Бизнес в стиле Tuck

Дата публикации

Правда ли, что американский стандарт образования МВА устарел? Корреспонденты журнала Guardian пытаются выяснить это у декана Tuck School of Business, расположенной в Новой Англии.

Европейские бизнес-школы отстаивают свою, по их мнению, улучшенную модель образования МВА, имеющую по-настоящему интернациональную природу, возраст участников которого чуть превышает 30 лет, противопоставляя ее более старой, но испытанной американской модели, разработанной в начале прошлого века. Тем не менее, там, где стандарты бизнес-образования впервые были применены на практике, над претензиями европейцев просто смеются.

Чтобы добраться до места рождения МВА, нужно проехать около пяти часов от Нью-Йорка до небольшого города под названием Hanover, штат New Hampshire, расположенного в самом сердце Новой Англии. Там вы найдете Dartmouth College и расположенное на его кампусе величественное здание Tuck School of Business, первой бизнес-школы в мире, основанной в 1900 году. Школа Tuck стала предлагать своим слушателям классические двухгодичные магистерские программы по бизнес-образованию в начале 20 века. Название МВА появилось чуть позже - в начале 30-х. Сегодня это единственная престижная бизнес-школа, которая работает исключительно с одним форматом - дневным обучением по двухгодичной программе МВА.

Декан Пол Дэйнос (Paul Danos) уверен, что превосходство американского МВА неоспоримо, по крайней мере, в обозримом будущем. Тем не менее, заявление европейских школ о том, что их стандарт имеет более интернациональное содержание и направленность, имеет свои положительные стороны, поскольку в Европе привыкли работать в международных условиях, в то время как в Америке нет. Дэйнос замечает, что в среднем около трети студентов его бизнес-школы имели не-американское происхождение. "Примерно столько же, как и в ведущей французской бизнес-школе Insead"? - говорит он. На возражения о том, что абсолютное большинство участников программ Insead не французы, он замечает: "Если принять Европу за одну страну, то пропорции будут примерно равными".

В действительности дело обстоит именно так, но есть ли смысл в том, чтобы рассматривать всю Европу как одну страну? Можно ли сравнивать Insead, где треть студентов приехали из не-европейских стран и Tuck, где около 30% приехали из-за пределов США? "Почему бы и нет, - говорит Дэйнос, - Население Соединенных Штатов в этническом понимании, по крайней мере, не менее разнообразно, чем европейское сообщество в целом".

Основная причина, по которой превосходство США можно считать непоколебимым, говорит он, это деньги. Американские бизнес-школы намного богаче во всем остальном мире. С этим согласны даже самые радикально настроенные защитники европейских стандартов. В системе американского образования и в культуре частных университетов глубоко укоренились традиции пожертвований выпускников. "Доход американских бизнес-школ на 25-50% складывается из частных пожертвований. В Европе даже ведущие школы могут похвастать не более чем 10 процентами". 

Даже по американским стандартам получается, что Tuck получает отменную поддержку от своих выпускников. Отчасти причина такой щедрости в том, что Tuck - единственная школа из списка top-20, расположенная в небольшом городе. Участники программ в такой школе, где годовой поток учащихся не превышает 240 человек, чувствуют себя не просто выпускниками элитной бизнес-школы, как Harvard или Wharton, они ощущают личную причастность, возникают чувства, сходные с родственными. "Две трети наших выпускников выписывают нам чек каждый год", - говорит Дэйнос. Никакая другая бизнес-школа не может похвастать такой поддержкой, хотя многие другие ведущие американские школы объявляют цифры, весьма завидные по стандартам Европы, утверждая, что от четверти до половины их выпускников делают ежегодные отчисления в фонд своей альма-матер.

Если учесть, что 7600 выпускников Tuck ежегодно перечисляет на счета школы от $500 до 50 000$, то можно предположить, что эта школа не только получает денег на уровне Harvard и Wharton, она вероятнее всего получает больше их, поскольку здесь свою роль играют и размер учебного заведения.

Тот факт, что у нас имеется достаточно финансовых резервов, помогает нам оставаться среди лидеров, - говорит декан. "Мы используем деньги, чтобы брать на работу лучших преподавателей, предлагая им более выгодные контракты. Кроме того, им приходится не так много преподавать, используя оставшееся время для проведения исследовательской работы". Кроме того, бизнес-школа имеет несколько руководящих позиций, названных в честь тех, кто оплачивает работу на этой должности. Например, Кен Френч (Ken French) работает в школе в должности профессора финансов от имени Carl E and Catherine M Heidt.

Наличие достаточного объема материальных средств также означает, что они могут предоставлять своим студентам больше стипендий. "Обучение на нашей программе МВА стоит немало денег, но мы не смотрим на то, сможете ли вы нам заплатить. Если у вас есть способности, вы можете поступить, даже если вы не в состоянии нам заплатить."

Анхель Кабрера (Angel Cabrera), декан мадридской Instituto de Empresa Graduate Business School однажды сказал, что американска модель МВА отмирает и будущее за европейской системой, предлагающей годичные курсы вместо двухгодичных. Что думает по этому поводу декан школы Tuck? Он рассмеялся в ответ и спросил, не поэтому ли доктор Кабрера в августе этого года собирается переехать в США, поскольку его пригласили на должность президента Thunderbird School of International Management, расположенной в штате Аризона?

Комментарии Фейсбук Вконтакте