Признание собственных ошибок может благоприятно отразиться на биржевом курсе

Дата публикации

Корпорации, которые признают свою ответственность за плохие показатели в конце финансового года, а не сваливают вину на внешние факторы, имеют шанс на вознаграждение. Курс их акций может положительно отреагировать на такие заявления. Хотя авторы исследования и воздерживаются от того, чтобы прямо сказать: "Плохие новости приводят к росту биржевого курса", они утверждают, что "честные" компании повышают свой будущий рейтинг.

 

Исследование, посвященное этому вопросу, провела помощник профессора Stanford Graduate School of Business Ларисса Тиденс (Larissa Tiedens) и ее коллеги из University of Michigan. Они провели анализ годовых отчетов 14 крупнейших компаний из трех сфер бизнеса за последний 21 год. В ходе работы авторы исследования пытались понять, каким образом компании из сферы фармацевтики, пищевой промышленности и производственного оборудования использовали свои ежегодные обращения к держателям акций для отчета по вопросам успешности компании за прошедший год. Главный вопрос, стоявший перед исследователями, заключался в том, насколько содержание обращения соотносится с динамикой биржевого курса компании в следующем году.  

 

Результаты оказались неожиданными. За изученный период (1975-1995) компании, которые брали на себя ответственность за плохой год, в следующем имели лучшие биржевые показатели по сравнению с теми, кто винил внешние неконтролируемые факторы вроде плохой погоды или экономических условий. "Только объяснения негативных факторов имеют значение, и значение это велико", - говорит Тиденс. В среднем акции пяти компаний, признавших в своем годовом отчете ответственность по максимальному числу отрицательных пунктов, в следующем году имели динамику на 14-19% выше, чем пять компаний, приписывающих их внешним причинам.

 

Результаты исследования идут вразрез с устоявшимися традициями в психологии, говорит Тиденс, имеющая степень PhD в этой области. "Множество исследований доказывало, что то, как мы объясняем причины вещей для себя, имеет прямое влияние на нас самих". Инстинктивно человек старается объяснить хорошие события своим влиянием и отнести плохие результаты на счет внешних факторов. Такой механизм влияет не только на личностную мотивацию и чувство собственного достоинства, но и на состояние здоровья, поэтому избегание ответственности за плохие последствия может рассматриваться как рецепт благополучия.   

 

Большинство предыдущих исследований рассматривали, в первую очередь, личные объяснения причин и следствий. Тиденс и ее коллеги предположили, что для организации и в процессе PR психологические механизмы могут быть принципиально иными. Обращение к держателям акций, в конце концов, это далеко не исповедь. Их задача - формирование имиджа для общественности.

 

"Никто не стал бы писать вообще никаких обращений, если бы они не оказывали воздействие на акционеров", - говорит Тиденс, которая в процессе преподавания одного из ключевых курсов программы МВА под названием "Управление группами и командами" уделяет большое внимание стратегиям управления имиджем.

 

Иногда кажется, что доверять руководителям, которые во всем винят внешние неконтролируемые факторы, попросту нельзя. В 1988 году крупная фармакологическая компания Merck объявила, что в том, что она лишилась лидерства на рынке, виновато плачевное состояние системы образования США, в частности в области математики. Для сравнения, в 1983 году Campbell Soup объявила о снижении доходов и объяснила это закрытием производственной фабрики в Аргентине и процессом объединения в Европе. 

 

Тем не менее исследователи не планировали прочесть мысли руководителей компаний, скрывавшиеся за официальными отчетами, поэтому до конца непонятно, были ли их объяснения низких показателей искренними или ставили перед собой определенные намерения. Важно то, что, по всей видимости, такие заявления воздействовали на инвесторов, которые, по мнению авторов, видели в честных отчетах признаки сильного управления лидеров компании. "Если лидер берет на себя ответственность за негативные результаты, - говорит Тиденс, - то читатель думает: "Да, эта компания знает, что она делает. Они держат все под контролем, они смогут изменить ситуацию к лучшему". 

 

Из исследования не ясно, на самом ли деле руководители держали ситуацию в руках, говоря при этом mea culpa, поскольку оценки реальных фондов компании по годам не проводилось. Следовательно, оправдан ли был биржевой рост, тоже не ясно. Окончательно признать прямую зависимость между обращениями с признанием собственной ответственности и фактическим ростом биржевого курса тоже не представляется возможным, хотя дополнительные исследования Тиденс все-таки наводят на мысль, что это может быть правдой. И все же даже если зависимость между самообвинением компании и финансовыми результатами биржевых торгов остается спорной, авторы исследования полагают, что такая связь может быть полезной.

 

Означает ли это, что изучение годового отчета компании на предмет ответственности может помочь инвесторам определить потенциальных победителей на рынке? Тиденс считает, что да.

 

"Инвестор может читать обращения к общественности, изданные компаниями, выбирая те, которые негативные события объясняют внутренними и находящимися под контролем причинами". Но опасайтесь применять такие идеи к сферам высоких технологий и другим стремительно развивающимся секторам, чьи котировки изменяются слишком динамично. Авторы сознательно избегали их в своем исследовании. Финансовые показатели компаний в быстро развивающихся индустриях непредсказуемы по определению, что бы вам ни говорили их руководители.

 

Авторы исследования

 

Larissa Tiedens, Associate Professor of Organizational Behavior, Stanford Graduate School of Business

 

Fiona Lee, Associate Professor of Management and Organizations, University of Michigan Business School

 

Christopher Peterson, Professor of Psychology, University of Michigan

 

Marina Krakovsky

gsb.stanford.edu

Комментарии Фейсбук Вконтакте