Кредитные рейтинги

Дата публикации

О. БЫЧКОВА - Это действительно наша программа "Крутая шкала", и наши гости сегодня - это представители компании Standard & Poor's Елена Окороченко, директор направления "Региональные и муниципальные финансы", и Алексей Новиков, аналитический директор, добрый день.
А. НОВИКОВ - Добрый день.
Е. ОКОРОЧЕНКО - Здравствуйте.
О. БЫЧКОВА - И говорить мы будем о кредитных рейтингах высших учебных заведений. Как только я это сказала несколько минут назад в нашем эфире, тут же пришел вопрос от нашего слушателя Дормидонта, какое место отводит в изысканиях компания нашему мехмату МГУ? Дормидонт, никакое не отводит, потому что кредитные рейтинги всерьез рассматриваются у серьезных, известных европейских университетов или американских, правильно, Елена, я говорю?
Е. ОКОРОЧЕНКО - В принципе у нас в стране тоже достаточно серьезных университетов, и мы с радостью будем присваивать им рейтинги. Но если говорить о рейтингах западных университетов, у нас они есть и в Америке, и в Европе, и в Австралии, и в Канаде, и в Латинской Америке, и в Японии. И в принципе, если говорить о самом развитом рынке, это США, там у нас 600 рейтингов. В России 600 государственных вузов, так что если мы займемся рейтингами университетов здесь, в России, то у нас будет где развернуться. Рейтинги нужны университетам, в первую очередь, для того, чтобы финансировать свою инфраструктуру, свои лаборатории, обновлять материальную базу, строить общежития для студентов, привлекать квалифицированные рабочие кадры, профессоров, учителей.
О. БЫЧКОВА - Я еще раз скажу, просто подчеркну, что речь идет именно о кредитных рейтингах вузов, не о рейтингах популярности, не о проходных баллах, не о количестве поступающих на одно учебное место.
Е. ОКОРОЧЕНКО - Абсолютно.
О. БЫЧКОВА - Именно о такой абсолютно конкретной, очень материальной вещи, как кредитный рейтинг. Что это такое применительно к университету, Лена?
Е. ОКОРОЧЕНКО - В принципе кредитный рейтинг отражает то же самое, если мы говорим об университете, что и в случае регионов, городов, корпораций, финансовых институтов. Рейтинги отражают способность, и возможность, и желание заемщика выплачивать свои долги вовремя и в полном объеме. Когда мы говорим о рейтингах университетов, мы рассматриваем следующие факторы, следующие позиции: во-первых, их деловую позицию, их конкурентоспособность, возможность привлекать студентов, высококвалифицированных, с высокими баллами, возможность привлекать профессоров и преподавателей, также высококвалифицированных и признанных в стране. Это возможность конкурировать с другими университетами по этим показателям. Дальше мы рассматриваем для государственных университетов государственную поддержку: в какой форме она поступает, насколько она регулярная, есть ли возможность помочь в финансовых трудностях. Дальше мы рассматриваем финансовую позицию самого университета, откуда поступают средства, как финансируется университет, какая часть государственных средств, какая часть частных, какая часть поступает на исследовательскую работу, какая часть - на преподавание. И затем мы рассматриваем долговую нагрузку и потенциальные обязательства.
О. БЫЧКОВА - То есть университет с этой точки зрения - это, в общем, та же самая компания? Может быть, за исключением государственных заведений, хотя государственные компании тоже существуют, та же самая компания, которая, в общем, занята зарабатыванием денег и бизнесом, только он такой своеобразный достаточно?
Е. ОКОРОЧЕНКО - В принципе университеты заняты, естественно, образованием, они во многих странах являются неприбыльными организациями, этим они отличаются от корпораций. Но им тоже необходимо вести свои дела так, и чтобы выплачивать по долгам, и чтобы хватало денег на образование студентов, естественно, на их непосредственную работу. В принципе сейчас наблюдается три основных тенденции в мире. Первая тенденция - это уход от частного, вернее, от государственного финансирования, больше в сторону частного финансирования, то есть бремя финансирования обучения перекладывается на плечи студентов, их родителей, на плечи организаций, которые заинтересованы в получении специалистов определенного профиля.
О. БЫЧКОВА - Давайте мы сейчас на этом поставим точку с запятой, на словах, что бремя финансирования перекладывается на плечи родителей и студентов, это очень понятная вещь. Прервемся на минуту краткого выпуска новостей и затем продолжим наш разговор о кредитных рейтингах университетов.
О. БЫЧКОВА - Мы продолжаем нашу программу ''Крутая шкала'', я напомню, что представители рейтинговой компании Standard & Poor's у нас в студии прямого эфира. Мы совместно со Standard & Poor's предлагаем вам эту программу. Елена Окороченко, директор направления ''Региональные и муниципальные финансы'', и аналитический директор Алексей Новиков. Наша слушательница Раиса говорит о том, что я неосторожно высказалась по поводу мехмата. Раиса, мы говорили только не о том, что это плохое учебное заведение, плохой факультет, мы просто говорили о том, что такая финансовая, экономическая структура заведений высшего образования в России, в общем, она сейчас находится в стадии формирования, правильно я понимаю?
Е. ОКОРОЧЕНКО - Пока у нас не было рейтингов университетов именно по этой причине, что университетам не предоставлена финансовая автономия. Однако планируется, что в ходе реформы эта финансовая автономия им будет предоставлена. В таком случае у них будет прямая возможность воспользоваться рейтингом, для того чтобы получить средства на обновление своей материальной базы, на постройку новых лабораторий и т.д.
О. БЫЧКОВА - Что такое финансовая автономия университета?
Е. ОКОРОЧЕНКО - Это возможность управлять своими финансовыми потоками и возможность, допустим, занимать на рынке, возможность выходить со своими финансовыми проблемами, решать их самостоятельно, а не обращаться в Министерство образования.
О. БЫЧКОВА - Как совместить эти две задачи, которые, кажется, находятся в разных плоскостях? И в России сейчас тоже идут дискуссии на эту тему, в российском образовании. С одной стороны, нужно зарабатывать деньги и особенно, наверное, здесь, в нашей стране, потому что у государства их не так много. С другой стороны, нужно поддерживать все-таки достойный уровень своего учебного заведения. И поэтому, например, дискуссионные вопрос, нужно ли за деньги принимать всех, кто не сдал основные экзамены. Или вообще на какие компромиссы может пойти университет, учебное заведение по этой финансовой тропе? Как решается эта проблема в других странах, в других университетах?
Е. ОКОРОЧЕНКО - Я приведу пример, мы говорили о тенденциях, которые сейчас наблюдаются в мире в сфере высшего образования. Первая тенденция - это перекладывание бремени на частные плечи. Здесь университеты в разных странах работают по-разному. В Великобритании, например, со студентов взимается ежегодная плата 1000 фунтов, и сейчас появилась возможность у университетов эту стоимость поднять до 3000 фунтов, а с иностранных студентов они могут взимать любые деньги.
О. БЫЧКОВА - Какие сами захотят?
Е. ОКОРОЧЕНКО - Какие сами захотят, да. Я могу привести пример, Оксфордский университет берет за обучение на факультете MBA, берет 23 тыс. фунтов в год.
О. БЫЧКОВА - MBA - это отдельная история, а скажем, когда речь идет об обычных студентах, которые свое первое образование получают?
Е. ОКОРОЧЕНКО - Скажем, обучение на факультете искусств обойдется вам в 9 тыс. фунтов, а на факультете медицины - 19 тыс. фунтов, то есть это зависит от спроса, зависит от того контингента студентов, которые туда поступают, естественно. Второй источник - это получение средств частных инвесторов и благотворителей. Все больше организаций работают напрямую с университетами, чтобы разрабатывать кадры именно той квалификации, которая им необходима, и вкладывают в это деньги. Все больше поступлений приходит именно от частных благотворителей, эта тенденция очень развита в Америке, например. И в Великобритании она тоже начинает получать свое развитие. То есть частные деньги, их можно найти на разных уровнях, я думаю, что в нашей стране организации могут принимать активное участие в финансировании образования. Вторая тенденция, о которой я хотела поговорить, это усиление конкуренции между университетами во всем мире. Это связано и с тем, что развивается дистанционное образование, образование на иностранном языке, университеты Великобритании конкурируют с канадскими, конкурируют с австралийскими университетами, борются за иностранного студента именно потому, что с них можно взимать более высокую плату. И наконец, третья тенденция, это поиск исследовательских денег тоже не у государства, а у частного инвестора, у тех организаций, которые заинтересованы в этой исследовательской работе. Это тоже тенденция, которая наблюдается во всем мире. И эти три тенденции ведут к тому, что растет число кредитных рейтингов, которые мы присваиваем университетам. Они в поиске частных денег - и кредитных, и инвесторских прямых денег, они получают рейтинги, выходят с этим рейтингом, с требованием профинансировать их.
О. БЫЧКОВА - Мы сейчас попробуем назвать какие-то отдельные рейтинги отдельных знаменитых университетов, но вначале я еще вот хотела о чем вас спросить, чтобы завершить эту тему. Почему так происходит, когда у российского государства нет денег на образование и учебные заведения ищут их где-то еще, это понятно, у российского государства мало на это денег, мы с этим смирились. Но, например, в Америке, в Британии, там другая история, почему же государство там так уходит из сферы образования? С чем это связано?
Е. ОКОРОЧЕНКО - Оно в принципе не уходит из сферы образования.
О. БЫЧКОВА - Или уменьшает свое присутствие, наверное.
Е. ОКОРОЧЕНКО - Оно уменьшает, это действительно так. В Великобритании, например, за последние 5 лет финансирование из государственных источников на одного студента уменьшилось на 1 тыс. фунтов. Это с 6 тыс. до 5 тыс. Это то, что поступает из государственных источников, потому что и у них есть свои программы, которые нужно финансировать, и не всегда хватает на образование столько, сколько нужно. Поэтому университеты, которые конкурируют друг с другом, им необходимо находить дополнительные деньги, поэтому они и обращаются к этим дополнительным источникам. С этой точки зрения процесс идет именно в этом направлении. Но важен и какой момент, при том что они поднимают плату за образование, они отслеживают и социальный момент. То есть, например, в Великобритании специальная организация, которая отслеживает равноправный доступ или справедливый доступ к образованию всех студентов из всех слоев населения. То есть даже тех слоев, которые не в состоянии позволить себе такую высокую плату за образование. И если университет не принимает достаточное количество студентов, допустим, из неблагоприятных слоев, неблагополучных слоев населения, то университету приходится платить штраф или же их насильственно заставляют этих студентов принять. Или же у них отбирают право взимать плату с платных студентов.
О. БЫЧКОВА - Наши слушатели прореагировали на последний тезис или предпоследний, Гоблин пишет - зачем вы лукавите, что у России нет денег на образование, в то время как страна вышла на первое место по поставкам нефти на международный рынок. Да, уважаемый Гоблин, чистая правда, она вышла туда, куда вы говорите. Но при этом денег на образование почему-то выделяется в несколько раз меньше, чем нужно. Мы не говорим, что их нет, мы говорим, что мало дают. Это реальность такая. Почему - вопрос, наверное, не к нам. И Саша пишет - ЮКОС уже поучаствовал в финансировании образования, спасибо всем. Саша, совершенно согласна со всем, что вы хотите сказать сейчас на эту тему. Да, действительно, спасибо большое ЮКОСу, все знаем, чем это закончилось. И теперь о рейтингах конкретных вузов. Кто там находится в верхних строчках, расскажите?
Е. ОКОРОЧЕНКО - Например, в США очень известные университеты, Гарвардский университет имеет рейтинг 3А.
О. БЫЧКОВА - Что такое 3А?
Е. ОКОРОЧЕНКО - 3А - это самый высокий рейтинг по нашей шкале, по шкале Standard & Poor's.
О. БЫЧКОВА - Это Гарвард, да.
Е. ОКОРОЧЕНКО - Принстонский университет. В Великобритании университеты, например, Кинс-колледж или университет Ноттингема, Бристольский университет, многие другие. В Канаде - Торонтский университет и многие другие. В Японии есть несколько, в Австралии. Но в принципе из известных, конечно, Огайский университет - тоже в США, это из государственных. Тогда как Гарвардский и Принстонский - это частные университеты.
О. БЫЧКОВА - А что известно о цифрах бюджетов этих университетов?
Е. ОКОРОЧЕНКО - Вы знаете, бюджеты, я скажу, например, о Великобритании. Кинс-колледж - это очень старый, известный университет в Великобритании, у них бюджет составляет 300 млн фунтов в год.
О. БЫЧКОВА - Да, это полмиллиарда долларов примерно.
Е. ОКОРОЧЕНКО - Да, но есть университеты и поменьше. Бюджет молодых, более молодых университетов, университетов с менее высокой репутацией, иногда составляет 10 млн, может быть, чуть меньше.
О. БЫЧКОВА - Елена, а могли бы вы ответить нашей слушательнице Галине, которая, видимо, по каким-то личным причинам спрашивает про университеты Германии, какие университеты входят в рейтинги по Северной Германии почему-то. По крайней мере, что вы знаете про немецкие университеты?
Е. ОКОРОЧЕНКО - У нас пока нет рейтингов университетов Германии.
О. БЫЧКОВА - Почему?
Е. ОКОРОЧЕНКО - Пока в Европе у нас развиты рейтинги только Великобритании, эта работа началась очень недавно. Сейчас университеты пытаются найти альтернативные формы финансирования. И поэтому обращаются к нам за получением рейтингов. И в Европе мы ожидаем, что рейтинги появятся, но пока у нас, кроме Великобритании, в Европе рейтингов нет.
О. БЫЧКОВА - Что, и у Сорбонны нет рейтинга?
Е. ОКОРОЧЕНКО - Нет.
О. БЫЧКОВА - Это странная история, а почему так, объясните?
Е. ОКОРОЧЕНКО - Мне кажется, это связано тоже и с культурой рейтингов, в принципе рейтинги пришли на европейский рынок не так давно. И я думаю, только несколько десятков лет присваиваются рейтинги корпорациям и региональным, местным органам власти. Университеты сейчас получают все больше автономии, и тогда у них появится возможность самостоятельно выходить на рынки капитала, не через своих учредителей, и они обратятся к нам за рейтингами. Есть такая тенденция, но пока она не реализовалась в конкретных рейтингах.
О. БЫЧКОВА - Лена задает вопрос, зачем нам все это знать? Действительно, зачем нам знать про европейские или американские университеты, потому что рано или поздно такая же ситуация будет у нас, безусловно. И наши университеты, в конце концов, должны тоже стать самостоятельными экономическими единицами, с тем чтобы лучше заниматься нашим образованием и образованием наших детей. А сейчас чего недостает для этого?
Е. ОКОРОЧЕНКО - В принципе первый фактор - это именно финансовая автономия. Если бы в университетах появилась финансовая автономия, они могли бы решать свои дела сами, как-то находить деньги, средства, в том числе обращаясь к кредиторам и к инвесторам, вкладывать в свою материальную базу, повышать качество образования, повышать качество проживания студентов, повышать качество лабораторий и т.д. Тогда, возможно, это было бы первым шагом на пути к переходу наших университетов тоже и большинства ведущих университетов в международную лигу. Конечно, есть университеты и сейчас в России, которые соревнуются с международными университетами, привлекают иностранных студентов. Но если им удастся получить финансовую автономию, начать работать над своей материальной базой и дальше повышать свою конкурентоспособность, они смогут привлечь больше иностранных студентов и вовлечься в эту конкуренцию, которая сейчас происходит в мире, с большими, так скажем, силами и с большей вероятностью успеха.
О. БЫЧКОВА - И это будет лучше для всех нас, Елена, на самом деле. Это Елена, которая прислала вопрос на пейджер. И я говорю спасибо Елене Окороченко, директору направления ''Региональные и муниципальные финансы'' компании Standard & Poor's.
Е. ОКОРОЧЕНКО - Спасибо.

Комментарии Фейсбук Вконтакте