Менеджер - человек государственный

Дата публикации

И отечественные бизнес-школы могут помочь государству в решении этой и многих других проблем, так считает ректор Московской международной высшей школы бизнеса "МИРБИС" Станислав Савин. "МИРБИС" стоял у истоков бизнес-образования в России. А руководитель учебного заведения кроме своих прямых обязанностей ведет еще и работу в Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО).

– Станислав Леонидович, как вы смотрите на перспективы развития российского бизнес-образования в связке "государство–бизнес-школа"?

– Начну с того, что пришло время кое-что пересмотреть в этих отношениях. Я, например, не принимаю слово "негосударственная" в названиях отечественных бизнес-школ. За все время существования нашей школы мы подготовили 18 тысяч специалистов самого высокого уровня, которые работают как в государственных, так и негосударственных структурах страны. В конечном своем результате – все они работают на благо нашего государства. Тем не менее мы – "негосударственные". Да, нас можно называть "внебюджетным" заведением, потому что мы ни рубля не получаем от государства, но "негосударственным" учебным заведением назвать нас нельзя. Мы приносили и приносим немалую пользу государству. В "МИРБИСе", например, бесплатно обучаются Герои России, есть льготы для людей, прошедших горячие точки. Есть целая программа социальной поддержки аспирантов и ученых. Я знаю, что некоторые старейшие бизнес-школы практикуют то же самое.

– Хочу напомнить, что любая бизнес-школа еще и доходное предприятие…

– Конечно. Любая бизнес-школа имеет миллионные обороты и прибыль. Но мы вынуждены по три-четыре раза в год повышать заработную плату нашим педагогам, что позволяет нам удерживать у себя высоких профессионалов. Да, деньги позволяют нам быть более мобильными и динамичными. Мы немедленно реагируем на колебания рынка и остро чувствуем, какие потребности возникнут у наших слушателей завтра. Эта определенная степень свободы позволяет нам строить по-своему отношения с зарубежными партнерами, в отличие, скажем, от бизнес-школ при крупных государственных университетах. "МИРБИС", например, сотрудничает с 32 школами из 22 стран мира. Безусловно, Высшей школе бизнеса МГУ намного легче получить международную аккредитацию, заключить соглашение о совместном проекте с зарубежным партнером, но сегодня эта бизнес-школа идет на сотрудничество с нами – значит, наши школы нужны, важны, и мы многого достигли за 15 лет своей работы на рынке бизнес-образования.

– Сегодня вы в состоянии конкурировать с бизнес-школами при крупных государственных университетах. А что будет завтра? Не поглотят ли вас "акулы бизнес-образования"?

– Мы занимаем разные ниши. У этих замечательных школ нет (тем не менее) возможности проводить самостоятельную образовательную и финансовую политику без оглядки на свой ученый совет. Но даже не в этом главное… Мы не только не конкуренты, мы (при всей независимости друг от друга) – в одной упряжке. Поэтому я придаю большое значение деятельности общественной организации РАБО, объединяющей нас в своих рядах. Мы все вместе должны бороться за качество наших программ, особенно в условиях вступления России в Болонский процесс.

– Какие, например, государственные задачи могут решить бизнес-школы в ближайшей перспективе?

– Сегодня остро стоит вопрос развития бизнес-образования в регионах. А то, что получается, регион сидит на природных ресурсах, а население едва сводит концы с концами. Налицо – неэффективность работы управленческого аппарата. России нужно создать по меньшей мере семь "мозговых" центров в регионах, семь крупных информационно-аналитических бизнес-центров. Это уже назрело.
При этом важно не допустить бюрократизации системы бизнес-образования в регионах и избежать дискредитации дистанционного образования, потому что для регионов это основная форма бизнес-обучения. Сегодня же многие бизнес-школы идут на сокращение своих филиалов в регионах, потому что в современных условиях невозможно обеспечить достойную проверку качества подготовки образования на периферии.

– Многие крупные отечественные компании отдают сегодня предпочтение зарубежным бизнес-школам, подбирая программы для обучения своего персонала…

– Это действительно так. Хотя, возможно, дело опять в "обертке". Многие наши школы пока не научились себя хорошо "подавать". Мы, например, постоянно инициируем визиты в "МИРБИС" представителей крупных западных школ – наших партнеров, сами отправляем делегации за рубеж с целью обмена опытом, разработки совместных программ, технологий обучения. Очень часто проводим международные конференции, семинары на различные темы, и слушатели имеют реальную возможность общаться не с одним иностранным партнером, а сразу со многими. Скорее всего российские компании еще
до конца не осознали всю выгоду сотрудничества с отечественными школами.

– По поводу "обертки". На Западе большую роль играют рейтинги школ. Потенциальный слушатель имеет полную информацию о том, как обстоят дела на этом рынке. И этой информации доверяют. У нас же к рейтингам бизнес-школ отношение пока прохладное…

– У нас вообще к рейтингам и спискам отношение напряженное. Вот недавно списки белых и черных банков наделали столько шума в стране. Хотя весь мир, действительно, использует рейтинги… Рейтинги важны и возможны при одном условии, если будет поставлен главный вопрос: "А судьи кто?" Нет, увы, нужной степени открытости. Пусть сравнивают наши программы, но берут объективные параметры. Пусть проверяют по академическим знаниям или по практическому результату. Пусть спросят, наконец, основного потребителя – работодателя.

 

Комментарии Фейсбук Вконтакте