ШКОЛА: Арендный договор лета

Дата публикации

На этой неделе у нашего потока экзамены по всем пяти предметам, о которых шла речь в предыдущих колонках. Но итоги первого двухмесячного периода я пока подводить не буду - надо немного поостыть и отдохнуть, прежде чем я пойму, что следовало сделать иначе, а в чем мои исходные расчеты оправдались. Поэтому сегодня я лучше выполню давнее обещание и отдам дань своей первой и потому не до конца остывшей любви - языкознанию.

 

Последние несколько лет я был, что называется, профессиональным пользователем русского языка. Несмотря на это, великий наш и могучий до сих пор кажется мне довольно неповоротливым (да простит меня Людмила Путина). Не знаю, все ли со мной согласятся, но английский, язык с гораздо более долгой историей, по нынешним временам гибче, особенно когда речь заходит об экономических реалиях. Поэтому изучать бухгалтерию, экономику, маркетинг и теорию менеджмента удобнее на английском: что уж тут лукавить - первоисточники-то на нем писаны и пишутся до сих пор.

 

При этом один из плюсов МВА - умение изъясняться на жаргоне, который выдает в человеке обладателя заветной степени, т. е. члена некоего солидного клуба. То, что освоение этого жаргона - часть бизнес-образования, пусть и не самая важная, признают здесь даже профессора. "Читайте глоссарий в конце учебника - пригодятся словечки", - усмехается циничный преподаватель маркетинга Пьер Шандон.

 

Но что делать с этим английским глоссарием в России? Вот вопрос.

 

Есть такое офисное развлечение - заставлять какую-нибудь бесплатную сетевую программу вроде той, что на сайте www.translate.ru, переводить стихи. "Я сравню тебе со днем лета? Ты более прекрасный и более умеренный: Грубые ветры колеблют дорогие зародыши Мая, И арендный договор лета имеет всю слишком короткую дату" - это из сонета Шекспира. Shall I compare thee to a summer's day и т. д. Строчка про арендный договор, казалось бы, показывает, что экономическая терминология легче поддается переводу, чем поэзия. Но вот вам две простые фразы - одна из курса микроэкономики, другая из бухгалтерии, - над которыми потрудилась та же машина на www.translate.ru.

 

"В случае товаров замены (заместителя) , положительные внешности должны кончиться ценами выше чем Nash цены равновесия". "В периодах повышения цены, финансовый поток "сначала в сначала из" предположение кончается более высоким доходом и таким образом более высокий подоходный налог". К сожалению, мой мозг - в целом более совершенное устройство, чем эта машина, - пока тоже не справляется с переводом таких словосочетаний, как positive externalities, Nash equilibrium и first-in-first-out cost flow assumption. То есть объяснить, о чем речь, я могу - вот, например, в последнем случае имеется в виду метод учета, по которому при продаже товара себестоимость оформляется по его закупочной цене. Но не станешь же каждый раз произносить эту громоздкую формулировку.

 

Для экономических терминов, я уверен, русские аналоги давно найдены. Как и для многих бухгалтерских, маркетинговых и пр. К сожалению, приличных словарей нет до сих пор (хотя во времена своего редакторства я пользовался двумя-тремя, в них встречались смысловые ошибки, а многих терминов просто не было). В любом случае я не буду везде носить под мышкой эти словари. Я буду, пока кто-то из коллег не подскажет мне хороший аналог (который он, может быть, тут же на месте и придумает), вставлять в свою сравнительно чистую доселе русскую речь английские слова.

 

Я знаю, что это режет слух. Но только суровая необходимость вынуждает приличных, казалось бы, людей произносить в публичных местах такое нецензурное слово, как EBITDA. Сограждане, это не понты - это синдром чужака в своем отечестве, вызванный недоразвитием нашего родного языка (за которое отдельное спасибо коммунистам). Относитесь с пониманием к несчастным МВА - они мучаются, но ничего не могут поделать.

 

Для того чтобы по возвращении снова свободно и чисто говорить по-русски, нужны сознательные усилия и лингвистический талант. Если способности к языкам есть у большинства русских студентов западных бизнес-школ, то прилагать усилия приходится далеко не всем. Многие останутся работать за границей. Список русскоязычных студентов нашего потока уже читается, как грустный анекдот: Маша из Лондона, Юля из Сан-Франциско, еще одна Юля из Мюнхена, Таня из Амстердама... Стоит ли удивляться, что группе русских студентов из предыдущего потока нелегко дается поиск московских спонсоров для "нашей" недели в INSEAD - с водкой, русскими фильмами, музыкой и прочими национальными особенностями. Для наших компаний мы "почти" иностранцы - вот и речь у нас невнятная какая-то.

 

Многие все равно вернутся. Над нами будут смеяться друзья и коллеги. Мы будем узнавать друг друга по чужеродным словечкам - и говорить про себя: "Мы - банда".

 

Пока наша первая леди занимается спасением русского языка, хочется, чтобы кто-нибудь обратил внимание и на его развитие. На ту же проблему словарей, например. На ассимиляцию новых терминов. На какие-то каноны для профессионального дискурса. А то все Толстой да Толстой. EBITDA, господа!

 

Леонид Бершидский

vedomosti.ru

Комментарии Фейсбук Вконтакте