Ура! Мы ломим. Принудительное образование менеджеров может завершиться их массовой отсылкой за рубеж до полного просвещения

Дата публикации

Начиная цикл статей о бизнес-образовании, автор никак не предполагал, что настолько в нем увязнет. Уже написаны пролог к циклу и статьи:
о тренинге;
о бизнес-образовании и подготовке к собственно управлению (материал аж в двух частях);
о дистанционной форме делового обучения;
об экономическом образовании;
о том, что скрывается за "заграничным" бизнес-дипломом;
о подготовке финансовых менеджеров,
а конца и края не видно.
Автор оказался в плену задачи, поставленной им же самим в прологе к циклу – рассказать о деловом образовании, дающем систему знаний, необходимых для грамотного ведения бизнеса. А система эта на глазах рассыпается на подсистемы и уровни. В каждой подсистеме свои специалисты, которых готовят соответствующие учебные заведения. А ведь есть еще и "побочные" необходимые знания – юридические, иностранных языков, компьютерная грамотность. Да к тому же помимо образовательных учреждений для взрослых на волне конъюнктуры появились средние школы и детсады с "экономическим" уклоном – небезынтересный феномен для делового человека, если он не только работник или работодатель, но и родитель. тренинги по продажам
Поэтому, как только в учебных заведениях кончатся каникулы, мы возобновим публикации в рамках цикла. В ближайшее время будут подготовлены статьи, продолжающие тему финансового образования; затем – об учебных заведениях, специализирующихся на международных аспектах бизнеса; о подготовке специалистов в области коммерции; о том, где можно быстренько подучиться английскому... Короче говоря, цикл статей грозит превратиться в постоянную рубрику журнала.
Для юбилейного номера автор счел вполне уместным написать нечто резюмирующее-резонерское, что может сойти за сгоряча обещанный в аннотации к циклу эпилог – и скинуть с себя эту головную боль. Тем более что повод для резонерства есть: ровно через триста лет после Великого Посольства Петра I объявлена готовность номер один к очередной лобовой просветительской атаке на российских управленцев "настоящего ельцинского призыва" (выражение Бориса Немцова при представлении президенту текста указа о подготовке управленческих кадров). Принудительное образование менеджеров может завершиться их массовой отсылкой за рубеж до полного просвещения.

Окна в Европу рубят – щепки летят

Принять за образец государственного отношения к образованию управленческих кадров идеологию Петра I сейчас, когда в течение нескольких лет в нашей стране без особого вмешательства со стороны государства бизнес-образование медленно, но развивается, – значит бездарно потратить взявшиеся невесть откуда денежки. Петровский подход, по мнению некоторых историков, и в XVII веке не был уж столь эффективным. Как писал Николай Костомаров: "России надо было только позволить образовываться, ... а Петр начал рубить бороды..." – и все испортил. Поскольку ничто принудительное не пускает глубокие корни в обществе.
Даже иностранцы – судя по ответам представителей организаций, осуществляющих техническую помощь нашей стране, на вопросы НФПК (Национального фонда подготовки кадров) – видят основу развития эффективного менеджмента в России в укреплении интеллектуального потенциала отечественного бизнес-образования. Большинство опрошенных отнесло к высокоэффективным формам помощи программы подготовки преподавателей и разработку новых программ обучения, а к низкоэффективным – организацию стажировок руководителей и специалистов предприятий за рубежом. И это, в общем-то, очевидно: первое – вклад в будущее, второе – чисто конъюнктурные затраты.
И с первым, кстати, дело обстоит вовсе не благополучно: даже успешные учебные заведения, способные достойно (по российским меркам) оплатить текущий труд преподавателей (лекции, семинары, практические занятия), не могут столь же достойно оплатить подготовку программ, а тем более время, затраченное преподавателями на самосовершенствование, то есть обеспечить задел для продвижения вперед. Пришлось бы слишком высоко поднимать плату за обучение. И преподаватели расходуют уже накопленное (если преподаватель хороший – сразу в нескольких учебных заведениях), не имея возможности систематически расти над собой и реализовываться в новых курсах. Поэтому отток свободных средств за рубеж явно нежелателен.
А неявно нежелательно направление денежного потока в систему отечественного бизнес-образования через принуждаемых образовываться управленцев, которым будет выгодно обратиться за свидетельством о прохождении курса на менеджера в заведения, где требования пониже и знания пожиже. При такой канализации оставшиеся в России средства будут потрачены столь же эффектно, сколь неэффективно, так как застопорят уже начавшееся раскручивание спирали: развивается бизнес – развивается (не просто растет и ширится) бизнес-образование, развивается бизнес-образование – развивается бизнес...
В результате долгой борьбы с клиентом российские учебные заведения уже довели последнего до мысли, что образование – это капитал, и, как всякий капитал, требует вложений. Это поняли не только отдельные индивидуумы, вкладывающие деньги в себя, но и отдельные компании, вкладывающие деньги в собственных сотрудников. При подготовке статей цикла автор то и дело натыкался на примеры такого рода: платит ГАЗ за обучение своих управленцев "Евроменеджменту", платит "Черногорнефть" школе бизнеса корпорации "Центр" за разработку программ и организацию заочного обучения своих сотрудников, руководитель кадровой службы East Line договаривается о подготовке "детей прямо под нас и о создании программы взаимодействия и взаимополезности" с Высшей экономической школой...
Совсем уж высшее понимание значимости образования для бизнеса продемонстрировали некоторые финансовые учреждения (Внешторгбанк, Внешэкономбанк, Московская межбанковская валютная биржа и др.), решившиеся в складчину поддержать Международный колледж экономики и финансов – совместное детище ВШЭ и Лондонской школы экономики. Благодаря чему диплом последней обойдется всем (а не только тем, на кого рассчитывают кадровые службы этих банков) обучающимся в колледже в несколько раз дешевле, чем в Лондоне.
Вложения в образовательный капитал таким образом становятся – и осознаются деловыми людьми – как один из факторов конкурентоспособности. Чем осознаннее выбор – тем эффективнее фактор. И поэтому государству следует тонко и деликатно влиять на образование управленцев. Не объявляя очередной всеобуч, а поощряя инициативу и усиливая конкурентоспособность тех, кто сам к ней стремится. И потому в первую очередь обеспечивать финансовыми вливаниями рост качества отечественного бизнес-образования.
А сознательное отношение клиента к обучению уже подготовило почву для того, чтобы при целевом размещении средств государство ориентировалось на качество. Свои деньги платишь не за просто так, а за знания "по потребности". Следовательно, надо приучиться понимать и формулировать, что тебе нужно, и отбирать соответствующие программы – а бизнес-школы включаются в конкуренцию.
И пусть с потребностью еще не все ладно. Жаловался же нам академик Аганбегян (ректор Академии народного хозяйства), что программы по маркетингу в отличие от финансовых пока не пользуются бешеным спросом, несмотря на краеугольность предмета для рыночного хозяйства. Но зато уж финансовые программы сейчас пройдут такую шлифовку под потребителя, что только держись. В одной из школ я сама наблюдала бунт слушателей против преподавателя, дающего, по их мнению, знания на уровне, который они уже переросли; директору программы пришлось срочно искать замену и за счет школы компенсировать проваленные занятия. Естественный отбор пошел: складывается объективная основа для рейтинга и поддержки в бизнес-образовании тех, кто сам себя развивает.

Совершите вы массу открытий – иногда не желая того

Непринудительное просвещение способно вызвать у всех участвующих в процессе настоящий энтузиазм и непреодолимую тягу к творческому участию в приращении знаний. Вот примеры.
Выпускник школы менеджеров "Арсенал" лета 1997 года: "Осуществляя продажи на рынке, я достиг определенного уровня и понял, что для дальнейшего развития мне необходимы специальные знания и навыки. Я всасывал знания, как пылесос, и приобрел новые навыки, способы и умения общаться с людьми. Анализируя свою предыдущую трудовую деятельность, я понял, что зачастую, чисто интуитивно, я принимал верные решения, но теперь все так четко и осознанно, что, окрыленный, я экспериментировал при общении с друзьями и все больше убеждался, что я могу общаться так, как хочу".
Владимир Леушанков, зам. генерального директора торгового дома "Велта", обучавшийся по программе "Евроменеджмент": "Я вижу в программе некоторый пробел. Нет оценки эффективности от делегирования ответственности. Мы много спорили об этом на семинарах и сейчас предложили свою методику оценки, это был один из разделов нашего домашнего задания".
Марина Олешек, директор по кадрам компании East Line: "Есть классное учебное место – Высшая школа экономики – с такими энтузиастами, внутренними принципами и хорошими головами, что просто интересно за ними наблюдать. Это высшее учебное заведение, где учат действительно Менеджеров. Там удивительный студенческий совет и настоящие студенческие капустники, у преподавателей горящие глаза – и вообще потрясающая студенческо-преподавательская атмосфера".
В атмосфере сотворчества любой учебный материал усваивается легче, потому что воспринимается почти как собственное открытие. Но у нас в стране открытия в менеджменте начинаются там, где в более развитой экономике все уже зафиксировано как "дважды два четыре" на уровне подсознания. И ни в одном учебном заведении за рубежом ни один преподаватель не будет тратить время на "открытие" простых истин ради обучающихся из России. Только российские преподаватели способны пойти на тяжкий труд совмещения мировых запасов знаний об управлении и отечественных реалий. Поэтому уж если слать за рубеж кого-то за счет государства, то не тех управленцев, которых силком надо тащить образовываться, а опять-таки преподавателей. А они уж наших управленцев с флангов маркетингом в клещи – и обучат.


Комментарии Фейсбук Вконтакте