ШКОЛА: Дефляция в Изумрудном городе

Дата публикации

Моя однокурсница-австралийка подметила, что студенты INSEAD, взрослые люди, оказавшиеся за партой после долгого перерыва, норовят впасть в детство: кто-то волнуется из-за оценок, кто-то шалит и прогуливает, многие погружаются в подростковые сексуальные мечты, как в фильме "Американский пирог". Лично у меня регресс зашел еще дальше - обострилась любовь к детским сказкам. На экзамене по психологии менеджмента нашей секции достался кейс про управленческие проблемы директора американской школы - я написал, как реорганизовать школу на манер Хогвартс из книжек про Гарри Поттера. А вчера я полдня перечитывал "Волшебника Изумрудного города". Ссылку на эту книгу - вернее, на первоисточник, "Волшебник страны Оз" Фрэнка Баума - я обнаружил в самом неожиданном месте, в учебнике к курсу экономического анализа.

 

"Макроэкономику" Грегори Манкью (Worth Publishers) я вообще рекомендую всем, кто интересуется предметом и хочет перестать наконец путать М2 и М3. Гарвардский профессор излагает живо, со множеством примеров, но не в ущерб содержательности.

  

Так вот у Манкью я и наткнулся на главку об истоках "Волшебника".

 

С 1880 по 1896 г. уровень цен в США упал на 23%. На дефляции наживались банкиры Северо-Востока, зато их должники - фермеры Юга и Среднего Запада - страдали. Политики, стремившиеся им помочь, предлагали увеличить денежную массу, заменив действовавший тогда золотой стандарт биметаллическим, т. е. разрешив чеканить деньги из серебра. Вопрос о биметаллическом стандарте был главным на президентских выборах 1896 г. Ставленник банкиров, президент-республиканец Уильям Маккинли настаивал на сохранении золотого стандарта. Демократ Уильям Дженнингс Брайан, любимец фермеров, оппонировал ему весьма театрально: "Негоже возлагать на чело трудового народа этот терновый венец, негоже распинать человечество на золотом кресте".

 

Среди сторонников нового стандарта был журналист со Среднего Запада Лайман Фрэнк Баум, скромный продолжатель традиций Джонатана Свифта (тот тоже маскировал политическую сатиру под детские истории). После выборов Баум написал книжку про девочку Дороти из Канзаса (в пересказе Александра Волкова она стала Элли) - воплощение традиционных американских ценностей. Вместе с пугалом Страшилой (фермеры) , Железным Дровосеком (рабочие) и львом, который умеет страшно рычать, но боится драки (кандидат Брайан) , она отправляется в изумрудный город Оз (Вашингтон) ,

 где все люди носят зеленые очки (цвета долларов, конечно) и где правит псевдоволшебник (Маккинли). Идут они по дороге из желтого кирпича (золото). Но домой, в Канзас, Дороти-Элли попадает благодаря волшебным серебряным башмачкам: "Элли схватила Тотошку, стукнула каблуком о каблук и крикнула башмачкам: "Несите меня в Канзас, к папе и маме! " Неистовый вихрь закружил Элли, все слилось в ее глазах, солнце заискрилось на небе огненной дугой, и прежде чем девочка успела испугаться, она опустилась на землю так внезапно, что перевернулась несколько раз и выпустила Тотошку".

 

"Через 40 лет фильм, выпущенный по книге, исказил аллегорию, заменив серебряные башмачки Дороти на рубиновые", - замечает Манкью. Российские кинематографисты, авторы мультиков и сравнительно недавнего игрового фильма обошлись с политической подоплекой "Волшебника" бережнее.

 

После 25-летнего перерыва заинтересовавшись "Волшебником", я обнаружил в Интернете слова фантаста Рэя Брэдбери: в "Стране Оз", по его мнению, "сплошные сладкие булочки, мед и летние каникулы", тогда как "Страна чудес" Льюиса Кэрролла - это "остывшая каша, арифметика в шесть утра, обливания ледяной водой и долгие сидения за партой". Как говорится, позвольте вам не позволить: куда там математическим шалостям Кэрролла до денежной массы. ..

 

Книга Баума вышла в 1900 г. , через четыре года после поражения Брайана на выборах. Америка сохранила верность золотому стандарту - но, как по волшебству, инфляция все равно помогла фермерам Канзаса. В самом конце XIX в. золото нашли на Аляске, в Австралии и Южной Африке. Презренного металла стало больше, цены поползли вверх. ..

 

На экзамене по экономическому анализу все это, конечно, не понадобится. Профессор Антонио Фатас - которого среди прочих Манкью благодарил за помощь в написании своего знаменитого учебника - пишет экзаменационные вопросы по мотивам газетных статей. В 1998 г. Фатас цитировал колумниста Financial Times Мартина Вулфа, пришедшего в газету из Всемирного банка; в FT и читающих ее кругах перед этим эрудитом благоговеют, как в Изумрудном городе боготворили Гудвина. "Снижение реальных процентных ставок, измеряемых ставками по индексированным к инфляции британским гос облигациям. .. указывает на то, что [дефляция] - реальный сценарий", - писал Вулф. Ответ, которого требовал на экзамене Фатас, - ожидания дефляции вызывают падение номинальных, а не реальных ставок почти до нуля, тогда как в Англии номинальные ставки были в том году заметно выше.

 

Впрочем, сколько экономистов, столько и мнений. В очном споре Вулф наверняка предложил бы контраргументы. То ли дело сказки - в них и дефляция трансформируется в сладкие булочки и серебряные туфельки.

 

Леонид Бершидский

vedomosti.ru

Комментарии Фейсбук Вконтакте