Тяжелый труд на рынке труда

Дата публикации

Мэтью Меррик, глава Центра по Трудоустройству Harvard Business School, говорит, что «2003 год будет очень похож на предыдущий»...

 

Мэтью Меррик, видимо, владеет редким искусством оказываться в нужное время в нужном месте. Выпускник экономического факультета Гарварда, обладатель степени MBA (выпуск 1996 года), он принял в своей альма-матер бразды правления отделом по поиску работы для выпускников в декабре 2001 года – в тот самым момент, когда на рынке труда для обладателей степени MBA наступили самые черные за всю его историю времена. Некоторое время назад корреспондент BusinessWeek Брайан Хиндо побеседовал с Мерриком о его опыте работы в нахождении мест для выпускников в текущий сложный период, о том, чего он ожидает в следующем году. Нижеследующее – фрагменты этой беседы.

 

Вопрос: Вы, должно быть, понимали, что работа у вас будет не из легких, на рынке труда не лучшие времена.

 

Ответ: Да, я отдавал себе в этом отчет. Правду сказать, именно это и делало работу привлекательной в моих глазах. Когда ситуация стабильная, куда меньше стимулов проявлять свои творческие способности. Но в этом году мне нужно было сделать очень многое, и еще большего от меня ожидали. Если смотреть на эту ситуацию глазами лидера, ищущего себе поле для деятельности, лучше места не найти.

 

В: Что касается возможностей найти работу для выпускников – насколько плохо все складывалось в этом году?

 

О: Для нашего факультета год выдался трудный, как, полагаю, и для всех остальных ведущих бизнес-школ мира.

 

В: Какова доля студентов, у которых на данный момент есть работа?

 

О: Мы еще не подвели окончательные итоги... В сравнении с другими университетами мы, мне кажется, выступили неплохо, но все же не отнюдь не так хорошо, как в прошлом году.

 

В: Гарвардская бизнес-школа славится тем, что выпускники поддерживают между собой тесную связь. Могут ли студенты извлечь из этого какие-то выгоды?

 

О: Мы ведем базу данных контактной информации о наших выпускниках, вернее, они сами обновляют эту информацию, и они, конечно, могут выступать советчиками для студентов; это касается более половины наших выпускников. Так что у студентов оказывается в распоряжении огромное число людей (почти 50 тысяч человек), которые могут помочь им найти работу в самых различных местах планеты, в самых различных сферах бизнеса и компаниях, они могут легко вступать в контакты с представителями лидирующих корпораций во всех сферах бизнеса в мире.

 

Обычно наши студенты используют свое образование и свою активность в области поиска работы так – они просят выпускников дать им совет относительно компаний в той сфере или области, где они хотели бы работать.

 

В: Считается, что ты не можешь просить выпускника своего же факультета взять тебя на работу – это невежливо. Как в этой ситуации вы советуете поступать?

 

О: Нужно просить дать общую информацию о сфере бизнеса или о регионе. Например: не могли бы вы дать общую оценку состояния дел в такой-то индустрии? Каковы конкурентные преимущества фирм, которые успешно работают в этой индустрии? Кто из игроков на таком-то рынке – настоящая сила? С кем из игроков на этом рынке вы хотели бы иметь долговременные связи?

 

Примерно то же самое относительно региона. Например: кто самые главные игроки рынка в таком-то городе, каковы их достоинства, каковы их недостатки, каково, на ваш взгляд, их будущее? Задавая такие вопросы, студент получает возможность воспользоваться опытом другого выпускника. И, конечно, каждый выпускник хорошо понимает, что если какой-то студент звонит ему или пишет ему письмо, то он на самом деле ищет работу.

 

Ведь сам этот процесс, на наш взгляд – часть образования. Мы не устаем повторять нашим студентам, что, разумеется, найти себе работу, особенно в первый раз – вопрос первостепенной важности, но что, тем не менее, им просто необходимо хорошо представлять себе свои карьерные перспективы на ближайшие пять-семь лет, понимать, какой путь они хотели бы пройти.

 

В: В прошлом году 60% выпускников Гарварда нашли себе работу в сфере финансовых услуг и консалтинга. Как мы знаем, именно в этих двух сферах бизнеса произошло максимальное падение спроса на рабочую силу. Как это повлияло на динамику приема на работу в этом году?

 

О: Консалтинговые компании взяли на работу 30-35% выпускников прошлого года, в этом году аналогичные цифры составят 20-25%. Студенты начинают относиться к поиску работы творчески, начинают более серьезно задумываться об этом, ищут другие сферы применения своих знаний и способностей.

 

Что же касается спроса на менеджеров и маркетинговых работников, то он увеличился. В прошлом году работу общеменеджерского плана выбрали около 10% наших студентов. В этом году аналогичная цифра достигла 15%. В случае маркетинга, соответственно, в прошлом году мы имели 8%, в этом году – 12%.

 

В: В каких еще сферах бизнеса есть спрос на ваших выпускников?

 

О: Падение спроса на сотрудников в указанных вами сферах бизнеса в известной степени компенсируется спросом со стороны средних и крупных корпораций. Мы также не ожидаем радикальных изменений числа наших выпускников, устроившихся в сфере венчурного капитала или работающих в своих компаниях. Управление инвестициями переживает сейчас скачок популярности, в этой сфере нашли себя 10% выпускников, что, насколько я понимаю, в два раза больше, чем в прошлом году.

 

Если говорить о конкретном типе работы, то процент выпускников, ушедших в маркетинг, вырос в этом году в полтора раза, примерно то же самое можно сказать о проценте людей, поступивших на должности общеменеджерского плана.

 

В: Верно ли, что банковский и консалтинговый бизнес останутся главными потребителями ваших выпускников?

 

О: Повторяю, у нас еще нет полных данных, но я уверен, что вы правы.

 

В: Предположим, наступил момент, когда консалтинговые фирмы и банки снова стали нанимать большое количество людей. Как вам кажется, вернутся ли ваши студенты в этот сектор?

 

О: Это очень сложный вопрос. Мне кажется, что если бы, допустим, к завтрашнему утру экономика восстановила свои прежние позиции, то процент студентов, выбирающих консалтинг и банковский бизнес, не вернулся бы к исходной отметке. Я думаю, последствия произошедшего спада еще долгое время будут оказывать влияние на выбор работы.

 

В: Верно ли, с вашей точки зрения, что обладатели степени MBA старались получить работу в сфере консалтинга и банковском бизнесе только ради больших денег и престижа?

 

О: На этот вопрос так просто не ответишь. Некоторые склонны думать, что так оно и было. Но я бы обратил ваше внимание на тот факт, что у такой работы есть много уникальных достоинств – дело не только в зарплате, но и в возможности приобрести опыт, пообщаться с умными людьми, многое узнать о самых разнообразных сферах бизнеса, и, наконец, поработать под управлением хороших менеджеров. Все это, как нам кажется, крайне важно.

 

Безусловно, работа в этих сферах исключительно привлекательна; их популярность среди студентов обусловлена и тем, что, работая там, они существенно улучшали долгосрочные перспективы собственного трудоустройства. Очень многие лидеры современной корпоративной Америки прошли в свое время через инвестиционно-банковский и консалтинговый бизнес. Поэтому попасть туда – естественный первый шаг для человека, который хочет стать лидером какой-либо компании.

 

Хотя, конечно, существует и множество других путей достичь того же самого. Например, можно прямо пойти на работу в крупную корпорацию и сделать там карьеру.

 

В: Не кажется ли вам, в таком случае, что экономика, придя в текущее свое состояние, так сказать, «сбила спесь» с финансов и консалтинга?

 

О: Не сказал бы. Я думаю, что, раз в те времена, когда сферы инвестиционного бизнеса, высокотехнологичного бизнеса и другие сферы переживали бум, в них хотел попасть любой, то и в будущем найдутся привлекательные сферы бизнеса.

 

В: Снизилось ли количество компаний, которые приезжают на кампус?

 

О: Их в самом деле стало немного меньше, но наши постоянные «клиенты» отнюдь не забыли дорогу к нам. По крайней мере, мы видим их регулярно.

Конечно, в текущем году они берут на работу меньше студентов, чем раньше... Но они все равно приходят.

 

В: Не сказалось ли все это на восприятии ситуации студентами? Они отреагировали как-то на тот факт, что они больше не могут рассчитывать, что их наймут на работу прямо, так сказать, «за партой»?

 

О: Несомненно. Возможностей устроиться стало меньше, так что студенты поняли: "Придется нам самим искать себе работу."

 

Пожалуй, именно это и есть то главное, что случилось в текущем году – студентам пришлось проявлять гораздо больше инициативы, чтобы убедить потенциальных работодателей в своей привлекательности, чем в прошлом. Эта тенденция стала заметна осенью.

 

В: Не кажется ли вам, что большинство студентов MBA ведущих бизнес-школ мира находятся в плену иллюзии, что работу им просто принесут на блюдечке с голубой каемочкой?

 

О: Я думаю, что если человек поступает в ведущую бизнес-школу, то перед ним автоматически открываются большие возможности, чем перед другими людьми. С другой стороны, у такого человека растут и ожидания. Так что, полагаю, здесь все относительно. В этом году, вероятно, нашим студентам пришлось работать вдвое усерднее, чем их предшественникам, чтобы найти работу.

 

Это тяжелый труд. Кое-кто понял это с самого начала, кое-кого нам пришлось расталкивать. В конце концов, однако, все находят работу.

 

В: Волна скандалов, прокатившаяся по бизнес-сообществу в последнее время – повлияла ли она на то, какую работу люди стали выбирать?

 

О: Я думаю, что все события последнего времени – и спад на рынке труда, и 11 сентября – все это заставило студентов задать себе вопрос: "Какую работу я на самом деле хочу найти? Что для меня в ней главное?"

 

Действительно, что главное – зарабатывать больше денег, жить в том или ином городе, работать с хорошими людьми? Мне кажется, что люди стали больше уделять внимания собственным ценностям. Так что, по-моему, корпоративные скандалы – лишь одно из следствий других, более глубоких причин, которые заставили людей больше думать о том, чего они на самом деле хотят

 

В: Крупные банки продолжают увольнять сотрудников. По слухам, которые до вас доходят – в краткосрочной перспективе ситуация не улучшится?

 

О: Не скажу, что это общее мнение. Более реальный прогноз – в будущем году ситуация будет примерно такой же, как и сейчас. Также привлеку ваше внимание к уровню безработицы – в данный момент она составляет 5,5- 6%. Разумеется, в числе этих безработных есть и обладатели степени MBA.

 

Так что, вероятно, нашим студентам придется больше работать и дольше искать хорошее место. При этом, хотя рынок труда сейчас уже, чем в эпоху интернет-компаний, ситуация далека от того, чтобы быть катастрофической.

 

В: Есть ли сферы бизнеса, спрос которых на людей со степенью MBA вы хотели бы увеличить?

 

О: В настоящее время мы пытаемся убедить международные организации – компании, расположенные вне территории США – вступить с нашим факультетом в те или иные отношения. Около трети наших студентов – иностранцы, поэтому мы хотим, чтобы в нашем, так сказать, «портфеле работодателей» были и интернациональные компании.

 

В: Как вы убеждаете компании, что контакты с вашим факультетом будут им полезны?

 

О: Мы ведем переговоры с широким кругом компаний. Мы связываемся с важными фигурами в этих компаниях (они зачастую оказываются нашими выпускниками), говорим с ними о факультете и его интересах, узнаем различные подробности о компаниях, где они работают, пытаемся выработать программы сотрудничества. Иногда речь в самом деле идет о приеме наших выпускников на работу, часто речь заходит об образовании для высшего менеджмента или исследовательских проектах. Так что наши отношения с таким компаниями могут принимать самые различные формы.

 

В: Каково ваше отношение к госслужбе и общественной работе?

 

О: Вы знаете, буквально пару недель назад я имел беседу с довольно высокопоставленным государственным чиновником как раз на эту тему. И в этом году некоторые из наших выпускников – их, впрочем, немного, хотя и гораздо больше, чем обычно – поступят на госслужбу. Одного из наших выпускников, например, взяли на работу в ФБР. Престиж госслужбы стал сейчас несколько выше, чем раньше, но никаких радикальных изменений не произошло.

 

Что же касается некоммерческих организаций, то в этом году работу в них на лето выбрали 8% процентов наших студентов. За всю историю HBS эта цифра никогда не достигала такого высокого уровня.

Комментарии Фейсбук Вконтакте