Что происходит на рынке российского бизнес-образования?

Дата публикации 20.10.2009

«Многие из моих коллег-профессоров старые, серые на вид люди. Несексуальные, совсем не остроумные", - говорил в свое время Кьелл Нордстрем в интервью СФ. Соавтор книги «Бизнес в стиле фанк» едва ли хотел кого-то обидеть - в Стокгольмской школе экономики (Stockholm School of Economics, SSE) уживаются и большие оригиналы, и махровые консерваторы.

Наверное, именно оригиналы принимали решение о выходе SSE на российский рынок в 1997 году. Школа стала первой, кто предложил российским менеджерам настоящий западный диплом. Без всяких приставок «совместный»: SSE Russia открыла офисы в Санкт-Петербурге и Москве.

Но теперь у Стокгольмской школы экономики есть серьезные конкуренты, и не только западные. Так, бизнес-школа «ЛЭТИ-Лованиум» получила статус кампуса бельгийской Vlerick Leuven Gent Management School в Санкт-Петербурге (см. СФ №15/2008). Кроме того, Высшая школа менеджмента (ВШМ) СПбГУ год назад запустила программу Executive MBA совместно с французской HEC. Наконец, московская школа управления «Сколково», которая планирует войти в рейтинги мировых бизнес-школ в ближайшие 20 лет, открыла в сентябре свой кампус. Затраты на строительство составили $250 млн, а вручать слушателям MBA студенческие билеты недавно приезжал президент Дмитрий Медведев.

О таких инвестициях и таком внимании большинство учебных заведений может лишь мечтать, но только не SSE. В сентябре школа отметила на родине столетний юбилей, торжественные мероприятия почтили своим присутствием король и королева Швеции. Кроме того, у SSE есть то, чего пока нет у «Сколково», - известный бренд и международная репутация. В рейтинге программ EMBA, опубликованном в газете Financial Times в 2008 году, Стокгольмская школа экономики заняла 50-е место в мире и 14-е в Европе. С учетом того, что подобных программ существует несколько тысяч, это настоящее достижение. «Имя SSE открывает много дверей, и не только в Швеции», - уверен студент магистерской программы Илья Белобрагин.

Но кое в чем Стокгольмская школа экономики в России пока не преуспела. «Появление SSE на нашем рынке бизнес-образования 12 лет назад стало прорывом, - считает декан ВШМ СПбГУ Валерий Катькало. - Но, мне кажется, школа могла бы более эффективно использовать свои преимущества первопроходца». По мнению декана, SSE успешно реализует в России несколько учебных программ, но как таковая школа еще не создана. Для долгосрочного успеха важно «институциональное» присутствие. Необходимо не просто экспортировать учебные программы, а иметь собственные преподавательские кадры и проводить исследования. Например, INSEAD создала в Сингапуре полноценный кампус со штатом профессоров и исследовательской базой. Так же собирается делать «Сколково» в России.

Совершив подобный шаг, SSE Russia еще больше укрепила бы свои позиции на нашем рынке.

 

Скромный юбилей

 

Стокгольм, 11 сентября. До вручения Нобелевских премий еще три месяца, но в салонах, где можно взять фрак напрокат, очереди. Накануне эти компании не закрылись в шесть вечера, как обычно, а продолжали обслуживать клиентов. Туристы с удивлением разглядывают импозантных мужчин, похожих на пингвинов, и женщин в длинных вечерних платьях, которые собираются у кафедрального собора в Старом городе.

Гости встают, когда под звуки органа в церкви появляются король Швеции Карл XVI Густав и королева Сильвия, президент SSE Ларс Бергман, а также толпа свежеиспеченных профессоров и докторов наук, которым будут вручать дипломы. Выглядит церемония живописно - на голову дипломнику надевают черную шляпу, а если человек преуспел в гуманитарных науках, то вместо шляпы ему полагается зеленый венок. В момент, когда шляпа или венок касаются головы, музыканты со всей силы бьют в барабан. Среди лауреатов явно выделяется профессор Микаэль Дален, специалист по маркетингу в интернете. Он эффектно смотрится во фраке, с белой бабочкой и длинными волосами, собранными в два хвоста, «серым на вид» его назвать трудно. Вечер продолжается в Голубом зале стокгольмской ратуши - именно здесь каждый год проводят нобелевские банкеты.

Но юбилейные торжества на тысячу с лишним гос-тей были для SSE, пожалуй, слишком пафосным мероприятием - обычно школа держится по-шведски скромно. В свое основное здание она переехала еще в 1920-х годах. Здесь старый лифт, в котором двери нужно закрывать самому. Старая библиотека с винтовой лестницей, кованые балкончики. Старый паркет, издающий специфический запах (он наверняка знаком тем, кто бывал в главном здании МГУ на Воробьевых горах). Словом, SSE совсем не похожа на хайтековские кампусы IMD или той же INSEAD.

Разумеется, в Стокгольмской школе экономики не забывают и о новых технологиях. Например, в одном из кабинетов я заметила женщину, проводившую для четырех слушателей видеоконференцию. «Современная начинка в консервативной оболочке», - так отозвалась о SSE выпускница магистерской программы Анна Фальман.

Консервативно SSE относится и к своему капиталу. Например, эндаумент-фонд (фонд целевого капитала) школы не сильно пострадал во время кризиса, потому что SSE (кто бы сомневался!) не стала рисковать. «Когда рынок взлетел вверх, мы не последовали за ним так же быстро, - объясняет Ларс Бергман.- Может быть, поэтому в период кризиса наши потери составили около 20% - не так много, как у других компаний».

Сейчас у Стокгольмской школы экономики несколько фондов, они управляют в общей сложности 2,5 млрд шведских крон (примерно 250 млн EURO). Приличная сумма - у INSEAD в начале 2008 года активы эн-дау-мент-фонда оценивались в 106 млн евро. Кроме того, у SSE в отличие от многих других учебных заведений существует надежная система денежных поступлений - партнерские программы с крупными компаниями. Основной пул составляют 113 компаний, которые делятся на три уровня - главный партнер (перечисляет по 70 тыс. EURO ежегодно), старший партнер (40 тыс. EURO) и просто партнер (15 тыс. EURO).

 

Бесплатная экономика

 

Внимание крупных корпораций роднит Стокгольмскую школу экономики со «Сколково». Даже созданы оба учебных заведения были по инициативе частных предпринимателей. Правда, ректор SSE Russia профессор Андерш Лильенберг не забывает отметить, что SSE не зависит от инвестиций учредителей и не имеет кредитов («Сколково» взяла кредит в Сбербанке на $245 млн на десять лет.- СФ).

Но в отличие от «Сколково» SSE нельзя назвать бизнес-школой в полном смысле слова - это в первую очередь экономический институт с программами высшего образования. Основная масса студентов SSE учится на бакалавриате и магистерских программах. Кроме того, в составе школы есть подразделение IFL Executive Education, которое предлагает Executive MBA и короткие программы для топ-менеджеров компаний. По словам руководителя IFL Питера Хаглунда, Executive Education приносит школе примерно половину доходов, из них 20% приходится на EMBA.

А вот программы full-time MBA в SSE нет. «Раньше она была, но потом ее закрыли», - рассказывает Андерш Лильенберг. Дело в том, что в Швеции высшее образование бесплатное. Но после того как страна присоединилась к Болонской конвенции (речь идет о сближении учебных программ и создании в Европе единого образовательного пространства), программы для бакалавров в SSE стали более академичными, а магистерские - более прикладными. Подготовка магистров теперь во многом пересекается с full-time MBA. Так что абитуриентам нет смысла платить за MBA, если они могут пойти в магистратуру и бесплатно получить значительную часть тех знаний и навыков, которые получили бы выпускники MBA.

В отличие от крупных западных бизнес-школ, редко открывающих свои кампусы за рубежом, SSE взяла курс на экспансию. В 1994 году кампус SSE появился в Риге, при поддержке шведского и латвийского правительств. Сначала здесь обучали бакалавров, в 2002-м запустили программы EMBA. А в 1997 году школа обратила внимание на Россию.

 

Русский путь

 

Деньги на открытие школы в России (более $1 млн) пожертвовали известные шведские предприниматели - Ханс Раузинг, основатель Tetra Pak, и Йонас аф Йокник, семья которого владеет Oriflame. Обучение началось с годичного курса для бизнесменов - занятия проводились на английском языке и поначалу были бесплатными, а конкурс составил семь человек на место. Школа арендовала пансионат под Петербургом, который тогда назывался «Межрейсовая база отдыха моряков «Балтиец». В 1999 году SSE Russia запустила в Питере EMBA, и еще открытые и корпоративные программы, но уже за деньги. Преподаватели в основном приезжали из Швеции.

Чтобы продвигать бренд SSE в России, сотрудники сделали нестандартный ход - открыли издательство. Как вспоминает бывший вице-президент по коммуникациям SSE Russia Маргарита Адаева-Датская, на это ее вдохновил пример Гарварда: «Было бы здорово, если бы люди читали книгу и видели на ней логотип школы. И если идеи хорошие, приходили бы в SSE послушать первоисточники». Большинство студентов действительно узнавали о SSE благодаря «Бизнесу в стиле фанк» и другим бестселлерам издательства.

Но через десять лет после выхода на российский рынок SSE Russia сменила стратегию, и в школе произошел раскол. «SSE Russia образца 1998-2007 годов, какой ее помню я и мои сокурсники, перестала существовать», - написал на интернет-форуме один из выпускников.

Первый ректор SSE Russia Ян Эклоф уехал в Швецию, на его место пришел Андерш Лильенберг. Между командой и новым ректором начались трения, в первую очередь из-за денег: школа себя не окупала. В принципе, это обычное явление. «На Западе программы MBA либо убыточны, либо на грани,- говорит директор кампуса Vlerick Leuven Gent Management School в Санкт-Петербурге Александр Янчевский. - Бизнес-школы обычно зарабатывают за счет фондов целевого капитала и корпоративных программ».

Андерш Лильенберг решил изменить стратегию. Он закрыл журнал U-Journal, который издавала SSE Russia, а права на издание книг под брэндом Стокгольмской школы экономики были проданы компании «Манн, Иванов и Фербер». Кроме того, школа отказалась от формата открытых программ, хотя ректоры российских учебных заведений осторожно прокомментировали, что «они бы так не сделали». «Чтобы заявить о себе, школе нужно было выйти на рынок с большим количеством направлений. Но когда о нас узнали, мы решили сконцентрироваться на основной деятельности - EMBA и корпоративных программах, - объясняет Андерш Лильенберг свои действия. - Эти программы востребованы и популярны, следовательно мы обязаны обеспечить высокое качество продукта».

В Стокгольме уверены, что приняли верное решение. «Открытые программы должны быть хорошо брэндированы, каждая из них требует больших маркетинговых вложений, - рассуждает Питер Хаглунд. - Возможно, когда рынок стабилизируется, мы подумаем о возобновлении этого формата».

В результате значительная часть команды SSE Russia, несогласная с политикой нового ректора, покинула школу. Но сама школа своей цели добилась. «До недавнего времени SSE Russia была дефицитной частью нашего бюджета, за исключением последнего года», - отмечает Ларс Бергман. «Сейчас мы живем на то, что зарабатываем сами,- никогда раньше у нас не было такой стабильной позиции», - подтверждает Андерш Лильенберг.

 

Рыночный аккорд

 

Программы EMBA в России и Швеции стоят практически одинаково - в SSE 360 тыс. крон (около 36 тыс. EURO), в SSE Russia - 33 тыс. евро. Для сравнения: у Vlerick Leuven Gent Management School в Санкт-Петербурге программа дешевле - 22 тыс. EURO. Цена совместной Executive MBA ВШМ СПбГУ и HEC - 38 тыс. EURO, однако HEC входит в десятку лучших бизнес-школ Европы.

До сих пор затраты студентов EMBA SSE на обучение неплохо окупались: по данным Financial Times, их доход через три года после выпуска достигает $100 тыс. А The Wall Street Journal подсчитал, что за пять лет возврат на инвестиции (ROI) у дипломников SSE должен составить 306% (см. таблицу).

Возможно, кризис эти цифры еще скорректирует. Но сами программы приходится пересматривать уже сейчас. Так, из-за отсутствия спроса SSE Russia закрыла программу EMBA со специализацией Oil & Gas - обычно за слушателей платили работодатели. Зато появилась новинка - впервые EMBA General Management будут читать с синхронным переводом на русский язык. В планах школы - выход еще одной программы «EMBA - Финансовый менеджмент», разработанной в сотрудничестве с Российской экономической школой (РЭШ). «Мы хотели запустить ее в прошлом году, но из-за кризиса пришлось отложить», - говорит Андерш Лильенберг.

Наконец, SSE Russia собирается развивать отношения с госкомпаниями - до недавнего времени школа практически не уделяла внимания этому сегменту. Первый шаг был сделан, когда школа заключила договор с РЖД на проведение корпоративной программы обучения. Кстати, некоторые ее выпускники планируют продолжить обучение в SSE Russia уже на EMBA.

Сейчас в школе вынашивают амбициозную идею - запустить в России программы бакалавриата и магис-тратуры. Такой шаг станет толчком для формирования собственного штата преподавателей, и тогда школа сможет создать здесь полноценный кампус. «Если удастся реализовать этот проект, мы будем очень похожи на SSE в Швеции, - резюмирует Андерш Лильенберг. - В конце концов, в Латвии это получилось, почему не должно получиться в России?»

 

Как окупается диплом EMBA*

 


Место

Школа
Стоимость
обучения (на
2008 год), $
Зарплата
выпускника**,
$
Возврат на
инвестиции
(ROI), %
1 IAE Business School
(Австралия)
25 600 109 396 397
2 Stockholm School of
Economics (Швеция)
50 482 206 250 306
3 Copenhagen Business
School (Дания)
58 934 208 976 249
4 Tsinghua University
(Китай)
42 409 151 179 200
5 IPADE (Мексика) 55 000 157 226 164
6 IESE (Испания) 111 966 277 014 153
7 ESADE (Испания) 63 943 145 131 144
8 University of Western
Ontario, Ivey (Канада)
73 661 145 131 125
9 Queen's University
(Канада)
69 328 181 414 110

* бизнес-школы за пределами США

** через пять лет после выпуска (прогноз)

Источник: The Wall Street Journal

Комментарии Фейсбук Вконтакте