Один в поле бизнеса

Дата публикации

Все больше бизнес-школ при крупных университетах становятся почти полностью независимыми, получая широкую организационную свободу и свободу распоряжения финансами. Но, как пишет Guardian, все чаще у них возникают трудности с остальным преподавательским составом их университета

С самого начала, когда первые программы МВА появились в Европе в конце 60-х, бизнес-школы и университеты смотрели друг на друга сквозь пелену непонимания и недоверия. Профессор семиотики из Regius и профессор финансов из Polly Peck носят одинаковые академические мантии, но при встрече им нечего сказать друг другу.

Эта проблема касается тех бизнес-школ, которые являются частью университета. У других школ, которые представляют собой независимые образовательные учреждения, имеется масса проблем иного рода. Управление этими двумя моделями, имеющими между собой совсем немного общих черт, было темой для тщательного анализа на встрече директоров и деканов бизнес-школ, которая прошла не так давно при организации Европейской федерации по развитию менеджмента (European Federation for Management Development - EFMD).

Жермен Гриэр (Germaine Greer), которая помимо прочих своих заслуг преподает в Warwick University литературу, пишет, что каждый раз, глядя из окна, она не может удержаться от возмущения при виде здания Warwick Business School, оборудованного по последнему слову техники, чего никак нельзя сказать о ее факультете. С другой стороны, Джон Кэй (John Kay), директор Said Business School, подал в отставку, поскольку управление университета Oxford не позволило ему поднять зарплату преподавателям бизнес-школы до требуемого им уровня, который в несколько раз превышал уровень зарплат других академических работников университета. Миз Гриэр выступает против того, что бизнес-школа получает больше средств, профессор Кэй стремится увеличить разрыв в уровне расходов. Университетам и бизнес-школам приходится мириться с таким положением вещей, пытаясь сгладить растущее напряжение.

Директор бизнес-школы, которого миз Гриэр тоже видит из своего окна, профессор менеджмента американец Говард Томас (Howard Thomas). Warwick - одна из немногих ведущих бизнес-школ, принадлежащих университету. Большинство других школ высшей лиги - самостоятельные и независимые учреждения, как London Business School, Cranfield и Ashridge.

Профессор Томас провел презентацию кейса, на основе которого проанализировал систему отношений между бизнес-школой и университетом. По его словам, хотя работники обоих учреждений и являются формально единым коллективом, они должны быть независимы друг от друга. "Все чаще мы встречаем подтверждения того, что во многих университетах к бизнес-школам относятся как полу-автономным бизнес-отделам, имеющим самостоятельно разработанные финансовые планы и достаточно свободы в построении собственной деятельности", - говорит он.

Школа Warwick, к примеру, самостоятельно распоряжается всей прибылью от реализации образовательных программ включая МВА. Она выплачивает университету 4% налога с общей прибыли, и еще 3% - в инвестиционный фонд. Все остальное уходит на выплату заработных плат, затраты по поддержанию здания и основные выплаты университету.

Такая автономия позволяет бизнес-школе платить своим преподавателям больше, чем зарабатывают коллеги миз Гриэр. "Мы ввели у себя систему поощрительных выплат, которая позволяет поддерживать зарплаты и качество преподавания на соответствующем рыночным требованиям уровне", - говорит профессор Томас.

Модель независимого образовательного учреждения на встрече EFMD представил Габриэль Хававини (Gabriel Hawawini), декан самой престижной бизнес-школы Франции INSEAD. "Как независимое образование, INSEAD имет гораздо более сложную структуру управления, чем большинство других школ, - говорит он. - И ключевое слово здесь - независимость". Положительный момент - возможность вести дела самостоятельно, без вмешательства со стороны. Отрицательный момент состоит "в том, что мы сами по себе и некому будет внести за нас залог, если вдруг дела пойдут плохо".

Cовет директоров INSEAD, в состав которого входят 33 бизнес-лидера, встречается и проводит заседания три раза в год. Каждая встреча длится полдня. "Мы эффективно сотрудничаем с советом директоров в утверждении бюджета и принятии стратегических решений", - говорит профессор Хававини. Когда возникает необходимость назначить нового декана, работники бизнес-школы презентуют кандидатуру совету, который может принять ее или отвергнуть. Если совет отвергает кандидатуру, преподаватели выбирают другого номинанта. Такой необычный подход, по словам Хававини, "обеспечивает поддержку декана как со стороны преподавательского состава, так и со стороны совета директоров".

Во Франции модель автономии очень популярна. Все ведущие французские бизнес-школы имеют такую же степень автономии, как и INSEAD, за которой идут Grands Ecoles de Commerces и Audencia. Последняя использует кампус местного университета, но поддерживается в основном торговой палатой. Кроме того, в университетах есть еще и факультеты бизнеса.

Один из участников встречи, сэр Джордж Бэйн (Sir George Bain), работал в условиях и той и другой модели. Выходец из Канады, он с 1989 по 1997 год руководил  London Business School, а до этого возглавлял курсы индустрии и бизнеса в школе Warwick. Недавно он вышел на пенсию с поста вице-канцлера Queen's University Belfast.

В своем обращении к участникам форума сэр Джордж сказал, что вне зависимости от модели управления необходимо добиваться взаимопонимания и поддержки всех работников учреждения. "Задачей бизнес-школы Warwick было стать лучшей школой в своем классе, то есть среди тех, кто является частью университета. London Business School стремилась к тому, чтобы стать лучшей в Европе международной бизнес-школой". Обе школы добились успеха. LBS, пожалуй, действительно является на сегодня лучшей в Европе (хотя INSEAD готова спорить с этим заявлением), а Warwick - лучшая в классе "школ при университете".   

 


Комментарии Фейсбук Вконтакте