Не учат, зато развивают

Дата публикации 07.06.2010

Западные бизнес-школы отказываются от совместных программ MBA и запускают собственные кампусы в России. Почему иностранцы строят учебные корпуса вне Москвы, как российские программы MBA воспринимаются за рубежом и нужна ли бизнес-школе специализация, рассказывает декан школы менеджмента Vlerick Филипп Хаспеслах.

Когда бельгийский барон Андре Влерик в 1950-х годах основывал свою школу менеджмента Vlerick, он вряд ли задумывался, что через пятьдесят с небольшим лет его творение дорастет до Васильевского острова в Санкт-Петербурге. Однако школа развивалась, и в 2006 году Россия пополнилась кампусом еще одной именитой западной бизнес-школы - Vlerick Leuven Gent Management School. За неполные пять лет российское представительство бельгийской школы подготовило уже более 600 управленцев.

Декан Vlerick Филипп Хаспеслах в беседе с E-xecutive сравнивает Россию с Европой шестидесятых, находит причины привлекательности учебы за рубежом и говорит о качестве российских преподавателей.

Филипп Хаспеслах

E-xecutive: В России многие со скепсисом относятся к MBA. Экономический кризис только усугубил репутацию школ бизнеса. Как Вы считаете, изменится ли мнение россиян о бизнес-образовании в ближайшее время?

Филипп Хаспеслах: Экономика развивается, и бизнес все более остро нуждается в лидерах, которые обладают не только узкоспециализированными навыками, но и опытом, способностями для общего управления компанией. Так было в США пятидесятых, в Европе шестидесятых, это же происходит и в сегодняшней России.

Степень MBA не снабжает человека какими-то особыми методиками, но зато учеба позволяет выйти за пределы технического мышления и помогает людям шире взглянуть на трудности в компании и пути развития бизнеса. Кто-то медленно нарабатывает опыт методом проб и ошибок, а кто-то быстро проходит этот первоначальный путь с помощью хорошей бизнес-школы.

Люди в России вскоре осознают значение бизнес-образования. Просто для этого необходимо достаточное количество программ с действительно хорошим уровнем преподавания. И тогда доверие появится.

E-xecutive: Западные школы бизнеса предпочитают выходить на рынок России в формате совместных программ с местными школами. Почему Vlerick выбрала иной путь, открыв собственный кампус в нашей стране?

Ф.Х.: Мы открыли кампус, чтобы показать, что и тут, в России, наша степень MBA отвечает тем же международным стандартам качества, как и в наших европейских кампусах. Это не всегда очевидно, если международный образ программы поддерживается силами лишь местного партнера.

E-xecutive: Основной поток слушателей на программы MBA идет из Москвы (по данным E-xecutive, порядка 50%). Почему представительство школы появилось в Санкт-Петербурге, где потенциальных слушателей гораздо меньше?

Ф.Х.: Санкт-Петербург - это прекрасный большой город со своим сформировавшимся бизнес-сообществом. Иногда лучше быть одной из немногих бизнес-школ, чем одной из многочисленных на большом конкурентном рынке. В Москве есть и будут люди, которые хотят только международное MBA. Расстояния для них не помеха, и поэтому они приезжают учиться в Питер. Наверное, именно поэтому мы еще не в Москве.

E-xecutive: Эксперты советуют поступать в западные школы бизнеса в том случае, если человек планирует строить карьеру в иностранной компании. Для работы в нашей стране - полезней учеба в российской школе, говорят они. Вы с этим согласны? Какие существуют мотивы для учебы в зарубежной школе?

Ф.Х.: Одна из причин привлекательности учебы за рубежом кроется в качестве преподавания. К сожалению, многие российские программы MBA по-прежнему развиваются под руководством классических университетских профессоров, которые лишь немного переучились под нужды бизнес-образования. Эти профессора знают фундаментальные теории, но с вопросами ведения бизнеса и новыми способами преподавания у них порой возникают сложности.

Другая причина в том, что российские компании все сильнее вливаются в европейскую и мировую экономики, они развивают так называемый сорсинг, экспортируют товары, обмениваются технологиями. Европейское образование оказывает весомую помощь во всех этих делах.

К тому же многие управленческие механизмы одинаково важны во всех отраслях и точках мира. Работаете ли вы на российскую компанию или на международную корпорацию, вы одинаково хотите знать, как разработать стратегию, маркетинговый план или организовать финансовый поток. Даже если способы ведения бизнеса в России отличаются от тех же европейских, бизнес-инструменты едины для всех стран.

E-xecutive: Школы бизнеса зачастую имеют определенную специализацию. К примеру, Вы имеете практический опыт в области корпоративной стратегии и опубликовали много научных трудов на тему слияний и поглощений. Значит ли это, что и во Vlerick делают упор на этих специализациях?

Ф.Х.: Я не согласен с вашим видением западных бизнес-школ. Настоящая бизнес-школа готовит профессионального менеджера широкого профиля. Школа должна не только снабжать инструментами и техникой управления, но и укреплять суждения и ценности человека. Правда, в последние годы многие школы действительно дрейфуют к неким специализациям, из-за чего среди их слушателей теперь сплошь экономисты, финансисты, догматичные защитники идеального рынка и теории «принципала и агента». В кризис мы увидели, к чему приводит увлечение специализациями.

Мы во Vlerick придерживаемся изначального стиля бизнес-школ, когда слушатели получают MBA широкого профиля. На таких программах люди учатся, а затем сразу применяют то, что узнали, выполняя проекты в своих компаниях. К примеру, наши финансисты изучают корпоративные финансы, а не финансовый рынок, и после учебы они идут в реальный бизнес или становятся предпринимателями.

E-xecutive: По мнению участников Сообщества, актуальность российского бизнес-образования отстает от мирового на пять-шесть лет; отечественные программы спасают только более низкие цены на обучение. Расцениваете ли Вы российские программы MBA в качестве конкурентов?

Ф.Х.: Рано или поздно российские программы смогут конкурировать с зарубежными. «Сколково» и Санкт-Петербургский государственный университет уже пытаются конкурировать, ресурсы для этого у них есть. Однако любая школа обречена на провал, если она не обзаведется командой преподавателей, в которой будут и теоретики, и практики с полезным для бизнеса опытом. Учитывая, что нынешние докторские программы в России смещены в сторону теории, потребуются годы, чтобы появились хорошие местные преподаватели и, соответственно, выстроились добротные преподавательские команды с прочной основой.

E-xecutive: Сегодня российские управленцы все чаще отправляются за образованием в лучшие школы бизнеса мира, и Вам наверняка приходилось с ними общаться. Какие слабые стороны в российском менеджменте Вы можете отметить?

Ф.Х.: Люди из России, как правило, весьма умны и хорошо знают технические предметы. Но иногда им не хватает терпения, чтобы полностью погрузиться в работу, которая, по их мнению, не принесет явной пользы в ту же минуту.

E-xecutive: «We don't teach you. We develop what's already inside you», гласит слоган вашей школы. Если Vlerick не учит руководителей, то о каких внутренних резервах Вы говорите?

Ф.Х.: К нам приходят сильные и мотивированные люди, и наша задача - отобрать не просто людей, а тех, кто в свои тридцать лет обладает действительно внушительным опытом. Наш лозунг говорит еще и о том, что в MBA многое завязано на самопознании и развитии личности. MBA позволяет подытожить и осмыслить, чем ты хочешь заниматься дальше, и кем ты хочешь стать на следующем этапе своей жизни и карьеры. Вот об этом мы и говорим.

Комментарии Фейсбук Вконтакте