Практически не совместимы. В чем смысл исследовательской работы, проводимой в бизнес-школах?

Дата публикации

Суть вопроса

Когда речь заходит о качестве образования, бизнес-школы, как и большинство других учебных заведений, оценивают по качеству проводимых исследований, носящих в большинстве случаев теоретический характер. Но при этом нельзя забывать, что задачей бизнес-школ является подготовка студентов к условиям реального мира бизнеса. Тогда встает вопрос: нужны ли исследования для того, чтобы их можно было использовать в бизнесе или исследования в бизнес-школах существуют исключительно для того, чтобы кто-то мог о них отчитаться? Так или иначе, эта тема порождает немалое количество споров.
Эти споры, которые идут с 1950 года, в августе разгорелись с новой силой. AACSB International, одно из наиболее известных аккредитационных агентств в мире, заявило, что бизнес-школы должны изменить свой подход к исследовательской работе. Это известие стало ответом на критику Джефри Пфеффера (Jeffrey Pfeffer) в 2002 году, преподавателя Стэнфордского университета и Университета Christina Fong в штате Вашингтон. В свое время он поднял вопрос о том, насколько отражают действительность исследовательские проекты, проводимые учреждениями бизнес-образования. AACSB с недавних пор настаивает на том, что бизнес-школы должны проводить "не просто исследования", но и обязаны "доказывать их ценность".
AACSB объясняет свою позицию желанием интенсифицировать работу бизнес-школ и факультетов менеджмента. Согласно заявлению представителей AACSB, исследования – это слишком дорогое удовольствие, и только в США бизнес-школы тратят на них свыше 320 миллионов долларов в год. Так что, по мнению AACSB логично было бы знать, на что именно уходят эти средства.
С одной стороны ответ очень прост. Исследования в бизнес-школах позволяют расширить границы знаний, они – своего рода показатель репутации школы и преподавательского состава. Школы приобретают популярность благодаря исследовательским проектам. Иногда от этого напрямую зависит количество денег, которые они получат от правительства. Для преподавателей не менее важно, чтобы их работы публиковались в "правильных" журналах.
Также еще трудность заключается в том, что журналы действуют по такому же принципу. Они публикуют более 20000 статей в год, большинство из которых содержат огромное число расчетов, имеют теоретический характер и их сложно применить на практике. И как результат, такие исследования не читают те, кто должен их читать. Большинство публикуемых исследований строится на критике аналогичных. Так про исследование "Strategy & Leadership в 2006 году" было написано, что "исследование не отвечает реальным нуждам менеджеров…. Подобные исследования чаще бывают направлены непонятно на кого и для кого, то есть становятся закрытой системой, которая практически не совместима с реальными нуждами той или иной компании".

Трудности перевода

Большинство профессоров уверены, что академические журналы должны быть проверяться коллегами, которые могли бы "протестировать" понятность текста. Исследования должны быть не просто научными и пригодными для опубликования в журналах, но и более полезными для реального бизнеса. 

Наиболее часто встречающийся аргумент у защитников традиционного подхода к исследованиям состоит в том, что исследование всегда можно "перевести" для бизнеса силами консультанта, преподавателя программы МВА или кого-либо еще. Но Кай Петерс (Kai Peters), исполнительный директор бизнес-школы Ashridge, считает, что это аргумент не имеет под собой никаких оснований.
Также противником "перевода" является Патрик Барвайз (Patrick Barwise) из LBS. Его собственное расследование на тему, как именно и какие именно исследования публикуются в журналах, натолкнуло его на мысль, что индуктивные исследования (исследования, которые описывают тот или иной процесс без предвзятого мнения, но не делают никаких заключений) максимально применимы в реальной жизни по сравнению со всеми остальными.
Таким образом, требование компании AACSB по измерению практической применимости исследований встречает сильное сопротивление на уровне отдельных экспертов. Частично это происходит из-за того, что профессора не любят нарушать давно устоявшийся порядок. Но это еще не все – некоторым приходится преодолевать психологический барьер. Бизнес-образование страдает от того, что профессор Барвайз называет "физической завистью". Она берет свое начало в 50-х годах прошлого столетия, тогда многие, ныне лидирующие бизнес-школы, только начинали свой путь. Многие школы в то время сознательно принижались и на них смотрели как на колледжи на время каникул, и именно тогда они и начали доказывать, что они самые лучшие, для чего проводили огромное число не всегда полезных исследований.

Рейтинг неудачников

Приведенный стереотип, разумеется, будет очень трудно искоренить. И хотя AACSB объясняет свои действия необходимостью того, чтобы бизнес-школы стали центрами именно практических исследований и педагогики, а не храмом околонаучных дисциплин, где раздают стипендии и исследовательские гранты, бизнес-школы вряд ли с радостью перейдут на практические работы из-за страха потерять вес в научном сообществе. Кроме того, "профпригодность" профессоров нередко измеряется количеством публикаций – а отсюда следуют и предложения работы, и авторитет в глазах собственного работодателя. Таким образом, особой мотивации к упрощению исследований у профессоров реально нет.
Если бизнес-школы откажутся принимать новые условия AACSB, то, по сути, агентство не сможет их никак навязать – ведь без бизнес-школ оно само ничего не значит. Однако рычаги влияния все же есть, например, это рейтинги МВА. Наиболее уважаемые из них - Financial Times and Business Week. Сейчас они оценивают учебные заведения по публикациям в сугубо академических и сугубо практических изданиях, то есть тех, которые читаются менеджерами.
Бизнес-школы существуют в высококонкурентных условиях и, несмотря на все, места в рейтингах для них важны. Если представители учебных заведений поймут, что новая система поможет подняться в рейтингах выше, то они перейдут на нее. И не смотря ни на что, для изменений в практическую сторону все еще есть много возможностей.

Комментарии Фейсбук Вконтакте