Группа RISC'a

Дата публикации

Риск получить вместо полноценного государственного диплома бумагу, которую не признают работодатели. Риск «загреметь» в армию, хотя вы надеялись, что ваш студенческий билет произведет впечатление на служащего призывного пункта. В общем, это риск потратить деньги зря. Вот, например, история, случившаяся со студентами одного негосударственного вуза. Кстати, он так и называется — RISC.
Весной этого года в Институте социальных связей (RISC) началась война студентов и администрации. Развязали ее студенты. Но администрация их не винит. По словам ректора RISC Александра Борисова, ответственность за скандал лежит на некоем Георгии Афанасьеве — пиарщике и специалисте по кризис-менеджменту, который «пробует на вузе свои методы по уничтожению конкурентов». А также на группе людей, желающих «перетащить» студентов RISC в другой вуз.
— Какова же роль студентов в этой войне? — спросила я.
— Они марионетки. Их зомбировали,— ответил Борисов.

Армия

В июне прошлого года в учебной части RISC кипела работа. Здесь заключали договоры с новыми студентами и перезаключали со старыми. И те и другие в своем выборе не сомневались: лицензию вуз имел, а аккредитацию, по словам студентов, ректор обещал получить в самое ближайшее время (студенты аккредитованных негосударственных вузов по закону получают отсрочку от армии, а выпускники —диплом гособразца). Впрочем, в разговоре со мной Александр Борисов утверждал, что об аккредитации студентам ничего не говорил.
Как бы то ни было, но студенты вносили по $3 тыс. и готовились к постижению науки менеджмента. В сентябре, как и положено, началась учеба. Преподавателями и уровнем обучения студенты были очень довольны. Но юношам призывного возраста не давала покоя мысль об аккредитации. И вот в один прекрасный день они прямо спросили об этом ректора Александр Борисов ответил, что с аккредитацией проблемы, так что придется искать другие пути «отмазки» от армии. И нашли.
Схема «отмазки» выглядела так: RISC заключает договор о совместном обучении с МИФИ, студенты RISC числятся студентами МИФИ и посещают по субботам занятия на военной кафедре. Всего за $300 в семестр и два года походов на субботние «военки» студентам RISC обещали диплом МИФИ и звание лейтенанта. Правда, оформить эти обещания документально студенты не догадались. И вопроса, как все эти блага можно получить за столь короткий срок, у них тоже не возникло.
Возник он весной, когда в МИФИ им сказали, что учиться придется все же четыре года. Александр Хмелинин, проректор МИФИ:"Студенты RISC заявили, что не хотят учиться по полной программе. И мы их отчислили". Правда, студентам RISC об этом сообщили после того, как они заплатили за обучение в МИФИ по $300 за семестр.
Тогда ректор RISC начал активные переговоры о поголовной передаче своих студентов в другой негосударственный вуз — Московский психолого-социальный институт (МПСИ). Вообще-то институт готовил психологов-педагогов и логопедов, причем заочно, однако его администрация мужественно пообещала создать для студентов из RISC очный факультет менеджмента.
Известие о наших планах честного создания совместной программы с МПСИ несколько смешало карты (студентов и "злых сил" — Ъ'). Им приходилось выходить из подполья раньше задуманного и действовать в пожарном режиме.
Из газеты "Митрофанище" (орган администрации RISC, вовремя «воины» клеймивший «злые силы» и поддавшуюся им толпу).
По поводу договора с МПСИ в RISC было проведено экстренное собрание. Студенты начали задавать вопросы. В частности, такой - на какую отсрочку они могут рассчитывать, если факультет менеджмента в МПСИ не аккредитовaн? Тот же вопрос я на днях задала первому проректору МПСИ Светлане Бондаревой. Она заверила меня, что факультет будет аккредитован в течение полугода. «Но мы предложили студентам RISC другой вариант: выдавать им дипломы психолога — это направление у нас аккредитовано — со специализацией «менеджмент». Хотя упор в предлагаемой нами программе делался бы на психологию»,— добавила Бондарева.
По словам студента RISC Романа Клепакова, почти сразу был решен вопрос об оплате за обучение. МПСИ предложил студентам внести предоплату в размере $300. Правда, Светлана Бондарева эту информацию опровергает.
Мы вновь встречаемся со студентами. Мы предлагаем не орать друг на друга, а обсуждать реальные интересы студентов. И чувствуем, что это невозможно — они зомбированы.

Из газеты «Митрофанище»

Александр Борисов: "Вот тогда началась война." Правда, в оценке численности студенческих войск, участвующих в военных действиях, стороны круто расходятся. По словам Романа Клепакова, среди недовольных — около 90% студентов RISC, а Александр Борисов утверждает, что по ту сторону баррикад — не более пяти студентов.
Лицензия. Перед тем, как нанести первый удар, студенты решили выяснить диспозицию противника. Роман Клепаков запросил Минобразования и получил ответ. RISC не только не подавал документов на государственную аккредитацию, но и имеет проблемы с лицензией. Точнее RISC вообще не имеет лицензии, срок ее действия закончился еще в июле 1998 года. То есть деньги с Романа и других абитуриентов за «предоставление образовательных услуг» вуз собирал уже тогда, когда таких услуг он оказывать не имел права . Студентов было более ста.
Сейчас Александр Борисов признает, что был не прав: " Первую лицензию мы получали целый год. Поэтому, когда подошел срок для новой я понял, что мне трудно будет ходить по чиновникам. И документы мы подали только осенью."
Когда я рассказала эту историю Владимиру Гуничеву, начальнику управления лицензирования, аккредитации и аттестации Минобразования он очень удивился: "Вуз должен начинать работу по продлению лицензии примерно за полгода до окончания срока ее действия. Таким вузам, как RISC, нельзя ни продлевать лицензию, ни выдавать новую." Но через несколько часов удивилась уже я — когда узнала, что в конце мая этого года Минобразования все-таки продлило лицензию RISC.
Тем не менее история с лицензией, судя по всему, еще не закончилась В свеженьком, 1999 года, справочнике «Московские вузы» я нашла рекламу RISC. В ней сказано, что вуз производит набор на факультеты социальной психологии, экономики и финансов, рекламы и PR, журналистики, юридический и менеджмента и маркетинга. В то время как RISC имеет лицензию лишь на обучение по направлению «менеджмент». Но и это еще не все. В RISC еще обучают по программам второго высшего образования. Однако лицензии на этот вид деятельности у вуза нет. Александр Борисов:" В соответствии с буквой закона, мы не должны этого делать. Однако для нас важнее не формальности, а суть образовательных программ."
Аттестаты. В 15 лет Александр Кофанов стал студентом первого курса RISC. Он не вундеркинд. Просто в RISC его приняли сразу после девятого класса, хотя не имели на это права. По закону, поступать в вуз можно лишь имея среднее образование. И таких «вундеркиндов» в RISC — несколько десятков человек.
Всем девятиклассникам после двух лет обучения в RISC предлагали негосударственный диплом о среднем специальном образовании или аттестат зрелости. Для получения аттестата нужно было сдать экзамены за среднюю школу в экстернате. Но многие предпочли негосударственный диплом о среднем образовании, который, как потом выяснилось, не имеет юридической силы. Александр Кофанов: "В фирме, куда я пришел устраиваться на работу, при виде моего «диплома» развеселились и сказали, чтобы я никому его не показывал." Так что обладателям такого документа теперь придется сдавать экзамены на аттестат. Иначе, даже если они окончат свой вуз и получат диплом о высшем образовании, никто его не признает.
Правда, для того чтобы закончить родной вуз, студентам придется учиться дольше, чем им хотелось бы. Александр Борисов: "Девятиклассников мы принимали не на первый курс, а на подготовительный. То есть для получения диплома бакалавра им пришлось бы учиться в общей сложности пять лет." Однако в договоре девятиклассников с RISC сказано, что они зачисляются на первый курс, а не на подготовительный. Впрочем, они прекрасно знали о том, что им предстоит учиться пять лет. Только думали, что после этого станут дипломированными специалистами, а оказалось — RISC готовит бакалавров (для этого требуется четыре года). Об этом, кстати, сказано в приложении к лицензии.
Еще одна деталь- заканчивать пять курсов придется не только студентам-девятиклассникам, но и тем, кто при поступлении в RISC уже имел среднее образование. По крайней мере нынешние четверокурсники сейчас выпускных экзаменов не сдают, и для получения степени бакалавра им предлагают поучиться еще год.
Разбор полетов. Роман Клепаков и другие студенты RISC сейчас сдают летнюю сессию и попутно организуют профсоюз студентов негосударственных вузов. Роман Клепаков: "Мы хотим создать базу по негосударственным вузам, доступную всем желающим. Еще мы будем оказывать юридическую поддержку тем, кто оказался в таком же как и мы положении."
Лучше, конечно, в таком положении вообще не оказываться. Тем более, что требуется для этого не так уж и много. Для начала стоит внимательно посмотреть все документы выбранного вуза и в первую очередь — лицензию и приложение к ней (в нем указан срок действия лицензии и условия обучения). Если вам этих документов не показывают - это уже повод задуматься.
Предположим, вуз, в который вы поступаете не аккредитован, но ректор клятвенно обещает, что аккредитация будет получена в самое ближайшее время и соответствующие документы уже лежат в Минобразования. К сожалению, проверить эту информацию из первых рук вы вряд ли сможете. Владимир Гуничев честно признался, что министерство физически не может отвечать на все запросы. Поэтому воспользуйтесь косвенными данными. Например, узнайте, как давно существует вуз и сколько выпусков уже было. По закону рассчитывать на аккредитацию вуз может лишь через три года после получения лицензии и после того, как сделал два выпуска студентов (лишь в редких случаях — после одного выпуска).
А что делать, если вы уже оказались в таком положении? Если ваш вуз не имел лицензии на образовательные услуги, и мирно решить возникшие проблемы не удается, можете пустить в ход тяжелую артиллерию - привлечь обидчиков к ответственности по ст. 171 УК (за незаконное предпринимательство). Именно так поступили студенты RISC — они обратились в УЭП. А чтобы получить денежную компенсацию, вы одновременно можете обратиться в гражданский суд. Евгений Личман, юрист КОН-ФОП:"В такой ситуации вы можете потребовать компенсации в размере внесенной за год суммы, проиндексированной по ставке рефинансирования. Но я бы потребовал компенсации всех затрат, которые были произведены за все время обучения. Кроме того, вы вправе потребовать возмещения морального вреда."
Что же касается «зомбированных» студентов RISC, то они собираются перевестись в другой негосударственный вуз. Тоже, кстати, неаккредитованный, а RISC готовится к новому набору.

Мои университеты

Конфликты студентов коммерческих вузов с администрацией происходят сплошь и рядом. В основном из-за того, что вузы , не выполняют своих обязательств. Однако зачастую в конфликтах виноваты сами студенты, которые не глядя ставят подписи под договорами, составленными заведомо не в их пользу. Вот что произошло со студенткой коммерческого вуза Юлией Евдокимовой.
Я давно хотела получить второе высшее экономическое образование с хорошей языковой подготовкой. По работе мне приходится общаться с зарубежными партнерами, так что для меня экономические и языковые знания имеют равную ценность. Вуз, который мог бы предложить мне и то, и другое, я искала очень долго. В деканатах мне обычно говорили: «Экономическое образование вы здесь получите, но языковая подготовка у нас слабовата». И вот однажды мне на глаза попалась реклама Московской академии предпринимательства при правительстве Москвы — этот вуз предлагал как раз то, что мне было нужно. Через несколько дней я встретилась с деканом факультета международных экономических отношений. Она меня убедила, что у них прекрасная многоуровневая языковая подготовка, и я смогу выучить сразу два языка — английский и французский. Более того, декан заверила меня, что язык дается с экономической лексикой. В общем, я поверила, что академия — это то, что мне нужно. Правда, немного смущало, что у нее нет аккредитации, но меня уверили: вуз вот-вот ее получит.
За первый год обучения я заплатила в июле, причем в долларах ($2,5 тыс.), после чего получила квитанцию, где внесенная мной сумма была указана в рублях (15 400 руб.). С договором я смогла ознакомиться только после оплаты обучения. Из договора следовало, что вуз обязуется «выдать в случае успешного прохождения итоговой аттестации диплом гособразца о высшем образовании». Я еще подумала: какой диплом гособразца, если у вуза пока нет аккредитации? Зато о двух обещанных мне иностранных языках в договоре не было ни слова. Однако я решила, что устной договоренности вполне достаточно. Учеба началась лишь в октябре. Первое же занятие повергло меня в шок: на лекции по экономике предприятия выяснилось, что читать нам будут вторую часть курса. Декан сказала: «Ничего, изучайте вторую часть, в следующем семестре будет первая». Но через неделю они вообще заменили «Экономику предприятия» на «Концепцию современного естествознания». В конце первой недели я посетила занятие по французскому языку. Поскольку уровень знания языка у меня высокий (я закончила «французскую» спецшколу и курсы гидов-переводчиков), то я рассчитывала, что попаду в «продвинутую» группу. Тут-то и выяснилось, что в академии нет многоуровневых групп. И вообще язык дается на уровне ликбеза. С английским было еще хуже. В расписании английский значился два раза в неделю по два часа, но за 10 дней ни одного занятия так и не было. На мои вопросы декан ответила только: «У нас прекрасное экономическое образование, изучайте экономику, а язык выучите на курсах».
Я поняла наконец, что совершила ошибку. И сразу подала заявление об отчислении. На моем заявлении ректор поставил резолюцию: «Прошу снять вопрос и обеспечить студентке изучение второго языка». Мне даже предложили индивидуальные занятия по языку. Но я уже не доверяла устным обещаниям, а никаких гарантий того, что со мной 2,5 года будут заниматься языком индивидуально, мне дать не могли. В общем, от этого предложения я отказалась, но подписывать мое заявление ректор все равно не стал — видно, академия не хотела возвращать мои деньги. Мне даже предложили сдать за год экстерном экзамены на второе высшее образование — «только заберите заявление». Полгода я пыталась вернуть деньги самостоятельно, но безуспешно. Когда я проконсультировалась с адвокатами, они меня предупредили, что даже если дело дойдет до суда, шансов у меня будет мало. Потому что в договоре сказано, что если он расторгается «по инициативе обучающегося, деньги за текущий учебный год вузом не возвращаются». Но юрист, к которому я обратилась, нашел, за что зацепиться. Академия не имела права брать деньги за обучение наличными — платеж должен был пройти через банк. В итоге я смогла получить сумму, на которую была выдана квитанция. Но, напомню, платила я в рублях по июльскому курсу. Поэтому, чтобы получить все заплаченные деньги, месяц назад я обратилась с жалобой к одному из учредителей академии — департаменту потребительского рынка мэрии Москвы, и теперь жду ответа. Если жалобу не удовлетворят, обращусь в суд. Чем бы ни закончилась эта история, второе образование в вузе я теперь получать не хочу. Буду учиться самостоятельно, а язык, наверное, буду учить на курсах — по совету декана.

Комментарии Фейсбук Вконтакте