Трансформация ученых

Дата публикации

Возможно ли доктору наук направления “американская литература” стать преподавателем по маркетингу? Или преподавателю экономики стать учителем корпоративных финансов? Джон Фернандес (John Fernandes), президент Ассоциации высших бизнес-школ при университетах (Association to Advance Collegiate Schools of Business), считает, что возможно.
Обеспокоенная угрожающим недостатком преподавателей по менеджменту в бизнес-школах США, организация AACSB, считающаяся также и группой, проводящей аккредитацию, разработала инновационную программу, предоставляющую ученым в разных областях навыки, необходимые для преподавания бизнеса.
“Связующая программа”, которую мы в ближайшие несколько месяцев собираемся запустить в 5 бизнес-школах, не такая уж и новая, как может показаться на первый взгляд, говорит мистер Фернандес. “Программа направлена на обучение профессоров, уже имеющих докторскую степень в похожих областях гуманитарных наук, – поясняет он. – Помните, что до 1950-х не существовало докторской степени в бизнесе. Преподаватели по бизнесу старой школы обладали степенями других дисциплин”. Выпуск докторов бизнеса сократился по мере увеличения числа поступивших на программы получения степеней бакалавра и магистра бизнеса. Недавнее исследование, проведенное организацией Graduate Management Admission Council, которая также проводит вступительный тест GMAT в бизнес-школах, показало, что программы получения докторской степени оказались единственными, на которые было подано чрезвычайно малое количество заявлений от потенциальных студентов. А бизнес-школы, как и любые другие учебные заведения, понесут огромные убытки по мере завершения бума рождаемости. Подобный недостаток представляет собой проблему для бизнес-школ, в особенности в отношении проведения аккредитации, поясняет мистер Фернандес. AACSB требует, чтобы 50% дисциплин вели квалифицированные в академическом плане специалисты, 40% – обладающие  “профессиональными” квалификациями и не имеющие докторских степеней, а остальные 10% могут не попадать ни под одну, ни под другую категорию. “Безусловно, практики вносят бесценный вклад в учебный процесс, обогащая его реальным жизненным опытом, – говорит он. – Однако именно академически квалифицированные преподаватели, целая жизнь которых связана с обучением специалистов по управлению, вносят изменения в учебную программу и проводят основные исследования, необходимые для совершенствования дисциплины”. К школам, которые планируют запустить данные программы, относятся University of Toledo’s College of Business Administration, Tulane University’s Freeman School of Business, Virginia Tech’s Pamplin, University of Florida’s Warrington College of Business and Grenoble Ecole de Management во Франции. Школы выработали программу, длительность которой варьируется от 2 месяцев до 2 лет, которая включает в себя ряд семинаров, проектов, курсовых работ онлайн и проведение различных исследований. Размер платы за обучение колеблется от $14000 до 40000 (7000–20000 фунтов стерлингов) и может производиться из бюджета либо непосредственно самого студента, либо его спонсирующей организации, либо предоставляемых правительством грантов и залогов. В течение следующих 5 лет AACSB планирует выпустить около 200 специалистов данной программы. “Я думаю,  она надолго станет связующим звеном для подготовки докторов”, – говорит Фернандес. Он утверждает, что ключом к успеху для этой программы является то, что она придает студентам стимул как в интеллектуальном, так и финансовом понимании. Данная “связующая” программа предоставляет им возможность “применения их основного образования”. Свое теоретическое призвание они могут обменять на практическое.
Во-вторых, преподаватели в бизнес-школах зарабатывают намного больше, чем члены ученого совета любых других учебных заведений. Профессор математики зарабатывает около $70000 в год, в то время как профессор бухгалтерского учета получает около $115000 с возможностью дальнейшего увеличения ставки. Поэтому экономический стимул велик. Плюс ко всему, наблюдается избыток докторов гуманитарных наук. “И научное сообщество физически не способно предоставить занятость каждому из них, – говорит он. – Бизнес-школы же весьма компактны”.Однако мистер Фернандес признает, что программы не получили того толчка, который он предвещал. Он понимает, что, возможно, увеличение заработной платы не достаточно для того, чтобы среднестатистический научный работник перешел на другую деятельность. “Им необходимы более существенные награды, – поясняет он. – Ведь мы просим от них коренного пересмотра области деятельности. Они должны находить новую работу приятной для того, чтобы суметь применить на практике то, что изучали, в целях совершенствования деловой среды и бизнес-обучения”.
Фрэнк Смит (Frank Smith) – директор Центра управления и повышения квалификации при школе Pamplin, наблюдающий за процессом внедрения программы в этой школе, отмечает, что неблагоприятная ситуация на рынке труда ученых является сильно мотивирующим фактором. “Существует немалое количество людей, потративших огромное количество времени и денег, дабы получить докторскую степень, – говорит он. – И когда они узнают о предоставляемой бизнес-школами возможности работать в направлении, напрямую связанном с их подготовкой, а также сформировать неплохую карьеру на академическом поприще – у них появляется блеск в глазах”.

Комментарии Фейсбук Вконтакте