Stanford GSB. О философии бизнес-школы. Когда небольшой размер оказывается привлекательным

Дата публикации

"Философия бизнес-школы Stanford отличается от всех остальных школ", - говорит декан школы Robert Joss.

В бизнесе размер имеет значение. Взгляните на любые виды бизнеса: большие производители имеют конкурентное преимущество. Почему же бизнес-школа Stanford основывает свою стратегию на том, что меньший размер лучше?

Школа, расположенная в Силиконовой долине, принимает в год на программу МВА только 360 студентов, что в два раза меньше, чем прием ведущих бизнес-школ, таких как Harvard, Wharton, университет Pennsylvania. Школа не следует тенденции специализироваться на отдельных курсах, например на маркетинге или финансах. И она не предлагает программы part-time.

Довершает это все программа Stanford Executive - короткие курсы, созданные для работающих менеджеров, - по размеру не превосходящая пятую часть от набора программ Executive школ-конкурентов.

Robert Joss, декан Stanford Graduate School of Business, хорошо знает это противоречие. Профессор Joss, до того как занял свою настоящую должность в 1999 году, большую часть своей карьеры посвятил работе в коммерческих банках в Wells Fargo под San Francisco и Westpac в Австралии.

Его мнение основывается на двух аспектах. "Во-первых, - говорит он, - бизнес-образование - это не бизнес".  Второе: "Объем знаний, в отличие от образования, легко может увеличиться. Мы предлагаем высококачественное и высокоэффективное образование. Попробуйте увеличить это в размерах, и вы потеряете качество".

Он повторяет это много раз подряд. Смысл ясен: время, проведенное в Stanford, пройдет интенсивно и изменит вашу жизнь. Бизнес-школа предлагает продукт высочайшего качества по высокой цене. Подумайте о том, что Porsche превосходит Pontiac или Peugeot.

Сейчас эта стратегия работает. Stanford получает на свою программу МВА более чем 5000 заявлений ежегодно. Средний результат теста GMAT поступивших очень высок - 718. От людей, желающих заплатить $100 тыс. за программу МВА бизнес-школы Stanford, нет отбоя.

Но будет ли этот подход и дальше процветать на все увеличивающемся рынке бизнес-образования? В прошлом году в Северной Америке было получено около 100 тысяч дипломов МВА. Профессор Joss готов убедить потенциальных студентов и работодателей в том, что крошечный выпуск бизнес-школы Stanford - это лучшие из лучших.

Чтобы быть справедливым, следует сказать, что Stanford, конечно, не свободен от давления конкуренции. В середине 90-х через кампус проходило порядка 900 человек - студентов всех видов программ. В этом году это количество приблизится к 1700 путем значительного расширения программ Executive.

"Мы приближаемся к пределу возможного, - говорит  Joss. - Я хочу быть уверенным в том, что эти 1700 человек имеют самый высокий уровень интеллекта и лидерских способностей, который возможен. Я бы предпочел направить все свои силы на это, чем на то, чтобы учить 4 тысячи человек ежегодно. Если вы идете этим путем, то ваши программы начинают плавать, потому что вам не хватает преподавателей или в комнатах сидит по 100 человек".

"Это не то, чего мы добиваемся. Нам нравится, когда люди говорят: "После того как я попал в Stanford, я никогда и ни о чем не думал так же, как и раньше. Он изменил мою жизнь".

Это помогает понять, почему Stanford никогда не предлагал программ part-time. Та же причина лежит в основе его нежелания использовать информационные технологии в бизнес-образовании.

Кроме того, причиной нежелания расти Stanford является состав преподавателей, включающий 100 человек. Качество этих преподавателей очень высоко, среди них есть нобелевские лауреаты. Но даже лауреат Нобелевской премии не может уместить  20 часов обучения в 12-часовой рабочий день.

Так почему бы не нанять больше преподавателей? Ответ на этот вопрос кроется в глубинах философии образования Stanford.

Междисциплинарный подход

Stanford видит себя в качестве бизнес-школы, дающей основы базового образования менеджера. Небольшой состав преподавателей с минимумом бюрократических особенностей делает это возможным. Увеличение числа профессоров осложняет это, изменяя структуру школы.

David Kreps, профессор микроэкономики и заместитель декана, говорит: "В конечном счете, эта школа учит общему менеджменту, и это означает, что она учит в рамках пересечения дисциплин. Мы соединяем вместе курсы различного диапазона, которые дают различные перспективы".

Однако это не означает, что маленький размер Stanford не имеет недостатков. В программе Executive, к примеру, Stanford не имеет достаточно преподавательских ресурсов для того, чтобы проводить короткие программы в течение года. Это влечет за собой финансовые издержки: программы Executive в Stanford очень дорогие.

"Наша модель образования не обеспечивает себя платежами студентов. Она основана на том, что люди оплатят ее своей жизнью, - говорит проф. Joss. - Мы основываемся на том, что каждое поколение чувствует ответственность перед следующим. Это непростая модель, и в ней присутствует некоторая доля риска".

И тем не менее пока это не было проблемой. Выпускники щедры в своих пожертвованиях. Здания, расположенные в сердце университетского городка, современные и хорошо оборудованные. Проф. Joss даже имеет средства для того, чтобы экспериментировать с более дорогой формой обучения: интенсивные семинары, продолжающиеся неделю, в течение которых студенты концентрируются на одной теме в бизнесе и менеджменте.

"Богатство полученного опыта было огромно", - говорит он в связи с выполненными экспериментальными проектами. Очень интенсивно. Очень эксклюзивно. Очень по-Стэнфордски.

 


Комментарии Фейсбук Вконтакте