Образование - двигатель капиталов

Дата публикации

Говорят, что российские мальчики, только-только начавшие играть на бирже, на отечественных просторах в два счета обставляют опытных зарубежных специалистов по фондовым и финансовым рынкам. Эту легенду комментирует директор учебного центра "Диджитал" АНХ РФ Мисак Вартанов:
"Так оно и должно быть по одной-единственной причине: на американском фондовом рынке прикрыты все дыры, которые в нашем законодательстве еще существуют. В таких конторах, как "Саломон Бразерс", сидят люди, знающие, что Security and Exchange Commission - это организация, которая не просто пугает кого-то, а имеет целый штат следователей, имеет право прослушивать ваши переговоры, может возбудить против вас уголовное дело и посадить в тюрьму. У этих людей с самого начала отрублен рефлекс проведения определенных операций, запрещенных в Соединенных Штатах, но весьма и весьма популярных в России. Многие слушатели, пройдя наши курсы ("Операции с ценными бумагами на американском рынке"), говорят: "Какой ужас! Не хочу в Америку! Я бы там уже давно сидел". Законы, принятые с 1933 по 1945 год, во время правления Рузвельта, превратили дикий капитализм, больно ударивший американцев по голове во время Великой Депрессии, в цивилизованный. А до этого у них были точно такие же аномалии, точно такие же дурацкие законы о ценных бумагах, как у нас, с такими же дырами, позволявшими делать деньги буквально из ничего, что способствовало биржевому краху 1929 года. Поэтому или надо ждать такого же краха, или научиться закрывать дыры".
Так что сравнительные успехи отечественных фондовиков объясняются нецивилизованностью российского рынка. А также его крайней простотой, которая, как говорится, хуже воровства. Эту мысль подтверждает и Елена Лобанова, директор Школы финансового менеджмента АНХ: "Наш рынок крайне примитивен. Поэтому очень легко натаскать мальчиков для работы на нем. О полном спектре возможностей использования даже самых распространенных у нас инструментов - ГКО, акций - имеет представление только ограниченный круг людей. А что говорить о более сложных инструментах? Приезжаю я в Великобританию, на родину финансовых рынков, и слышу со всех сторон: своп - гениальнейшее изобретение XX столетия, совершенный инструмент борьбы с рисками валютных и фьючерсных операций. Приезжаю сюда - что такое? Редко кто дольше 10-15 минут способен поддержать разговор о свопах. А сколько организаций ими торгует? При таком положении дел успех на рынке еще долго будет определяться мерой незнания одних и монополией на знания других.
Усложнение отечественного рынка, обрастание его новыми правилами и инструментами, а также интеграция в мировой рынок заставят изменить представление о необходимой и достаточной подготовке в области ценных бумаг и финансовых рынков еще многих. Конечно, упав вместе со всеми, российский рынок показал себя частью международного целого. Однако о полной интеграции можно будет говорить только тогда, когда российские специалисты будут уверенно обыгрывать своих зарубежных коллег в торговле любым финансовым инструментом в любой точке земного шара, строго придерживаясь международных стандартов.

Скорая образовательная помощь

Финансово-фондовый рынок - сложнейший в системе рынков мировой экономики. Его участникам приходится анализировать большие массивы финансовой информации, просчитывать возможные варианты действий, оценивать риски вложений при неполной определенности. Именно поэтому он притягивает к себе интеллектуальную элиту: "В 70-е годы на Уолл-стрит, - говорит Иван Меньшиков, директор FAST-Центра АНХ, - пришли специалисты из ракетно-авиационного комплекса. Они принесли с собой идеологию математического моделирования сложных систем, создания больших автоматизированных систем управления и проектирования, опоры на автопилот". Все это пришлось кстати, но не смогло полностью формализовать действия участников. "Если исходить только из теории эффективности рынка, - говорит заместитель заведующего кафедрой ценных бумаг Финансовой академии Борис Рубцов, - не было бы поля деятельности для инвестора и спекулянта. В основе колебания экономической стоимости лежат фундаментальные экономические причины. Кроме того, есть еще и психологические факторы, которые невозможно рационально объяснить".
Поэтому заполнившие вакуум бизнес-образования краткосрочные курсы, даже знакомящие с очень сложными материями, связанными с финансовыми рынками, никак не могут заменить фундаментальное образование. И по мере развития последнего займут свое законное место в системе обучения - переподготовка и повышение квалификации." Особенно те, что ориентированы только на получение лицензии. Потому что, сколько их не совершенствуй, - их главная задача подготовить человека к работе здесь и сейчас, причем основной акцент делается не на мастерство, а на ознакомление с правилами работы на рынке. К тому же сейчас сдавать экзамены для получения лицензии может каждый (хотя фундаментальность все равно дает больше шансов: по словам чиновников, ведающих приемом экзаменов, окончившие Кембридж или Лондонскую школу экономики могут выдержать их без местной подготовки). А вот в Америке , сдающий экзамен на право работы на фондовом рынке должен принести рекомендацию солидной конторы, которая абы кого на курсы не пошлет, - и эта же перспектива должна, по идее, грозить и нам. А на мировом рынке к нашим лицензиям вообще отношение плевое. "Лондонский институт ценных бумаг, учреждение, которое диктует моду на сертифицирование специалистов, сейчас очень активно сотрудничает с нашими организациями в разработке методики и критериев подготовки и сдачи экзаменов. "Я спросила их, будут ли они признавать после этого российские сертификаты. Мне ответили: "Нет, потому что у вас нет фундаментального образования", - рассказывает Елена Лобанова.
Лучше обстоят дела с курсами, ставящими перед собой более широкие задачи. Они способны дать слушателям упреждающие знания, но все-таки из-за своей краткости могут объять только часть проблем, связанных с ценными бумагами. Скажем, те же курсы по американскому фондовому рынку, организованные центром "Диджитал". Ориентированные на получение лицензий к совершению операций с ценными бумагами на самом развитом рынке мира, они способны дать знания, опережающие состояние отечественного рынка. Рассказывает Мисак Вартанов: "В первую очередь наши слушатели систематизируют свои знания. В России сегодня рынок очень скудный - в смысле числа инструментов, обращающихся на нем. А прошедший обучение даже по серии 6 ("Операции с бумагами паевых фондов и переменных аннуитетов") уже узнает много нового, понимает, что это наука. До этого-то он долго и нудно торговал ГКО или менял рубль на доллар, хотя и очень много денег на этом сделал. Я уже не говорю о серии 7, то есть о подготовке к сдаче экзамена для осуществления операций со всеми видами ценных бумаг в США, за исключением финансовых и товарно-сырьевых контрактов.
Обучение по нашим программам обязательно предполагает сопоставление западного и российского рынков ценных бумаг. Поэтому слушатели получают представление о направлении развития отечественного рынка. Понимают законы управления ценными бумагами, преграждающие путь мошенничеству, жульничеству, МММ. А специализированная языковая подготовка дает возможность общаться с коллегами за рубежом, читать Wall Street Journal и все там понимать. То есть кругозор сразу расширяется, слушатель может объять глобальный уровень".
С другой стороны, продолжает г-н Вартанов, "наш курс в отличие, например, от курсов FAST ориентирован в первую очередь на юридическое обеспечение самого процесса, а не на обучение финансовым схемам. О последних мы говорим, но не так подробно: больше времени уделяем обыденным вопросам, которые важны трейдерам и брокерам при заключении конкретной сделки, - как именно ценные бумаги переходят от одного лица к другому, какие бывают случаи мошенничества, как устроены организации которые торгуют ценными бумагами, какие бывают виды ценных бумаг, рассказываем, что подпись должна быть здесь, что та или иная операция должна совершиться через такое-то время". А на курсах FAST (обучение по международной компьютерной программе Financial Analysis and Securities Trading - "Финансовый анализ и торговля ценными бумагами") их отличие от курсов типа диджиталовских объясняют так: "Там учат правилам дорожного движения, а мы учим мастерству". Обучение строится на использовании математического аппарата, обслуживающего финансовые рынки мира.
Рассказывает директор FAST-Центра Ольга Меньшикова: "На первой ступени нашей программы слушатели знакомятся со следующими темами: рынок облигаций, управление риском и доходностью портфеля корпоративных акций; производные ценные бумаги - фьючерсы и опционы; информационная эффективность рынка. На этом этапе мы работаем со структурированными учебными рынками - роботом, в котором заложены варианты рыночных ситуаций. Здесь отрабатываются типовые решения и приемы. На втором этапе слушатели уже имеют дело с реальными мировыми рынками во всей их сложности и полноте. Технологии и стратегии первой ступени обучения применяются к реальной информации, поступающей с бирж всего мира по системе "Рейтер", и слушатели имеют возможность использовать аналитический подход, применяя полученный учебный опыт к реальной ситуации".
Теоретический курс и практические занятия идут параллельно. Это очень важно: для деятельности на финансовом рынке важно умение принимать решения в реальном времени, а без соответствующих практических навыков это невозможно. С другой стороны, в ходе учебных торгов возникает множество вопросов по теории - это повышает степень усвоения знаний. По словам г-жи Меньшиковой, учитывается и то, что для российских финансистов больший интерес представляют отечественные рынки, тогда как оригинальная программа FAST основывается на материале международных рынков: "Как только в России появляется новый инструмент, учебные торги с использованием информации с российских торговых точек включаются в учебный процесс". Но полная гармония недостижима: по словам сотрудников центра, слушатели, среди которых есть и мастера своего дела, часто бывают недостаточно математически подготовлены, чтобы за формулой увидеть содержательную часть курса. Вот и приходится преподавателям подставлять в формулы конкретные данные - тогда учащимся становится ясно, как работает модель.

Нет бумаги ценнее, чем диплом о высшем образовании

Свести все воедино и прочно - юридическое обеспечение с финансовым инструментарием, экономику с математикой, внутренний рынок с международным, перспективу с оценкой текущей ситуации - способно только фундаментальное образование. Все остальное должно добавлять штрихи в целостную картину мира ценных бумаг. Такое образование в России уже формируется, и, как водится, процесс идет с двух сторон.
С одной стороны, делается упор на подготовку непосредственных участников рынка. Рассказывает Яков Миркин, заведующий кафедрой ценных бумаг и биржевой деятельности Финансовой академии: "Четыре года назад на банковском факультете мы организовали эту кафедру. Она выпускающая, к нам студенты попадают после трех курсов общей подготовки. Мы не можем давать специализацию без того, чтобы они не прошли макро- и микроэкономику, теорию бухучета, пока им не начитаны большие курсы математики и статистики, высших финансовых вычислений. Это создает экономическое мышление и формирует профессиональный язык, позволяет увязывать воедино и анализировать разрозненные факты в экономике, влияющие на финансовые рынки.
Правда, пока математики у нас недостаточно, чтобы студенты чувствовали себя свободными в ее применении. По сравнению с выпускниками технических вузов, которые очень активно сейчас идут в сферу ценных бумаг, наши выпускники испытывают некоторый дискомфорт. Но мы постараемся компенсировать этот недостаток, введя более серьезную математическую подготовку на начальных курсах. Ведь нашим выпускникам предстоит работать на самом информатизированном и математизированном рынке.
Мы учим не только российским рынкам. Учим фундаментальным подходам и вещам, квинтэссенции того, что существует на развитых рынках ценных бумаг. Даем сравнительный анализ методов и концепций на разных рынках, чтобы у наших выпускников было широкое поле решений и широкий кругозор на уровне понятий и моделей. Российский компонент по мере развития рынка постоянно растет. Два года назад, разбирая организацию биржевого дела, мы все делали на примере Токио, Нью-Йорка, Лондона. А сейчас включаем РТС, валютные биржи".
На другом крае премудростям работы с ценными бумагами учат тех, кто воплощает собой первооснову фондовых рынков, - руководителей предприятий. Логика здесь простая: если распространить фундаментальное образование в этой сфере на первопричину, не пропадет труд тех, кто учит профессиональных агентов рынка. Говорит Елена Лобанова: "Меня часто спрашивают. зачем в вашей школе финансового менеджмента так много времени уделяется проблемам финансовых рынков, зачем это промышленникам? Но ведь это те, кто дает указания брокерам и трейдерам. Их надо заставить двигаться - тогда начнет двигаться рынок капиталов. Показав механизм действия финансовых рынков, можно убедить людей, что гораздо интереснее и полезнее свободные деньги потратить не на очередную виллу, а на покупку ценных бумаг. Им надо объяснить, что зарабатывать деньги и защищать их с помощью инструментов финансового рынка - это целостное искусство. Их надо научить управлять инвестиционным портфелем. А кроме того, за финансовыми активами стоят реальные активы. И если эмитенты не знают, как корпоративная финансовая политика может повлиять на стоимость выпущенных ими бумаг, фондовый рынок развиваться не будет, наоборот - будет сжиматься. Чем быстрее будут распространяться знания, тем прочнее будет финансовый рынок в России. Ведь каждый из нас - потенциальный инвестор".

Комментарии Фейсбук Вконтакте