МВА - это изменение мировоззрения...Интервью с Дмитрием Вовком, выпускником бизнес-школы Cranfield

Дата публикации

Дмитрий Вовк:

 

Выпускник  психологического факультета МГУ.

С 1997 по 2000 год работал в Нефтяной компании «ЮКОС». Занимая должность директора по персоналу ОАО «Томскнефть», Дмитрий Вовк решает получить бизнес-образование, выбрав школу, известную своей подготовкой в области HR и получает степень МВА в бизнес-школе Cranfield (UK).

В настоящее время является директором административного департамента компании «Сибирский алюминий».

 

Бизнес-школа «Cranfield» является одной из 36 бизнес-школ, аккредитованных AMBA (Association of MBA’s).

 

Имеет три программы:

 

- Full-time (продолжительность обучения – один год)

 

- Executive Part-time (модульная форма, продолжительность обучения – 2 года)

 

- Executive Modular (4-8 недель обучения + самостоятельное обучение в промежутках, продолжительность обучения – два года)

 

Средний возраст студентов, обучающихся по модульным программам – 34 года

Школа имеет специализацию в области стратегии, финансов, проектного управления и HR-менеджмента.

 

Что Вы думаете о необходимости получения бизнес-образования?

 

Это вопрос очень индивидуальный, каждый сам решает его для себя, исходя из своих интересов и возможностей. В нашей стране, да и во всем мире, достаточно успешных предпринимателей и менеджеров, не имеющих специального бизнес-образования.

Для себя я решил, что образование даст мне системный взгляд и позволит решать более сложные задачи. Кроме того, я думал о необходимости получения определенных знаний и навыков, расширении горизонтов карьеры. Главным же результатом стало изменение мышления, способность по-новому взглянуть на старые вещи. Кроме того, через общение с людьми самых разных профессий и культур, расширился кругозор и появилось много новых контактов.

 

Как Вы решали вопрос выбора бизнес-школы?

 

 Моя карьера была связана с HR-менеджментом, поэтому я искал школу, где был бы широкий выбор специализированных курсов именно в этой области. Таких школ в Европе оказалось немного, Cranfield  показалась мне лучшей. Кроме того, она работает в тесном контакте с Chartered Institute of Personel and Development – организацией, осуществляющей профессиональную подготовку и сертификацию менеджеров в HR.

С другой стороны, сама программа не имеет специализации и включает все стандартные базовые курсы. Специализация практически формируется самим студентом из тех курсов, которые он выбирает во второй части программы. Кстати, Cranfield  известна в этом плане очень большим выбором.

 

Программа имеет годичную продолжительность, что существенно для людей после 30. Решение надолго оставить работу, страну, а для некоторых и семью не является простым.

 

Меняется ли что-нибудь за год?

 

Изменения происходят внутри человека. Меняется мышление, а порой и какие-то мировоззренческие вещи, базовые ценности – отношение к карьере, семье, друзьям. У нас на программе баланс «жизнь-работа» сместился у многих в сторону «жизни».

Что касается изменений в той среде, откуда ты вышел, то вряд ли она меняется так же существенно. Никакого риска потерять почву под ногами нет. Конечно, есть риск потерять свою должность, но я не встретил ни одного человека, который бы хотел вернуться на прежнее место. Единицы хотят вернуться в свою компанию.

 

Как Вы относитесь к российскому бизнес-образованию?

 

 Российская система бизнес-образования только формируется. Не думаю, что у нее должен быть какой-то особый путь. Да и вообще, разговоры об особом пути развития бизнеса в России мне непонятны.  Есть культурная специфика, но она есть и в любой другой стране.

 

 Думаю, российские школы еще долго не смогут конкурировать с западными: большинство преподавателей не имеют практического опыта в бизнесе, школы проводят мало прикладных исследований, качество студентов не обеспечено жесткими критериями отбора. Уровень образования соответствует уровню развития бизнес-среды, а она в России только формируется.

 

Кроме того, школы должны привлекать ведущих зарубежных преподавателей, иностранных студентов. Для этого обучение должно вестись на английском языке.

 

Как в России относятся к выпускникам МВА?

 

Многие российские компании не готовы принимать на работу МВА. Удовлетворить ожидания по зарплате могут лишь самые крупные из них. Да и в них MBA может «вписаться» только в верхние уровни иерархии. Получается замкнутый круг – компания не может доверить выпускнику ключевой пост, а тот не готов работать на условиях рядового специалиста.

 

Прежде чем привлекать выпускников компания должна решить для чего это делается. Ведь многие, в том числе международные компании, легко обходятся и без них. Более того, один MBA вряд ли сможет что-то изменить. Нужна критическая масса, правильное отношение высшего менеджмента, акционеров. Нужен культурный сдвиг в каком-то смысле.

 

Многие выпускники, знакомые с культурой российских компаний, в принципе не хотят там работать.

 

Почему же Вы стали работать в России? 

 

Работая в России, я видел примеры того, как люди добиваются блестящих результатов в очень короткие сроки. В России сейчас большие возможности и много интересных задач преобразовательного характера. К тому же на Западе кризис.

 

Почему Вы выбрали "Сибирский алюминий"?

 

"Сибирский алюминий" занимается инвестиционной деятельностью и сталкивается со множеством интересных задач в сфере HR. Это реальные стратегические задачи и от них во многом зависит успех того или иного бизнеса.

 

Кроме того, это крупная структура, имеющая правильные установки на развитие корпоративных процедур, повышение прозрачности бизнеса и улучшение инвестиционного климата.

 

Используете ли Вы в работе навыки, полученные на МВА? 

 

Мне хочется верить, что да. С одной стороны, есть задачи, где можно вполне обойтись без МВА. Для решения других нужен иной подход. Здесь сложно сказать, какие именно инструменты я использую, хотя, безусловно, это тоже имеет место. Я часто возвращаюсь к своим записям: там есть модели, которые позволяют систематизировать проблему и найти пути ее решения, какие-то полезные инструменты, случаи из мировой практики. Но, главную разницу я ощущаю в самом подходе – мне кажется, я стал оценивать любую задачу с позиций ее влияния на результат бизнеса в целом. 

 

Спасибо!

Комментарии Фейсбук Вконтакте