ШКОЛА: Смех сквозь слезы

Дата публикации

Не так давно Александр Добровинский - человек, известный в российских бизнес-кругах активным участием в конфликтах вокруг нефтяной собственности, - откликнулся на мою колонку про курс управленческой психологии. Я с удивлением узнал, что Добровинский, практикующий ныне в России корпоративное право, закончил INSEAD, еще когда здесь практически не было русских. "Было интересно прочесть, что Майкл [профессор Майкл Бримм] не изменился с тех пор, как я учился в INSEAD, т. е. с 1983 - 1984 гг. ", - писал мой товарищ по alma mater. Выяснилось, что и в 1983-м Бримм рассказывал студентам историю о том, как на важном корпоративном мероприятии у него лопнули по шву брюки и президенты компаний узрели трусы с узором из алых сердечек.

 

Я спросил об этом у Бримма. Добровинского он вспомнил: "Первый русский, которого я учил; такой цинизм и отсутствие почтения к власти были освежающе непривычными. .. " А в том, что миниатюра про штаны - выдумка, так и не признался. "Просто это случилось очень давно", - сказал профессор, пряча ухмылку в седой бороде.

 

У всякого уважающего себя учебного заведения должны быть традиции. Я думаю, преемник Бримма будет рассказывать на занятиях ту же самую байку. Но все же нет под луной ничего неизменного.

 

Вот вчера я сходил в городской театр на представление под названием "Осеннее кабаре INSEAD". Это капустник, который устраивают незадолго до выпуска студенты каждого потока. Шоу с переодеваниями и шутками из жизни МВА популярны во многих бизнес-школах. Известно, например, ревю под названием The Wharton Follies, которое уортонские студенты показывают (и отнюдь не бесплатно! ) не только в родной для их школы Филадельфии, но и в пресыщенном зрелищами Нью-Йорке. Вот и в INSEAD народ балуется художественной самодеятельностью. Про местное "кабаре" я читал в 1997 г. в газете "Капитал" - ее бывший редактор Михаил Дубик, ныне член совета директоров Independent Media (одного из акционеров "Ведомостей") , как раз здесь учился и писал об этом колонки. (Да, вот вам еще одна традиция. .. ) "Кто сказал, что консультанты и инвестиционные банкиры - скучные люди? - писал Дубик. - На инсеадовском капустнике я сорвал голос, слишком бурно реагируя на особенно удачные шутки, а моя челюсть болела еще два дня - чересчур много смеялся". У меня, вот черт, болит не челюсть, а голова от финансового кейса, над которым я просидел все воскресенье. Но дело не в том, что у меня характер не такой веселый, как у Дубика, и не в том, что я вконец заучившийся ботаник. На вчерашнем капустнике хотелось плакать, а не смеяться.

 

Вот как веселились в 1997-м: "Получили свое и будущие работодатели. Инвестиционный банкир с сигарой в зубах и сексапильной секретаршей на коленях интервьюировал выпускника в перерывах между разговорами по беспрерывно звонившему сотовому телефону. А компания McKinsey предстала сборищем одинаковых сверхчеловеков, грызущихся за место под солнцем и поющих корпоративную песню: "Я - человек McKinsey, я работаю день и ночь, света белого не вижу, и мне это нравится". Впрочем, наезд на консалтинговую компанию, которая каждый год нанимает несколько десятков выпускников INSEAD, был достаточно мягким".

 

Шоу-2002 началось с песни The Creep ( "Урод") , но не в "родном" исполнении группы Radiohead, а в версии местного ВИА Funk-n-Bleau. "Никто не любит меня, - причитал солист Крис. - Ни BCG, ни McKinsey, ни Booz Allen, ни даже (С трагическим выражением лица. ) Accenture. .. (Топот и визг в зале. ) А ведь я не урод. .. говорю на семи языках. .. вот, почитайте мое резюме. .. " Смешно? Ну да, если учесть, что за день-другой до этого я общался с сокурсником-юристом, который на досуге обдумывает стратегию судебного процесса против школы: мол, нас не предупредили, что с поиском работы будут такие трудности - налицо обман потребителей. Думаю, правда, что процесса не будет - юристам просто нельзя надолго покидать зал суда.

 

Добрая половина шуток в нашем невеселом кабаре была про отсутствующий рынок труда. Была там и "телевикторина", в которой разыгрывались рабочие места - от продавца булочек в инсеадовском буфете до аудитора в Arthur Andersen. Была и злобная пародия на главу школьной Службы карьеры. Ей задают вопрос про вакансии, а она, то и дело поправляя огромный бюст, рассказывает длинную бессмысленную историю про то, как она ходила с подругами в ресторан и заказывала креветки.

 

В целом, однако, традиции живы. В 1997-м, по свидетельству Дубика, было много шуток про секс. И вот белобрысый студент изображает нашего декана, горячего финского парня Пекку Хиеталу. Его спрашивают: "Вы собираетесь что-нибудь делать с низкой долей женщин в нашей школе? " Соотношение женщин и мужчин, напомню, примерно 1:3. "Декан" ответствует (вообразите эстонский акцент) : "Лично у меня ник-когда не было проблемы с по-о-иском жен-нщин". Говорят, Пекка женился на студентке. Впрочем, пародист добавляет: "Да и кто вам сказал, что МВА в юбке и женщина - это одно и то же? " (Топот, свист в зале: безвкусно, неполиткорректно. ) И все-таки хочу в который уже раз повторить: нет, не зря мы здесь отказываем себе в необходимом. Хотя, собравшись вместе, два десятка МВА не способны как следует организовать даже студенческий капустник (отсюда невыносимо долгие паузы, проблемы со звуком, светом и инвентарем - прямо как в московской средней школе при Советах) , мы учимся все более интересным вещам. Следующие несколько колонок будут опять об учебе. Которая день ото дня серьезнее и труднее.

 

Вопросы принимаются по: Bershidsky@yahoo.com 

 

Леонид Бершидский

vedomosti.ru

Комментарии Фейсбук Вконтакте