Как стать птицей большого полета

Дата публикации

Как известно, дипломы даже самых престижных вузов не гарантируют того, что вы пробьетесь в ряды топ-менеджеров крупнейших компаний России. 
Как правильно спланировать свою карьеру, чтобы стать одним из них? Сегодня на этот вопрос отвечает рекрутер с более чем 10-летним опытом поиска менеджеров высшего звена для ведущих российских компаний, директор рекрутингового агентства «Прайм-чейз», один из руководителей Ассоциации менеджеров России Кирилл Бутусов.

— Кирилл, скажите, а какое образование должно быть у топ-менеджера?

— Формально он должен иметь два образования: высшее и MBA — либо общее (general), либо с определенной специализацией. Но на Западе принято считать, что любой менеджер учится всю жизнь, поэтому он должен обязательно использовать возможности, которые корпорация предоставляет в плане профессиональных тренингов. Чем выше уровень менеджера, тем больше времени должно уделяться обобщающим тренингам, связанным со стратегическим планированием и развитием личностных качеств.

— Как вы относитесь к распространенному мнению, что лучшее образование для управленца — техническое? Говорят, оно дает «системность мышления»...

— Я с этим не согласен. Если взять пятьдесят ведущих топ-менеджеров страны в разных рыночных отраслях, то доля «технарей» будет не больше 50%. Хотя если говорить о менеджерах-собственниках, которые создавали бизнес и им управляют, то в двадцатке ведущих менеджеров доля «технарей» будет около 70%. Объяснение кроется в том, что многие собственники начинали с торговли компьютерами, и только потом, когда бизнес-возможностей стало больше, фирмы начали заниматься другой деятельностью. Если бы тогда было выгоднее торговать книгами, мы с вами сейчас говорили бы о повышенном спросе на гуманитариев.
Впрочем, со временем спрос на них будет расти. Яркий тому пример — выпускники юридических вузов. В Москве среди юристов, которые работают в крупнейших российских корпорациях и отвечают за решение всех вопросов во всех областях права, лидируют выпускники МГУ. За ними с небольшим отрывом следуют юристы екатеринбургской школы. А вот выпускники МГИМО идут, как правило, в консалтинговые юридические агентства... 

— Какие вузы и бизнес-школы вы могли бы порекомендовать для тех, кто хочет иметь блестящее резюме?

— Пожалуй, лучше всего получить высшее образование в МГУ, Высшей школе экономики или Академии им. Плеханова. Я сужу по результатам, которые показывают их выпускники на рынке топ-менеджеров. Что касается бизнес-школ, то прошло еще слишком мало времени для того, чтобы делать выводы о качестве экономического образования в них. На мой взгляд, достойные школы — это IMISP в Санкт-Петербурге, программы MBA на базе Академии народного хозяйства в Москве и Высшей школы экономики. Остальные бизнес-школы в большей степени ориентированы на зарабатывание денег. Но даже в школах, которые я хвалил, многие преподаватели просто пересказывают студентам то, что изложено в западных книгах. Очевидно, что мотивация у студентов была бы значительно выше, если бы они учились у практиков.

— А может быть, человеку, который хочет стать менеджером такого ранга, нужно сразу учиться за рубежом? 

— Для способных ребят и девушек, желающих достичь каких-то высот здесь, в России, вполне достаточно образования, которое можно получить в нашей стране. Тем же, кто ориентирован на международную карьеру, целесообразнее учиться за границей. Выбирая между выпускниками Уортона и Высшей школы экономики, западный работодатель однозначно сделает выбор в пользу первого, а в российской корпорации, рассмотрев обе кандидатуры, скорее возьмут второго. 
Если же человек хочет сделать карьеру в одной из крупнейших международных компаний, западное образование становится обязательным условием. Российским отделением Mars, к примеру, сейчас руководит выпускник INSEAD Александр Изосимов. Думаю, его выбрали потому, что INSEAD — это одна из лучших бизнес-школ, а он — один из лучших ее выпускников. Взять человека с такими же способностями и знаниями, но не окончившего одну из бизнес-школ первой десятки, для Mars означало бы пойти на больший риск.

— Допустим, человек отучился в престижном вузе, что дальше? Где ему лучше начинать карьеру? 

— Многие топ-менеджеры начинают свой путь в консалтинге. Упомянутый мною генеральный директор «Mars-Россия» Александр Изосимов, к примеру, работал в McKinsey. Опыт, который дает работа в консалтинговых компаниях «большой пятерки», полезен в любом случае. Многие молодые ребята, которые прошли трех-пятилетнюю практику работы в этих фирмах и начинали с самых нижних ступеней, вроде assistant of project manager, сейчас выросли, ушли в производство или консалтинг и работают сами на себя. И хотя многие говорят, что репутация компаний «большой пятерки» не вполне оправданна, ни в одной бизнес-школе вы не научитесь так понимать бизнес, как в Arthur Andersen или McKinsey. 

— А насколько для топ-менеджера необходим опыт работы в западной компании? Ведь можно успешно продвигаться по карьерной лестнице в российской корпорации... 

— Я считаю, что любой русский менеджер должен обязательно пройти школу западных корпораций. Мне доводилось сталкиваться, например, с сотрудниками компании «Вимм-Билль-Данн», которая вся построена по российской модели и управляется русскими. Могу сказать, что уровень понимания сущности бизнес-процессов сотрудниками среднего и низшего звена в ней на порядок отличается от стандартов западных компаний. Разница настолько очевидна, что Pepsi, я полагаю, никогда не возьмет специалиста из «Вимм-Билль-Данн». Русские менеджеры-самоучки и говорят, и думают на ином, полуинтуитивном уровне. Опыт работы есть, а понимания, как устроена экономика в целом, понимания взаимосвязи процессов нет. В западных корпорациях иная глубина проработки стандартных бизнес-навыков: от общего управления до мотивации и лидерства... 

— Хорошо, допустим, наш воображаемый герой учился в хорошем вузе, работал в западной консалтинговой компании и получил степень MBA. По каким критериям будет оцениваться его способность стать топ-менеджером? 

— Прежде всего, рассматриваются его личностные качества: лидерство, амбициозность, ориентация на успех, гибкость, лояльность по отношению к компании, на которую он работает, способность работать в команде, уровень образования, опыт работы и пр. Мы оцениваем, насколько человек соответствует занимаемой должности, на какой уровень принятия решений и ответственности может он претендовать, какова репутация топ-менеджера среди коллег в бизнес-среде на вышестоящем и нижестоящем уровне, какой у него индивидуальный управленческий стиль. Западный стандарт предполагает, что человек владеет навыками менеджмента и общего администрирования, способен определять стратегию развития компании, знает финансы и бухучет, умеет наладить сбыт, работу с персоналом, public relations, владеет информационными технологиями. Для иностранных компаний имеют вес кросс-характеристики, связанные с возможностью человека работать во всем мире. 
Существуют и более тонкие моменты, на которые мы обращаем внимание. Например, топ-менеджер, который слишком часто меняет работу, вызывает подозрения: либо он не устраивает тех, с кем делает бизнес, в профессиональном или человеческом плане, либо действует недостаточно продуманно. Менеджер такого уровня не должен менять работу чаще, чем раз в три года. На Западе, чем выше уровень менеджера, тем этот срок больше. 

— А если человек уже давно отучился и работает в реальном бизнесе, как быть? Могут ли ему помочь различные программы стажировок — «президентская программа», проект ТАСИС MTP? Как вы оцениваете их эффективность? 

— К сожалению, люди, которые занимаются обоими этими проектами, — непрофессионалы в области реализации столь масштабных проектов, поэтому у программ низкая эффективность. Все дело в том, что плохо проводится отбор кандидатов. В списки часто включаются «свои» люди, не способные в принципе ни к какой менеджерской деятельности. Недостатки, скажем, «президентской программы» можно объяснить тем, что ее организацию поручили чиновникам, далеким от реального бизнеса. Получены и потрачены большие средства, а результаты, на мой взгляд, более чем скромные. 
Те, кто формирует программу ТАСИС, по-моему, тоже слабо себе представляют, как искать людей и как их оценивать. Если человек работает финансовым директором в региональной компании, а его посылают в Англию на фирму, которая занимается информационными технологиями, то идея этой стажировки не очень понятна. Уровень стажеров очень неоднороден. Подход чисто формальный: есть квота, и эту квоту надо «выбрать». 

— А вы сами можете предложить какую-то альтернативу? 

— В каждом из 46 регионов, где создаются отделения Ассоциации менеджеров России, мы будем сами отбирать тех, для кого участие в стажировках по линии ТАСИС может оказаться полезным. У нас есть договоренность с ТАСИС, по которой мы можем получить от пяти до пятидесяти процентов ежегодной квоты. Кроме того, мы хотим сформировать группу из входящих в Ассоциацию российских топ-менеджеров, которые поехали бы на учебу в Гарвард. Причем их будут учить по специальной программе, которую «делают» по нашему заказу. Прецедентов такого рода еще не было. Правда, обучение обойдется каждому из участников в 15-20 тыс. долларов, но, я думаю, оно будет стоить того.
 

 

Комментарии Фейсбук Вконтакте