Последипломная практика

Дата публикации

В последнее время многие российские выпускники западных бизнес-школ возвращаются работать в Россию. И нередко можно услышать мнение, будто из-за так называемой российской специфики обладатели зарубежных дипломов МВА с трудом справляются со своими обязанностями в отечественных компаниях. Соответствуют ли эти разговоры действительности? Насколько знания, полученные в зарубежных бизнес-школах, применимы в нашей стране?

Негибкие менеджеры

Недавно в крупный российский холдинг, занимающийся производством продуктов питания, пришел директор по маркетингу со степенью МВА. Ему было необходимо с нуля раскрутить новый брэнд. Несмотря на опыт работы в западной фирме и диплом элитной американской бизнес-школы, с задачей менеджер не справился. Главная претензия другой большой российской компании к новому директору по продажам с иностранным бизнес-дипломом заключалась в том, что тот не сумел найти общий язык с партнерами и наладить дистрибуторскую сеть. Работодатели нередко упрекают выпускников западных программ МВА в неумении адаптировать полученные за границей знания к российской действительности.
Александр Горбунов, директор по стратегии компании «Мобильные Телесистемы», член международной ассоциации русскоговорящих выпускников ведущих бизнес-школ мира CluMBA, выпускник Harvard: «Вопрос адаптации выпускников МВА к российской действительности очень остро стоял пару лет назад. В CluMBA тогда состояло человек тридцать-сорок – те, кто первыми поехали учиться на Запад, а затем вернулись в Россию. Я тогда наслушался историй об их неудачах. Сейчас бизнес в России очень изменился, стал более цивилизованным. Соответственно, возросла потребность в МВА, и выпускникам бизнес-школ теперь проще работать. Сейчас в CluMBA уже 300 человек из 30 школ. Но и сегодня приживаются не все».
Проблема адаптации менеджеров, пришедших в компанию после окончания МВА, существует и на Западе. Некоторые фирмы решают ее с помощью таких программ, как МВА Rotation. В течение двух лет человек, принятый на работу, проходит стажировку в четырех разных подразделениях компании. Это дает ему возможность глубоко вникнуть в особенности бизнес-процессов, «вжиться» в коллектив. Отечественные фирмы пока не могут позволить себе столь длительных стажировок для дорогостоящих специалистов.
По мнению некоторых выпускников, основная ошибка тех, кто после западных школ приезжает в Россию, – неправильный выбор работодателя. Речь идет о ситуациях, когда руководство, коллеги, подчиненные и партнеры не понимают и не разделяют принципов и методов работы управленцев «нового поколения».

Негибкие компании

Далеко не в каждой компании выпускник западной бизнес-школы сможет работать, и совсем не везде он нужен. Новый менеджер, который начинает что-то перестраивать и учить руководство, как правильно управлять компанией, не всегда вызывает симпатию.
Сергей Лихарев, выпускник бизнес-школы Cornell University, коммерческий директор «Голден Телеком»: «То, чему учат в западных бизнес-школах, применимо везде, где существует рыночная экономика. Но не все наши компании работают по западным стандартам. Совершенно не нужны выпускники МВА в «совковых» предприятиях, не желающих перестраиваться. Незачем идти и туда, где руководство пользуется «серыми» финансовыми схемами и бизнес не прозрачен. Как работать в этих условиях, западные бизнес-школы действительно не учат, так же как не обучают «растаможивать вчерную», банкротить компании с целью захвата и т. п.»
Зато потребность в выпускниках МВА существует в российских представительствах западных компаний, крупных отечественных холдингах (например, «Северсталь», «Русский алюминий» и т. д.). Дмитрий Купцов, заместитель директора Корпоративного университета холдинга «Северсталь»: «У нас очень благоприятное отношение к МВА. Выпускникам бизнес-школ легко влиться в коллектив, поскольку их количество достигло критической массы среди менеджеров среднего звена. Не говоря уже о топ-менеджерах. Тем не менее любое новшество, которое привносит выпускник МВА, допустим, новый подход к мотивации персонала, должно быть всесторонне оценено руководством, пройти процесс адаптации, прежде чем стать частью наших технологий. Каждый менеджер перед поездкой в бизнес-школу университета Northumbria (у "Северстали" корпоративная программа по обучению менеджеров среднего звена в этой школе.– СФ) определяет для себя конкретную задачу, которую он должен решить. На эту тему он пишет курсовые работы по разным предметам. Вернувшись, работник должен представить свои планы вышестоящему руководству, а затем воплотить в жизнь написанное в дипломе. Помогает то, что большинство педагогов Northumbria, работающих по корпоративным программам, хорошо знакомы с «Северсталью» и могут помочь менеджерам адаптировать те или иные технологии c учетом специфики предприятия».
Интересный и вместе с тем рисковый сектор для выпускников МВА – средние по размеру фирмы, активно работающие с западными партнерами. Александр Савинов, выпускник Cranfield, рассказал, что многие его знакомые, закончившие западные бизнес-школы, стремятся перейти из российских холдингов в компании рангом пониже. Быть «винтиком» в большой корпорации не так интересно, как заниматься развитием небольшого предприятия на стратегическом уровне. В то же время довольно рискованно идти к работодателю, мало знакомому с современными стандартами работы, а только планирующему перестроить свой бизнес.
Александр Горбунов: «Нередко, купив дорогого специалиста, руководители компании сразу хотят получить результат от его деятельности. Этого не происходит, на все нужно время. Начинаются конфликты, часто заканчивающиеся уходом менеджера. Очень рискованно идти в компанию, где еще нет ни одного человека, хорошо знакомого с западными технологиями».
Сергей Лихарев рассказал о своей работе в Узбекистане на одном из дочерних предприятий Golden Telecom: «Я собрал коллектив и спросил, какие у них есть идеи по развитию бизнеса. Сотрудники молча слушали и кивали головами. Вскоре поползли слухи: из Москвы приехал какой-то бездарь, который не способен давать четкие и ясные приказы, что и как делать, а спрашивает об этом у подчиненных. Пришлось потратить много времени и сил, чтобы объяснить персоналу, что в новых условиях требуется не только бездумно выполнять указания сверху, но и принимать участие в разработке этих самых "указаний". Ведь сотрудники гораздо лучше знают особенности своего предприятия и местного рынка».
Гибкие принципы
Существует ли большой разрыв между полученными в западных бизнес-школах знаниями и российскими реалиями? Все опрошенные СФ сходятся на том, что принципы ведения бизнеса везде общие, но есть моменты, которые можно понять, лишь занимаясь практической деятельностью. Сергей Лихарев: «Существует золотое правило, что примерно на 80% бизнес подчиняется глобальным законам, и только на 20% зависит от специфики конкретной страны».
По мнению выпускника бизнес-школы Cambridge Владимира Батюнина, маркетинговые ходы и схемы, используемые на Западе, точно так же действуют и у нас. Это касается и управления персоналом. В вопросах финансов можно говорить о специфике. Помимо отличий в стандартах, в России данный сектор менее прозрачен. Александр Горбунов: «Я не говорю уж о таких вещах, как расхождение в налоговых системах, трудовом законодательстве и т. д. Есть и иные нюансы. Западная программа никогда не научит общаться с российскими инвесторами, это нужно постигать на собственном опыте».
Константин Фокин и Александр Савинов, выпускники Cranfield, после окончания бизнес-школы решили заняться новым для России, но довольно развитым на Западе делом: создать сеть частных инвесторов – «бизнес-ангелов», которые вкладывают личные деньги в привлекательные проекты. Константин Фокин: «Вначале, конечно, набили немало шишек. Скажем, долго не могли найти общий язык с чиновниками – МВА здесь не поможет, нужен опыт подобного общения и четкое понимание контекста каждой ситуации. Вернувшись в Россию и пережив период повторной акклиматизации к культурной и бизнес-среде, мы оцениваем ситуацию как относительно рискованную, но в то же время многообещающую для тех, кто готов жить с этими рисками и управлять ими».
Другой выпускник западной бизнес-школы отметил, что в условиях нашей страны приходится иногда заниматься вещами, для Запада немыслимыми. Во многих компаниях развита система так называемых откатов. «Может быть, завтра все это изменится, но сейчас приходится работать так, как диктует рынок. Если не играть по этим правилам, завтра клиентов может вообще не оказаться»,– заявил он.
«Полученное образование и среда неизбежно вступают в конфликт»
Юрий Ровенский, гендиректор «РБК Информационные системы»
– Несмотря на то что Россия постепенно интегрируется в глобальную экономику, приходится учитывать отечественную специфику. Своеобразие выражается не в функциях управления – они одинаковы везде. Инструменты реализации этих функций разнятся. Именно различия и являются «подводными камнями», подстерегающими работодателей и самих выпускников западных программ MBA.
Выпускник Гарварда сегодня стоит от $70 тыс. в год. Посчитаем финансовые вложения в обучение. Это еще десятки тысяч. Такой менеджер в России доступен примерно дюжине компаний, в первую очередь сырьевых. В высший эшелон менеджмента выпускник сразу не попадет, значит, установить новые стандарты управления у него не получится. Хотя логично предположить, что сделать это он попытается и столкнется с противодействием, ведь поговорка про свой устав и чужой монастырь всегда актуальна.
Полученное образование и среда, которая живет по другим законам, неизбежно вступают в конфликт. Вчерашнему выпускнику придется в той или иной степени переквалифицироваться, подстраиваться под ситуацию. В результате обе стороны оказываются в проигрыше. Менеджеру приходится по сути дела заново учиться многим вещам, необходимым для работы в России. А компания платит бешеные деньги человеку, который, во-первых, не имеет возможности в полной мере использовать полученные знания, а во-вторых, является «белой вороной», источником определенного дискомфорта.
Обучение на Западе вещь, несомненно, полезная, могу судить об этом по собственному опыту. И все же оптимальный вариант бизнес-образования – это, на мой взгляд, адаптированные программы MBA в России. За последние несколько лет они стали значительно лучше, объединив западные стандарты и отечественную практику.
В ряде случаев имеет смысл обратиться к услугам иностранного менеджера. Скажем, в ситуации выхода компании на международный рынок, при необходимости «с нуля» создать сильный брэнд или кардинально изменить корпоративную культуру. Но подобный ход по-настоящему сработает, только если компания действительно стремится к серьезным переменам, а не собирается ограничиться косметическим ремонтом.

 



Комментарии Фейсбук Вконтакте