Русский стандарт

Дата публикации

Без команды "сверху" в нашей стране никогда ничего не появлялось. Лаже рыночная экономика зарождалась в эпоху перестройки благодаря решениям партии и правительства. Также и бизнес-образование возникло потому, что при Горбачеве было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о демонополизации внешней торговли. Тогда возникла проблема: надо было как-то обучить общению с западными партнерами руководителей советских предприятий-экспортеров, работников обкомов и министерств. И были созданы две первые бизнес-школы: при Министерстве внешнеэкономических связей и в Академии народного хозяйства. Вскоре к ним присоединились МИРБИС и школа в МГИМО. Однако слово "бизнес" еще не было в почете и школы назвали "высшими коммерческими".
Партхозактиву жить оставалось три года. Однако "процесс уже пошел". И с 1992 года российские бизнес-школы начали новую жизнь. Владельцам приватизированной госсобственности пришлось думать, что делать со свалившимся на них богатством. Бизнес-школы росли как грибы после дождя и так же быстро исчезали. Во многих из них вся учеба состояла в том, что слушателей в ускоренном темпе натаскивали по английскому и отправляли на стажировку "за бугор".
Но lets market decide. Рынок все расставляет по местам. Акулам первоначального накопления пришли на смену предприниматели (не только "крупняк", но и "середняк") и высший менеджмент крупных компаний. Эти уже четко знали, что им нужно. Они платили деньги за то, чтобы бизнес-школы помогали им решать конкретные практические задачи. Это было не столько образование, сколько консалтинг. Разумеется, преобладали краткосрочные программы. Бывало, что слушатели на корню скупали преподавателей и уводили на свои предприятия.
Во второй половине 90-х у нас наконец начало складываться, пусть еще смутное, представление о МВА.
В страну возвращались молодые, энергичные люди, умудрившиеся разными путями попасть в западные бизнес-школы. На зависть всем, они отлично устраивались в осваивавших российский рынок западных компаниях. К тому же вслед за этими компаниями в России начали укореняться (главным образом в Академии народного хозяйства) сначала американские, а потом и французские, немецкие и английские программы МВА.
И наконец, грянул дефолт, который резко поднял спрос на "корочки" МВА. Бизнес-школы в России в том году принимали на курс по сотне человек и больше, едва справляясь с непривычно мощным для них потоком слушателей.
Сегодня преподаватели бизнес-школ говорят, что набор 1998-го был неудачным. Потому что учиться пришли те, кто остался без работы. Люди без определенных целевых установок. Многие вскоре "отсеялись". Слушатели следующих потоков - 1999 и 2000 годов - шли уже с более четкой мотивацией. И самое существенное отличие новой волны было в том, что в бизнес-школы пошли не только предприниматели, но и менеджеры и специалисты крупных и средних компаний, как западных, так и российских. Хотя и до сих пор, по словам Владимира Буренина, ректора Высшей коммерческой школы, 90% поступающих плохо представляют себе, что такое МВА.
Спрос, как и положено, породил предложение. И кроме известных центров бизнес-образования (Академия народного хозяйства, Плехановская академия) в других учебных заведениях также появились двухлетние (или полуторагодичные) программы МВА. И не только в Москве, но и в Петербурге, Нижнем Новгороде и других городах.

Основное или дополнительное?

Русский МВА стал фактически самостоятельной частью рынка образования. Но в нашей стране трудно быть не только молодым, но и самостоятельным. И бизнес-образование, едва взяв разгон, наткнулось на бюрократические препятствия.
Хорошо тем, кто учился на западных программах. Такие "корочки" всегда и везде производят впечатление на работодателей. А с чем выходили выпускники наших программ? С сертификатом о дополнительном образовании. Если у человека первое образование было, скажем, "учитель английского языка", то это на всю жизнь. И никакой кадровик не допустит, чтобы учитель стал директором по маркетингу или вице-президентом по финансам. Поэтому несколько лет назад и возник бум на второе высшее образование: вузовский диплом (хоть первый, хоть второй) дает профессиональную квалификацию. А тут _ всего лишь "дополнение".
С другой стороны, такой сертификат можно получить и на краткосрочных курсах переподготовки - три вечера в неделю в течение полугода. А на МВА надо учиться полтора-два года, и стоит программа несравнимо дороже. Именно менеджеры новой волны, пришедшие на программы МВА, ребром поставили вопрос о своем будущем статусе и квалификации. Владимир Буренин с ними согласен: "Какое же это дополнительное образование, если для массы людей, поменявших профессию, оно дало возможность зарабатывать гораздо больше, чем так называемое "первое высшее"? "
И тогда Российская ассоциация бизнес-образования (РАБО), возглавляемая Леонидом Евенко, и Министерство образования, возглавляемое Владимиром Филипповым, разработали и утвердили российский государственный диплом МВА (мастер делового администрирования).
Тут надо заметить, что российские программы МВА хоть и создавались по западным образцам, но значительно отличаются от них. Потому что в бизнес-школах обучают практике управления. В каждой стране она своя. А в России еще и особенная. И в каждой российской бизнес-школе брали разные образцы (американские, английские, голландские, бельгийские и т.д.) и наполняли опытом отечественных предприятий. Появился даже термин "программы-аналоги МВА" - чтобы отличать чисто российские программы МВА от магистерских и программ второго образования.
Разнообразие - враг госдиплома. А друг ему - стандарт. Диплом (в нашем, российском понимании) удостоверяет, что его обладатель прослушал такие-то курсы в установленном объеме часов. И поэтому может занять искомую должность. Вольница кончилась. В 1999 году Министерство образования определило 15 учебных заведений, которым дало право участвовать в экспериментальном преподавании по новому российскому стандарту МВА (одно из них, трезво оценив возможности рынка, от участия отказалось). В 2000 году к ним присоединились еще 10. И сейчас 14 вузов, первопроходцев русского стандарта, готовы выдать дипломы МВА своим выпускникам.

Программа на будущее

Прежде чем начать сбор материалов для рейтинга программ МВА, мы провели консультации с руководителями ведущих бизнес-школ. При этом выяснилось множество обстоятельств, определивших содержание и структуру этого рейтинга.
Для журнала "Карьера" рейтинг - не самоцель. Наши публикации адресованы потребителям - будущим слушателям программ МВА. И мы представляем им наше исследование рынка образовательных услуг. Поскольку программы МВА составляют самый "рыночный" сектор образования, постольку рейтинг - самая подходящая форма для их сопоставления и выявления различий.
При разработке показателей рейтинга мы опирались на известные методики, применяемые журналами Business week и US news & World Report. Однако в чистом виде применить
эти методики оказалось невозможно, и нам пришлось существенно переработать показатели американских рейтингов с учетом условий, в которых существуют программы МВА в нашей стране.
Первое отличие в том, что мы проводим не рейтинг бизнес-школ, как западные издания, а рейтинг программ МВА. Потому что само понятие "бизнес-школа" в России пока еще не сформировалось. Есть 14 учебных заведений, в которых аккредитованы 29 программ. И невозможно поставить знак равенства между понятиями "школа" и "программа". Есть программы, которые преподаются в полностью самостоятельных учебных заведениях (например, ВКШ или МИРБИС). И есть программы, действующие как структурные подразделения крупных вузов (например, в АНХ, ГУУ, ГУ ВШЭ). Можно рассматривать АНХ как большую бизнес-школу или как холдинг программ бизнес-образования, но сравнение этого вуза с теми же ВКШ или МИРБИСом было бы некорректным.

Когда отметки ставят ученики

Мы разделили показатели рейтинга программ МВА на три группы: репутация программы (общий вес показателей 30%), оценка качества программы (40%) и характеристика учащихся (30%). Важнейший из показателей репутации программы - ее оценка выпускниками.
Итак, "Карьера" впервые в России провела опрос выпускников программ МВА (результат опроса дан в таблице рейтинга как показатель В1).
Мы разослали анкеты выпускникам 1 7 программ МВА. В опросе участвовали выпускники 2000 года. Этот выпуск был выбран для того, чтобы все участвующие в рейтинге программы оказались в равных условиях. Мы не опрашивали выпускников 2001 года, сейчас только заканчивающих обучение, потому что их оценка программы пока еще не может быть в полной мере соотнесена с опытом практической работы. В связи с этим и был определен рейтинговый список, в который вошли те 17 программ, которые выпускали слушателей в 2000 году и ранее. Во вторую часть списка - без рейтинговых оценок- вошли программы, начавшие работу в 2000 и 2001 годах.
Для опроса выпускников мы взяли за основу анкету журнала Business week, однако существенно ее изменили. Мы отказались от ряда вопросов, связанных с помощью бизнес-школы в трудоустройстве. Дело в том, что значительная часть слушателей обучаются за счет компаний, в которых они работают, и, следовательно, имеют определенные обязательства перед своими работодателями.
Второй показатель, впервые введенный в наш рейтинг, - рост зарплаты выпускников. Этот показатель выводился на основании предоставленных бизнес-школами данных о заработках слушателей до поступления на учебу и после окончания учебы. Разумеется, речь идет о зарплатах менеджеров, а не о доходах предпринимателей. Отметим также, что для совместных российско-западных программ (Институт бизнеса и экономики, программа Кингстонского университета и др.) фиксация сведений о зарплатах является обязательной. Руководители "чисто российских" программ считают это условие желательным, но пока не вполне осуществимым в наших условиях.
В западных рейтингах в разделе "Репутация программы" можно встретить два показателя, применение которых в нашем рейтинге оказалось бы нерепрезентативным. Например, проводится опрос преподавателей разных университетов ("Назовите 5 лучших программ по финансам... по маркетингу... по эккаутингу" и т.д.). Преподаватели российских бизнес-школ очень хорошо знают друг друга и ясно представляют, где, что и как преподается. Дело в том, что круг профессионалов очень узок. Бывает, что один человек читает свой курс одновременно в двух, а то и трех школах. Преподавательские составы школ нестабильны, и значительный процент преподавателей ежегодно перетекает туда, где платят больше.
Другой показатель, от которого мы отказались в этом рейтинге, - оценка программы работодателями. В лучшем случае мы могли бы получить оценки тех работодателей, которые оплатили учебу своих сотрудников. Разумеется, такую оценку также нельзя считать репрезентативной.
Вообще, спрос на дипломы МВА со стороны работодателей в России лишь только сейчас начинает формироваться. Например, в исследовании, проведенном Национальным центром человеческих ресурсов, отмечается: "Динамика спроса на услугу российских МВА имеет устойчивый характер - и это обусловлено в первую очередь тем, что все больше работодателей указывают критерий "диплом МВА" как обязательный или желательный для кандидатов на позиции высшего и среднего менеджмента. На текущий момент (начало 2001 года) до 1 7% работодателей (российских и западных компаний) указывают этот критерий в рекламных обращениях при поиске кандидатов на вакансии директора по продажам, финансового директора, директора по маркетингу, бренд-менеджера, прожект-менеджера и др.".
Из этого следует, что диплом МВА со временем будет все больше востребован на отечественном рынке труда. Но с оценкой программ работодателями нам пока надо подождать. Ведь, как отмечается в том же исследовании, "для российских работодателей не имеет значения, в какой школе бизнеса был получен кандидатом диплом МВА".

Товарищ Дженерал-менеджер

Во второй группе показателей рейтинга мы попытались дать сравнительные характеристики программ. Стандарт стандартом, но сегодня вы не найдете в России двух не то что одинаковых, но хотя бы аналогичных программ. И при этом у преподавателей и руководителей бизнес-школ есть разные взгляды на то, каким должно быть бизнес-образование. Владимир Буренин говорит: "Одна группа специалистов считает, что мы должны быть интегральной частью мировой системы бизнес-образования. Но тут много вопросов. Ведь мирового стандарта МВА не существует. В каждой стране - свое. Англичане жалуются, что американцы их не принимают в свои ассоциации: разные требования. А нам американские программы не подходят. Потому что они в основе дженералистские, в них много теории. Если я введу такую программу, потеряю 90% клиентуры, которая приходит ко мне, чтобы получить подпитку идеями, а не слушать общетеоретические построения или решать кейсы из опыта Форда и Крайслера".
Тем не менее на нашем рынке МВА есть, как говаривал чеховский герой, все. Американская программа? Есть. Французская? Есть. Немецкая? Тоже есть. Английская? Бельгийская? И такие есть. Можно условно свести все имеющиеся на рынке программы к двум типам: дженералистские (общий менеджмент) и специализированные. Станислав Савин, ректор МИРБИСа, считает, что "государственный стандарт должен быть фундаментом программ МВА, на котором строятся вариативные курсы специализаций. Например, в МИРБИСе в течение первого семестра изучают 7 общеэкономических предметов (макроэкономику, микроэкономику, бухучет, статистику и т.д.), во втором - 10 управленческих дисциплин (общий менеджмент, финансовый менеджмент, управление человеческими ресурсами, маркетинг и т.д.). А в третьем семестре идут дисциплины специализации: по 10 предметов изучают те, кто выбирает специализации "Маркетинг", "Финансы" или "Управление производством".
В Высшей школе международного бизнеса (ВШМБ) АНХ структура программы иная. Сначала - блок базовых дисциплин (всего их 15), затем 8 общих специальных дисциплин (бизнес-планирование, стратегический менеджмент, управление операциями и т.д.), далее - специальные дисциплины, обязательные по направлениям специализации (по 7 разных курсов для специализаций "Управление внешнеэкономической деятельности", "Управление финансами организации" и "Стратегический менеджмент и предпринимательство"). И кроме того, слушатели должны выбрать не менее 5 из 22 спецкурсов и тренингов из четвертого блока, предлагающего предметы по выбору.
Зарубежные программы в России, разумеется, построены по образцам своих alma mater (Институт бизнеса и экономики - Хейвард, Московская школа социальных и экономических наук - Кингстон и др.). У них также есть общие обязательные курсы и options (предметы по выбору). У Кингстонской программы 8 options (Information Management, Managing Financial Resources, Business and Financial Environment и др.). Хейвардская программа, кажется, может быть у нас рекордсменом по options - там их 14.
В Международном институте менеджмента ЛИНК программа МВА построена по образцу Британского открытого университета. Программа двухступенчатая. Первая ступень состоит из двух частей: "Менеджер-профессионал" и "Корпоративный менеджер" (всего 5 курсов). Вторая ступень - курс "Стратегия" плюс три предмета по выбору из семи предлагаемых программой.
В последнее время появились и специализированные программы. Например, "Инновационный менеджмент" в Центре коммерциализации технологий АНХ, Master of Business Information (MBI) в Государственном университете управления и др.
В программе МВА МЭСИ выделяются предметы, связанные с диагностикой и предотвращением кризисных ситуаций: финансовая реструктуризация, реинжиниринг бизнес-процессов, управление рисками, управление информационными ресурсами, управленческое консультирование.
И есть две эксклюзивные программы. Это Executive-MBA в Институте бизнеса и делового администрирования (совместно с бельгийским университетом UFSIA) - краткосрочная программа для топ-менеджеров. Вторая - "МВА: профессиональная специализация" в ВШМБ - годичная программа для тех, кто уже имеет управленческое образование (с зачетом изученных в вузе дисциплин).
Это лишь неполное перечисление вариантов обучения, которые возможны в бизнес-школах. На самом деле, наверное, трудно найти двух выпускников с идентичной подготовкой. Несмотря на стандарт, бизнес-школы дают возможность каждому слушателю выстроить свою траекторию обучения.
Потому что МВА - самая рыночная из всех отраслей российского образования. Поговорите с любым ректором бизнес-школы, и он обязательно вам напомнит: "Мы за 10 (12, 5, 7) лет ни копейки не взяли у государства. Мы существуем только на деньги, которые платят наши клиенты, и должны отвечать на их запросы".
Было бы странно, если бы происходило иначе.

Карьеристы и аутсайдеры в одной лодке

А кто они - нынешние клиенты, которые, как говорится, всегда правы и которые сегодня заказывают музыку в бизнес-школах? Обратимся еще раз к материалам Национального центра человеческих ресурсов.
В бизнес-школы идут представители среднего класса: верхнего и среднего слоя, реже - нижнего. По роду занятий это специалисты и менеджеры среднего (реже-высшего) звена, предприниматели среднего и малого бизнеса. Уровень доходов - средний и выше среднего.
По ценностным ориентирам и мотивам учебы авторы исследования выделяют три группы слушателей: "карьеристы", "предприниматели" и "аутсайдеры". Представители этих групп идут учиться по разным причинам. Например, "карьеристов" отличает стремление к успеху "по жизни", для них важно продвижение по службе, социальное одобрение. "Предприниматели" в качестве мотивов учебы называют успех своего бизнеса, благосостояние семьи, повышение социального статуса. Наконец, аутсайдеры идут учиться, потому что с помощью престижного диплома надеются поправить нынешнее незавидное положение.
Все-таки большинство слушателей считают свою учебу, за которой должен последовать диплом МВА, делом престижа. И уверены, что именно это повысит их статус. 100% опрошенных ставят именно статус на первое место среди побудительных мотивов для учебы. V 60% слушателей на втором месте - повышение уровня знаний, у 40% - рост доходов.
Они идут на МВА, потому что такой диплом считается престижным либо в их референтных группах (знакомые, коллеги по работе, в меньшей степени - семья), либо в так называемых желательных группах, членами которых хотели бы стать слушатели.
Таковы выводы Национального центра человеческих ресурсов. Мы же можем к этому добавить результаты нашего опроса выпускников-2000.
Мы разослали анкеты по адресам, предоставленным редакции бизнес-школами. Подсчет баллов проводился при 30-процентной выборке ответов. В отдельной таблице мы даем результаты по каждому вопросу для каждой бизнес-школы. Надеемся, что слушатели и преподаватели бизнес-школ изучат показатели по всем вопросам. Для нас же важнейшим из всех является вопрос N19: "Посоветовали бы вы друзьям и знакомым пойти учиться по той же программе? ". На этот вопрос большинство слушателей отвечают положительно. Есть несколько ответов на "10 баллов": "Обязательно посоветовали бы! ". А в среднем получается "Да" или "Скорее, да".
Значит, пациент, скорее, жив. То есть будет жить.
 

 


Комментарии Фейсбук Вконтакте