ШКОЛА: Суть в деталях

Дата публикации

Пороть отсебятину быстро привыкаешь. Сознаюсь: вполне журналистская идея опросить русскоговорящих студентов INSEAD, что им здесь нравится, а что раздражает, пришла в голову не мне, а Максиму Ермилову, студенту свежего январского потока, а в прежней жизни консультанту. По его совету я разослал 28 декабрьским выпускникам, моим однокурсникам и новичкам-январцам маленький опросник. Ответили 10 человек. Если кратко суммировать их впечатления, получается, что нравятся нашим прежде всего возможность пообщаться и поработать с людьми со всего мира и то, что обучение основано на обсуждении кейсов, в том числе в группах, а не на заучивании теории. А не нравятся слабость отдельных преподавателей и неакадемических служб, в частности службы карьеры. Звучит банально. Так что лучше послушайте моих школьных товарищей - суть в деталях, а не в обобщениях.

"Вот мой ритуал утром в выходной. Просыпаюсь, иду в булочную на углу, покупаю свежие круассаны и медленно завтракаю, а заодно читаю накопившиеся за неделю номера Financial Times. .. До INSEAD я только проглядывала бизнес-газеты, потому что так было проще всего выяснить, что делают наши клиенты. Но сами газеты мне казались неинтересными, потому что я их на самом деле не понимала. А теперь мне интересно читать FT". Это моя однокурсница Татьяна Степанова. Раньше она работала в крупной аудиторской фирме в Амстердаме. С тех пор - за какие-то четыре месяца - мир для нее немного изменился.

"К концу девятого месяца в школе я почувствовал себя космополитом. Мне стало все равно, откуда те люди, с которыми я работаю в команде. Раньше космополитизм был для меня пустым словом". Это Игорь Ануфриев, декабрьский выпускник. А вот на ту же тему от человека, который только что приехал, - Максима Ермилова: "В рабочей группе представители Сингапура, Китая, Индии, Германии, США и я, русский. Взгляды на любую проблему разнятся неимоверно, и это позволяет по-другому взглянуть на жизнь, бизнес и т. д. В классе обсуждали возможности самовыражения индивидуума че

рез предметы. Студент из Индии сказал, что человек самовыражается, избавляясь от предметов, а не приобретая их". "Но все мы чем-то похожи - даже большинство детей, которых студенты приводят на кампус, одного возраста", - замечает мой однокурсник Андрей Кессель.

Новичок по имени Пол Т. Шульц IV (несмотря на такое имя, по-русски говорит без акцента) объясняет: "Я американец, долго жил в России и в других странах. А здесь познакомился со многими россиянами, которые жили в моей родной стране. Мы как будто поменялись местами. Есть такое ощущение, что мы все живем чужие жизни. Отсюда некое взаимопонимание".

Ну да, понимаю. Кроме Пола лишь еще один из моих респондентов ответил по-русски, да к тому же русскими буквами. А некоторых соотечественников я для вас перевожу с английского.

Из тех, кто ответил на мои вопросы, никто не стал хвалить профессоров. Наоборот, те немногие из них, кто откровенно "не тянет", - по оценке недавнего выпускника Гайрата Салимова, примерно два из каждых 15 - попали в список главных минусов INSEAD. "Раздражает, когда платишь столько денег и в итоге вынужден учиться по учебникам", - комментирует Салимов. "Слабость отдельных преподавателей, теряющих контроль над классом, в принципе, понятна, - считает Саша Третьяков из моего потока. - Нет доминирующей национальной или культурной группы, каждый класс приносит неожид

анности. Кроме того, студент часто в одной с ними возрастной группе".

Зато товарищи явно оправдали или превзошли ожидания моих респондентов. "Система вступительного отбора очень жесткая, и случайных людей, "халявщиков" и блатных нет", - замечает мой однокурсник Иван Сергеев. "Я получил гораздо больше знаний по бухучету от однокурсника из Великобритании, чем из лекций в школе, - поясняет мысль Третьяков. - В российской системе образования обращается крайне мало внимания на вопросы взаимодействия людей. .. я считаю это узким местом отечественной системы. А INSEAD, по сути, является поведенческим экспериментом. .. Твои ошибки в принятии поведенческих решений становятся ясны буквально в течение дня". "Очень напоминает Физтех: практически все, с кем я познакомился здесь, "нетривиальные". И так же, как на Физтехе, все готовы помочь по любому вопросу, что на Западе редкость", - добавляет "январец" Алексей Даниленко.

"Народ в основном не выпендривается, и иногда удивляешься очень впечатляющему опыту человека, которого вроде как хорошо знаешь, но он о своей работе никогда не рассказывал, - говорит Инна Рискин (а не Рискина, потому что паспорт у нее германский). - Вообще, опыт командной работы был для меня очень полезным, хоть и не всегда приятным. Мы очень разные и, наверное, не со всеми останемся лучшими друзьями, но команда была очень эффективная в смысле отдачи и оценок. Я поняла, что я умею лучше других, а что хуже".

Для некоторых проблема в некотором даже переизбытке интересных людей. "К выпуску я буду знать множество имен и лиц, но кого из этих людей я буду знать на самом деле? " - спрашивает себя Таня Степанова. "Курс слишком большой, трудно узнать всех, - подтверждает Игорь Ануфриев. - Правда, в американских школах, по-моему, еще хуже".

Народу в школе на самом деле немного - поток в 300 человек просто мизерный по американским меркам. Гарвардская бизнес-школа, например, принимает за один раз по 880 студентов. Но для нынешнего рынка нас все равно многовато. На школьную службу карьеры, которая должна помогать выпускникам в трудоустройстве, жалуются почти все мои товарищи. "Времена экономического роста негативно отразились на этой службе - ей было просто нечего делать, - пишет Третьяков. - Сейчас они вроде и хотят, но не особо знают как".

Зато у новоиспеченных МВА есть другой ресурс для поиска работы - сеть выпускников прошлых лет. Мои товарищи утверждают, что она-то как раз работает хорошо. "Даже самым высокопоставленным можно написать, спросить совета или помощи", - делится опытом Ануфриев. "Я их как раз сейчас окучиваю по поводу работы - и представь себе, отвечают! " - удивляется Инна Рискин.

А меня удивило вот что. О том, что все мы здесь снова за партой после долгого перерыва, о студенческих тусовках вспомнил только один человек, да и то новичок. Все-таки МВА - ужасно серьезные люди.

 

Леонид Бершидский

vedomosti.ru

Комментарии Фейсбук Вконтакте