Нелегкий путь от МВА до VIP

Дата публикации

Бизнес-школы приглашают слушателей, упирая на два своих главных достоинства: первое - престижное образование, второе - резкий скачок в карьере по завершении первого. Подразумевается, что выпускник МВА или получает повышение на прежнем месте, или сразу же по окончании бизнес-школы находит новую высокооплачиваемую должность. А как на самом деле  трудоустроены обладатели дипломов МВА?

 

Армия MBA

 

На первый взгляд кажется, что работодатели только и мечтают взять на работу выпускника бизнес-школы, причем на самую что ни на есть топ-позицию. Однако верно лишь то, что при любом росте безработицы такой человек не останется без внимания кадровиков. "У наших выпускников нет проблем с работой, - уверяет Сергей Мясоедов, ректор Института бизнеса и делового администрирования ИБДА. - Есть только проблема смены хорошего места на лучшее".

 

А путь от МВА до VIP непрост

 

Владельцев дипломов МВА становится все больше. По данным Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО), выпускников российских бизнес-школ более 50 тыс. В мировом масштабе это немного. В Америке ежегодно выпускается столько, сколько мы подготовили за десять лет.

 

Что касается счастливчиков с западными дипломами МВА, то, по мнению рекрутеров, их у нас около 3-5 тыс. Директор "МВА-Консалт" Вячеслав Давиденко считает, что точно цифру назвать невозможно, потому что они нигде не регистрируются. "По моим оценкам, - говорит г-н Давиденко, - всего  30% выпускников ведущих бизнес-школ возвращается в Россию".

 

В России  действует уже целая армия, хорошо вооруженная знаниями об управлении. "Примерно 25-30% резюме, приходящих к нам в компанию, - от тех, кто закончил западную бизнес-школу", - рассказывает менеджер по персоналу компании "Катерпиллар".

 

За океаном меньше всего выпускников отправляется в промышленность и торговлю. Самые удачливые пристраиваются в банки и инвестиционные компании. Наибольшее количество дипломов МВА - у бизнес-консультантов в консалтинговых фирмах.

 

У нас все наоборот - широкого спроса на этот вид услуг еще нет, поэтому  в российский консалтинг идет 0,1%. Причем эти люди чаще всего создают свои компании или организуют семинары. Судя по тому, что часть российских выпускников со степенью МВА отправились получать PhD, нужную обычно только консультантам и профессорам, по мнению директора Московской школы экономики и социальных наук Теодора Шанина, есть категория выпускников, которая стремится стать преподавателями бизнес-школ. Но такой путь изберут не более 1-3%. Остальных поглощают банки и производственно-торговые холдинги.

 

Диплом МВА постепенно перестает быть редкостью. Президенты компаний все меньше склонны окружать себя однокашниками и друзьями детства. Появляется мода на регулярный менеджмент и образованных заместителей. Но компании публикуют объявления о вакансии на высокие должности, все еще не указывая в требованиях "наличие диплома МВА", по нескольким причинам.

 

И прежде всего потому, что бизнес-культура в России развивается намного медленней, чем работает конвейер бизнес-образования.

 

Заказчик зреет медленно

 

По мнению Станислава Шекшни, автора книги "Планирование персонала и прием на работу", акционера "Вымпелкома", директора телекоммуникационной компании холдинга "Альфа-групп"  и выпускника бостонской бизнес-школы, диплом МВА не означает универсального "счастливого билета" в отдел кадров любой компании.

 

"Работодателей можно условно разделить на три категории, - говорит он. - Первые не знают вообще, что такое МВА, потому им все равно, имеет ли кандидат такой диплом. Вторые знают, что это такое, но не разбираются, какие школы хорошие. Третья группа - самая малочисленная, но динамично развивающаяся - это руководители, которые разбираются в бизнес-образовании". Он деликатно умалчивает о четвертой категории работодателей - тех, кто знает толк в МВА, но не умеет использовать багаж образованных работников.

 

Получается, что одному работодателю сверхподготовленный управленец вообще не нужен, а другому подавай лучшего, с самыми престижными в мире "корочками".

 "Наибольшим спросом у работодателей пользуются выпускники бизнес-школ INSEAD,  LBS, Wahrton, Columbia, Chicago, Harward", - констатирует Вячеслав Давиденко. Это образование не очень приспособлено для работы в российских компаниях, поэтому выпускники стараются устроиться в западные корпорации.

 

Часть выпускников (по подсчетам различных школ - от 5 до 20%) организуют собственный бизнес и, случается, даже рекрутируют своих сокурсников. Так произошло, например, с Карлом Каландашвили.

 

После окончания бизнес-школы Высшей школы международного бизнеса (ВШМБ) профессиональный рост Карла шел не слишком гладко. Он пытался заниматься трейдингом, затем работал в компании, которая импортировала пищевое сырье. Потом перешел помощником менеджера по отчетам в крупную страховую компанию "Принципал" и ушел из нее через 3 месяца... после кризиса.

 

Несмотря на августовский хаос, Карл создал свое PR-агентство "Юнион-линкс" и взял на работу нескольких бывших однокурсников из ВШМБ. В первые дни в штате компании было всего пять учредителей и секретарь, а сегодня насчитывается 226 сотрудников. Клиенты Каландашвили -  "Филип Моррис", "Фольксваген", "Грюнер + Яр", "Занусси", "Электролюкс", "Жиллет", "Самсунг" и другие крупные фирмы. Карлу помогает его жена Елена (которая, кстати, закончила ту же бизнес-школу).

 

Большинство выпускников российских бизнес-школ устраивается на работу, используя связи, сложившиеся во время учебы. И вовсе не потому, что в их среде процветает компанейство, а потому, что во время учебы слушатели успевают присмотреться друг к другу и оценить деловые качества однокурсников. Как на ярмарку, на семинары бизнес-школ приходят кадровики. Они обращаются к преподавателям за рекомендациям, и тем приходится невольно выступать в качестве рекрутеров.

 

Слушательнице ВШМБ Инессе Смирновой работу когда-то предложила бывшая выпускница той же школы Екатерина Коваленко. Сегодня Инесса работает генеральным директором завода "Демидовский" и сама предпочитает принимать на работу выпускников МВА, причем не только из ВШМБ, но и других бизнес-школ, для того чтобы они могли дополнять друг друга и говорить на одном языке.

 

Подобный найм считается близким к идеальному.

 

Претензии работодателей

 

Каких только горьких упреков не высказывают в адрес МВА-выпускников кадровики. Дескать, они излишне амбициозны и непомерно жадны в требованиях, а лояльности от них не дождешься. Частично это правда.

 

Директор по персоналу "Вымпелкома" Марина Олешек вспоминает, как однажды принимала на работу выпускника западной бизнес-школы. После собеседования тот снисходительно кивнул: "Ну что же, пришлите мне на домашний факс ваше предложение, пожалуй, я сравню их с другими proposals и подумаю пару недель", словно это он принимал "Вымпелком" на работу, а не "Вымпелком" - его. Компанию меньшего размера такой человек вообще не удостоил бы вниманием, хотя его ценность была лишь в потенциале, а не реальных достижениях.

 

Еще бы им не быть разборчивым и непостоянными, при повышенном-то внимании кадровиков и в условиях, когда непорядочное отношение работодателей к персоналу встречается сплошь и рядом в самых благопристойных компаниях. На Западе компания, которая пригласила слушателя бизнес-школы в свой штат, а после окончания учебы не может выполнить обещание в связи с сокращением штата, выплачивает несостоявшемуся сотруднику отступные в размере трехмесячной зарплаты. У нас нередки случаи, когда "слишком умному" новичку-реформатору указывают на дверь без выходного пособия.

 

Кадровики не хотят признать тот факт, что и сами относятся к кандидатам с дипломом МВА предвзято, предлагая им при этом заниженный компенсационный пакет и повышенные требования.

 

"Нас настораживает тот факт, что средний возраст большинства выпускников бизнес-школ, особенно западных, 23-24 года, - говорит менеджер по персоналу "Катерпиллар". -  Опыта работы почти нет, если не считать подработки во время учебы. Значит, это молодой человек или девушка, родители которых имеют финансовые возможности заплатить за обучение, и это вызывает недоверие к подобному обучению". Что дурного в том, что за обучение выпускника заплатили родители, а сам он молод и не имеет пока опыта, не ясно.

 

В некоторых холдингах даже учат специальным приемам, помогающим на собеседовании обламывать въедливыми вопросами ретивого кандидата с МВА: "Вот вы говорите, что окончили Гарвардский университет по специальности финансовый менеджмент, стало быть, нашу сторонушку с ее бедами не знаете? И в маркетинге ничего не смыслите?"

Выплачивая более низкую, чем на Западе, зарплату выпускнику  бизнес-школы, работодатели требуют от него гораздо больше, чем пришло бы в голову заокеанскому боссу: чтобы у него было оплаченное собственным потом и кровью бизнес-образование, а сам он был бессребреником, умудренным одинаково в науках и трудах, готовым работать "в поле" 14 часов в день. И при этом не старше 30 лет, потому что, по убеждению работодателя, при таких требованиях настоящие топ-менеджеры с МВА дольше не живут.

 

Почем

 

Выпускники американских бизнес-школ в США обычно получают от $60-90 тыс. в год в секторе производства продуктов массового спроса до $ 70-150 тыс. в консалтинге. Выпускники европейских бизнес-школ имеют на 10-15% меньше. Нашим соотечественникам обычно предлагают $ 25-35 тыс. в год.

 "Значителен "разброс" зарплат выпускников, оставшихся в другой стране и вернувшихся в Россию, - говорит Вячеслав Давиденко. - У тех, кто возвращается, обычно бывает зарплата на 30% ниже, чем в среднем на Западе. Хотя иногда случается, кому-то могут дать пакет даже больший, чем в Америке. Но это скорее исключение. Зато в России есть самое значительное отличие: такому кандидату предлагают позиции выше, чем он получил бы на Западе".

 

Заняв высокую должность, часто директорский пост или место заместителя, молодой выпускник автоматически получает в комплекте все накопившиеся недоработки компании и может сыграть роль молодого премьер-министра, на которого потом и спишут все последствия корпоративного дефолта.

 

"Основная трудность при устройстве на работу выпускника бизнес-школы состоит в том, что даже если компания работает по-западному, ее, как правило, окружают партнеры и контрагенты, работающие по-российски, - рассказывает г-н Давиденко. - Это означает, что необходимо забыть большую часть того, чему его учили, и выучить многое заново. Кроме того, российские собственники часто держат не все взятые на себя по отношению к принятому на работу выпускнику бизнес-школы обязательства - начиная с обещанной должности и обещанной зарплаты и заканчивая должностными обязанностями и полномочиями".

 

Что же делать человеку, потратившему один-два года и десятки тысяч долларов  на получение диплома?

 

Как бывший выпускник западной бизнес-школы и работодатель с большим стажем, Станислав Шекшня дает следующие рекомендации: "После получения диплома МВА не начинайте свою карьеру в российской организации. В крайнем случае отправляйтесь либо в только что созданную, где корпоративная культура только формируется, либо в фирму с сильным западным влиянием. Только достигнув высокого положения, вы сможете перейти на руководящую должность в российскую компанию обычного типа и попробовать бороться со сложившейся практикой".

 

Елена Крюкова

mnemo.ru

Комментарии Фейсбук Вконтакте