги, работаем на рынке рекрутинга. На наши встречи мы приглашаем журналистов, представителей бизнеса, рекрутинговые компании. Мы показываем, что хорошее бизнес образование полезно для экономики России в целом. Эта образовательная роль является для нас по-настоящему важной.

 

Спасибо!

Комментарии Фейсбук Вконтакте