Карьерный расчет

Дата публикации

Диплом MBA, полученный в западной бизнес-школе, дает серьезные карьерные преимущества и открывает широкие возможности для финансового роста. Однако стоит обучение весьма недешево. Прежде чем вкладывать немалые деньги в MBA, корреспондент "Денег" Алексей Зайцев решил проверить это утверждение и подсчитать эффективность инвестиций с помощью знаний, полученных на одном из бизнес-курсов.

Формула успеха

В пользу образования вообще и бизнес-образования в частности очень часто приводится всем хорошо известный довод: образование – это инвестиции, которые сторицей окупятся в будущем. Видимо, магия слов "образование" и "инвестиции" заставляет многих отложить в сторону калькулятор и блокнот и отказаться от идеи проверить эффективность этих самых инвестиций и справедливость приведенного утверждения. А совершенно зря. Ведь мало того, что выводы могут оказаться парадоксальными,– сам процесс оценки себя любимого как инвестиционного проекта весьма интересен.
Разумеется, если бы я занимался бизнесом, то оценить эффективность инвестиций в образование было бы практически невозможно: в бизнесе и в доходах от него очень сложно выделить ту долю успеха, которой бизнесмен обязан непосредственно образованию. Слишком уж много существует не имеющих никакого отношения к образованию факторов, которые могут сделать бизнес более прибыльным или, напротив, более убыточным. Но поскольку я менеджер и мой доход – это прежде всего моя зарплата, а она-то как раз в немалой степени определяется именно таким формальным критерием, как образование, то в моем случае полученный результат будет максимально приближен к действительности.
Для оценки эффективности MBA я решил воспользоваться довольно простой формулой, известной по учебнику финансового анализа: методикой оценки чистой приведенной стоимости, или, как еще его принято называть, чистого приведенного дохода (Net Present Value, NPV). Как написано в моем учебнике, вычисление NPV лежит в основе большинства методов определения экономической эффективности инвестиционных проектов в рыночной экономике. Функция даже встроена в популярные электронные таблицы Excel и выглядит так:
где t – время реализации инвестиционного проекта (t = 1, 2, 3, ..., T); P (t) – чистый поток платежей в течение года t; d – ставка дисконтирования.
С помощью этой формулы я и попытался оценить инвестиции в себя. Вернее, в собственное бизнес-образование. Для начала, согласно науке, я разделил некий последующий период моей жизни (я решил, что он составит семь лет) на несколько одинаковых временных отрезков, равных одному году. В этот самый период я, банковский менеджер, буду сначала осуществлять инвестиции в обучение, а потом по мере приобретения заветного образования начну пожинать плоды. На каждом отрезке этого воображаемого пути, то есть каждый условный будущий год, я буду подводить финансовые итоги в чистом денежном выражении: сколько потратил на образование и сколько получил, не принимая во внимание никакие больше расходы и доходы. То есть доходом у меня будет считаться только прибавка в жалованью, которую мне определят как ставшему более образованным и потому более полезным и нужным менеджером, а расходами – оплата получения образования и напрямую связанные с этим затраты.
Потом эти цифры останется подставить в формулу вычисления NPV, и с учетом дисконта, за который я стану принимать средний банковский процент, я получу чистый, выраженный в денежных единицах результат такой инвестиции. Смысл дисконтирования будет состоять в том, чтобы более точно определить ценность именно образовательного инвестирования. Потому как меня же никто не заставляет образовываться, а деньги, которые я зарабатываю в банке честным трудом, могли бы спокойно лежать на банковском вкладе, принося доход. Именно это дисконт и учитывает.

Рейтинг – источник знаний

Для того чтобы получить необходимые данные, я решил воспользоваться результатами различных международных исследований в области бизнес-образования. Так, например, по итогам статистического исследования, подготовленного по материалам Graduate Management Addmission Council, 35% опрошенных студентов ведущих бизнес-школ мира платили за образование из своих сбережений, 35% воспользовались банковским кредитом, 17% получили стипендию, а 12% оплатили образование за счет спонсорства компаний.
Судя по всему, мне предстоит оказаться в числе тех, кто платит за образование сам. Получить образовательный кредит в нашей стране по-прежнему довольно сложно. Правда, нередко в крупных компаниях, серьезно подходящих к различным аспектам кадровой политики, существует практика полной или частичной оплаты обучения для молодых и перспективных сотрудников. Но так или иначе, большую часть предстоящего курса бизнес-образования мне придется оплатить из своего кармана.
Суммы, которые предстоит потратить на бизнес-образование, немаленькие и способны похоронить надежды многих на заманчивые перспективы будущего роста карьеры и материального благополучия. В бизнес-школах из первых строчек рейтингов, которые обеспечивают для своих выпускников самые высокооплачиваемые позиции, за один год обучения предстоит выложить от $25 тыс.
В зависимости от поставленных задач обучение может продолжаться от года до нескольких десятилетий. Дело в том, что бизнес-образование прежде всего ориентировано на людей, хорошо себе представляющих, каких знаний им недостает для большего успеха. А если такого понимания нет, то выбранный наугад курс, даже в самом лучшем иностранном университете, может стать просто очень дорогим тренингом по неким общим и специальным дисциплинам. И не факт, что этот тренинг окажется полезным именно в той области, в которой я как менеджер в результате найду себе применение. А пытаться восполнять пробелы в знаниях, узнавая о них по ходу дела, можно бесконечно.
В любом случае следует быть готовым к тому, что курс MBA в престижной школе на Западе, включая расходы на проживание и прочие обязательные для жизни в чужой стране издержки, обойдется мне порядка $80 тыс.
Начать получать какой-либо существенный материальный доход от инвестированных в бизнес-образование средств не так просто. Коммерческие компании – это не вооруженные силы и по окончании даже очень серьезного курса не присваивают очередного звания с автоматическим увеличением довольствия. Тут опять же все зависит от компании и от того, насколько в ней озабочены подготовкой кадров и кадрового резерва. Согласно статистике, повышение в должности и существенный рост заработной платы осуществляется при переходе на другую работу. По данным Graduate Management Addmission Council, на первом месте среди ожиданий опрошенных выпускников бизнес-школ находится увеличение возможности карьерного роста (67% опрошенных), а увеличение компенсационного пакета лишь на четвертом месте: так ответили 44% опрошенных.
Определить, сколько стоит выпускник той или иной бизнес-школы, помогают рейтинги, ежегодно подготавливаемые различными консалтинговыми агентствами и публикуемые в ведущих мировых бизнес-изданиях, таких, как Financial Times или Business Week. Рейтинги составляются исходя из показателей заработной платы выпускников, нашедших себе работу в ведущих мировых корпорациях. Также уже несколько лет существует рейтинг, основанный на данных опроса рекрутеров корпораций. Такой рейтинг "с точки зрения работодателей" проводится Wall Street Journal совместно с фирмой Harris, одним из самых авторитетных в мире агентств по исследованию рынка.
К сожалению, данные, содержащиеся в указанных рейтингах, хотя и представляют определенный интерес, но в целом практически бесполезны. С одной стороны, это вызвано малой доступностью ведущих мировых бизнес-школ для таких российских менеджеров, как я, а с другой стороны – отсутствием в этих рейтингах представленных на нашем рынке отечественных бизнес-школ. Поэтому для российского менеджера более справедливой будет такая оценка дохода, полученного благодаря дополнительному образованию, которая производится посредством анализа предложений, существующих на местном рынке труда.
Обратившись к известным порталам E-xecuteve и job.ru, можно сделать вывод, что рынок специалистов, имеющих степень MBA, еще не вполне сложился. И среди представленных вакансий, и в анкетах соискателей заветная аббревиатура встречается, но довольно редко. Прежде всего на наличие у соискателя бизнес-образования обращают внимание действующие у нас подразделения ведущих мировых компаний. Российские же компании, а их большинство, очень редко настаивают на обязательном наличии у кандидата степени MBA, прежде всего внимание уделяется другим критериям – опыту работы и профессиональным навыкам.
Просматривая требования к соискателям на руководящие должности в России, хочется согласиться с расхожим мнением, что российские MBA вовсе не нужны. На Западе, как известно, основные заказчики МВА – professional services (банки, консультанты). В России этот рынок по сравнению с американским или европейским до смешного мал. Кроме того, те организации, которые живут по западным стандартам, все равно привозят себе МВА из ведущих западных школ – это мне стало ясно после ознакомления с биографиями многих руководителей подобных предприятий, представленных в интернете. Поэтому тем, кто стремится таким образом улучшить свои карьерные перспективы, при этом не делая ставку на западное образование и работу прежде всего за рубежом и в зарубежных фирмах, бизнес-образование вряд ли поможет. Лучше копить опыт и расширять сферу профессиональных навыков. В России выпускникам MBA пока не приходится ожидать того уровня и того количества предложений, которое существует для них на Западе.
По данным исследования Begin Group, обнародованного буквально на прошлой неделе, несмотря на то что российские работодатели заинтересованы в выпускниках MBA, 76% из них полагают, что выпускники бизнес-школ отличаются завышенными зарплатными ожиданиями. Кроме того, по мнению работодателей, выпускники МВА в большей степени склонны к смене работы, чем другие сотрудники.
Однако это не значит, что полученный в России диплом о бизнес-образовании не несет с собой никаких материальных выгод. По словам кадровиков, степень MBA может стать решающим аргументом при выборе кандидата, но только если наличие этой степени гармонично дополняет резюме соискателя, уже так или иначе удовлетворяющего выдвигаемым требованиям.

Ученье – свет, вечернее обучение – тьма

Классический очный курс MBA рассчитан на два года. Первый год студентам преподаются основные дисциплины, второй год предполагает выбор предметов в соответствии с карьерными целями и личными интересами. Существует и несколько более коротких, рассчитанных на 10-16 месяцев курсов. Набор дисциплин там преподается практически такой же – базовые предметы плюс предметы по выбору, а меньшая продолжительность курса объясняется более интенсивной методикой преподавания. Это, конечно, позволяет немного сэкономить, но качественное усвоение материала в интенсивном режиме доступно не всем. Весьма популярны заочные и вечерние схемы бизнес-образования. Большая часть европейских и американских студентов учатся именно так – такие занятия совмещать с работой проще и дешевле. Во многих школах существует и программа дистанционного обучения, пожалуй, самый доступный вариант бизнес-образования. Но выбирая путь к степени MBA исключительно по материальному критерию, надо быть готовым к тому, что и ваша степень, и, в итоге, ваши знания будут оценены потенциальным работодателем весьма скептически.
То же самое можно сказать и об отечественных курсах MBA. Они, безусловно, дешевле – стоят, как правило, до $10 тыс. в год, но что-то мне подсказывает, что ни отечественные, ни тем более иностранные работодатели не оценят полученную в России степень столь же высоко, как диплом известной школы Лондона или Нью-Йорка.

Торговали – веселились, посчитали – прослезились

Поскольку полученные мной в результате изучения рынка бизнес-образования данные позволяют подсчитать эффективность огромного количества различных вариантов бизнес-образования, я решил ограничиться тремя: определить максимальный, минимальный и средний NPV.
Максимальный NPV и, как следствие, максимальная эффективность инвестиций в образование достигается при следующих условиях: бизнес-школа должна быть иностранной, высоко котируемой в известных рейтингах; обучение должно быть недолгим, а место последующей работы выпускника – в одной из крупнейших мировых корпораций. NPV такой инвестиции, по моим расчетам, составляет $133,5 тыс. за семь лет с момента начала обучения. Изначальный доход для такой инвестиции должен быть достаточно высоким – я принял его за $48 тыс. в год. Стоимость обучения – $80 тыс. за два года. Увеличение дохода после получения образования происходит на $70 тыс. в год и составляет $120 тыс. в год, что соответствует среднестатистическому доходу топ-менеджера в крупной компании. Так как на поиски работы после получения образования нужно время, первый год сумма прироста уменьшена вдвое (например, если поиски работы займут полгода). Ставка дисконтирования составляет 9% (средняя ставка привлечения).
Средний уровень NPV подразумевает, что менеджер будет получать образование за рубежом, но по более низким, чем в "топовой" школе, расценкам. Возможно, это будет недорогая европейская школа либо более дешевый (заочный) вариант обучения. Стоимость такой программы двухлетнего обучения, по моим подсчетам, составит $40 тыс. Если доход до обучения составлял $36 тыс. в год, то место будущей работы – это руководитель одного из направлений бизнеса в крупной отечественной компании или адекватная позиция в российском отделении международной корпорации с доходом примерно в $78 тыс. в год. Таким образом, прибавка получается порядка $40 тыс. NPV данной модели инвестиций составит $82 тыс. за семилетний период при той же ставке дисконтирования 9%.
На последнем же месте по эффективности инвестиций NPV стоит наше, российское бизнес-образование с перспективой трудоустройства на неплохую среднюю менеджерскую позицию и соответствующим уровнем зарплаты. Если начальная зарплата составляет $26 тыс. в год, стоимость обучения – $10 тыс. в год в течение двух лет, прибавка после обучения – $20 тыс. в год, то NPV – $42 тыс. За те же семь лет, при том же девятипроцентном дисконте. Как ни грустно – это именно мой вариант.
Первое, о чем подумалось, когда я увидел показатель, незавидный даже для такого, казалось бы, несерьезного объекта инвестирования, как ларек по продаже пирожков: я просто где-то ошибся. Однако поверьте – никакой ошибки нет. Конечно, как и большинство анализов в экономике, сделанных путем построения условной математической модели, мое исследование далеко не безупречно. Но оно, безусловно, имеет право на существование. Хотя бы потому, что такому подходу к оценке тех или иных явлений автора обучили на одном из уже пройденных курсов бизнес-образования.

Комментарии Фейсбук Вконтакте