ШКОЛА: А вы - экономист?

Дата публикации

Сейчас я уже во второй раз в этой серии колонок сошлюсь на журнал The Economist. Это неспроста: британское издание пользуется невероятным авторитетом среди студентов и профессоров бизнес-школ. Я встретил здесь консультанта из крупной компании, который согласился бы после МВА работать в этом журнале репортером за меньшие деньги.

 

Так вот, почти 10 лет назад The Economist описал эксперимент, который один экономист и два психолога провели в американском университете Cornell - одном из самых престижных учебных заведений Соединенных Штатов. Студентам выдавали определенную сумму денег, часть которой каждый мог оставить себе, а часть должен был положить в общий котел. В конце эксперимента студенту оставляли все "его" деньги, а на "общак" начисляли проценты и потом раздавали накопленную сумму всем поровну.

 

Согласитесь, с точки зрения здравого смысла правильнее положить все деньги в "общак": если все так сделают, ты получишь больше (из-за процентов) , чем если оставишь себе хоть копейку. Но ты ведь не знаешь, насколько разумно поведут себя другие: вдруг они не внесут в котел ничего? Тогда ты получишь назад лишь маленькую долю своего взноса, а другие на халяву поживятся твоими деньгами. Так вот, студенты-экономисты в среднем вносили в "общак" лишь 20% изначально полученной суммы, а те, кто изучал другие дисциплины, - 50%. Участников эксперимента спросили: а вы, когда делили деньги, задумывались о справедливости? Почти все неэкономисты сказали "да". Треть экономистов вообще отказались отвечать на этот вопрос.

 

С точки зрения самого хитрого в первые два месяца программы предмета - микроэкономики (здесь она называется "Цены и рынки") рациональное поведение направлено исключительно на получение личной выгоды. "Рациональность" - это всего лишь теоретическая концепция, на которой построена, например, теория игр (ее средствами активно пользуются при изучении экономики). Но если принять эту концепцию всерьез, начинаешь понимать, откуда взялась теория Маркса и за что академик Львов не любит доктора экономических наук Гайдара.

 

Мини-тест. Вот вам $10. Разделите их с незнакомым человеком так, чтобы он не отказался. Если откажется, денег не получит ни один из вас. Если вы отдали 1 цент, а себе оставили $9,99, вы - потенциальный экономист. Вы думаете, что 1 цент - лучше, чем ничего, поэтому вас не пошлют куда подальше. И вы совершенно точно не русский: у нас человек откажется от проклятого цента, просто чтобы вам не досталась эта самая десятка без копейки.

 

Главная трудность "Цен и рынков" в INSEAD, конечно, не в моральном аспекте. Даже если вы учились в экономическом вузе, а потом несколько лет занимались чем-то еще, вам будет нелегко - во-первых, потому, что вы уже все забыли, а во-вторых, потому, что профессор Тим ван Зандт и его коллеги преподают экономику в непривычной манере. Вам не нужно знать высшую математику, даже примитивную. Например, умение взять производную совершенно не обязательно. Зато нужно понимать суть экономических процессов и хорошо представлять себе, как описать эти процессы графически. "Господи, еще одна кривая", - стонет банкир на 14-м из 16 занятий. "Ничего, скоро все сложится в цельную картину", - утешает ван Зандт, который полтора месяца гнал лошадей, отказываясь отвечать на половину ваших вопросов. Осталась неделя...

 

Впрочем, если вы без раздумий отвечаете на вопрос типа "Почему снижающаяся себестоимость несовместима с абсолютно конкурентным рынком? ", ваши первые два месяца в INSEAD будут легче, чем у большинства соучеников. Можно будет спокойно заняться изучением маркетинга и бухгалтерии.

 

Технические детали

 

Учебник ван Зандт написал сам. Для дополнительного чтения рекомендуется Microeconomics Роберта Пиндика и Дэниэла Рубинфилда (Pearson Education). Экзамен - три часа, примерно 30 задачек, разрешена шпаргалка формата А4. Помимо основных занятий каждую неделю проводятся дополнительные (хотя они в субботу, на них сидит почти вся наша секция в 70 человек).

 

Кому и зачем это нужно

 

Ответ неочевиден. Ван Зандт говорит, что мы только со временем поймем, к чему он нам все это объяснял. "А пока наслаждайтесь интеллектуальной борьбой с этим курсом", - говорит он вполне серьезно. И правда: мы все время рассматриваем ситуации, в которых у игроков слишком много информации. Например, фирма знает, как выглядит кривая спроса на ее продукцию в зависимости от цены. Представьте себе, что вы только что начали торговать в Москве, например, носками. Пока вы соберете данные, чтобы построить реалистичную кривую, у вас кончатся деньги. Или вот такой перл: вы точно знаете, во сколько ценит ваш продукт каждый покупатель. Однако некоторые простые вещи все равно полезны - например, если вам нравится применять теорию к жизненным решениям. Вот едва ли не первый урок из теории игр - знаменитая история про двух подельников, которые сидят в разных камерах и думают, сознаваться им в убийстве или нет. Если сознается только один, ему дадут маленький срок, - скажем, три года, - а второго расстреляют. Если сознаются оба - останутся в тюрьме пожизненно. Если не повинится никто, оба будут сидеть по шесть лет за неумышленное убийство. Вспомните, с чего начиналась эта колонка, и догадайтесь, что они сделают.

 

Леонид Бершидский

vedomosti.ru

Комментарии Фейсбук Вконтакте