6:4 в пользу теории. В западном бизнес-сообществе не затихают споры об оптимальном соотношении теории и практики в рамках программ МВА

Дата публикации

Harvard козыряет кейс-методами, Wharton делает упор на лекции, а в бизнес-школе Фонтенбло (Испания) на специализации "Финансовый менеджмент" теория и практика поделили часы строго пополам. Особый российский путь привычно вносит дополнительные нюансы - исторически сложившуюся академичность образования и смутные представления слушателей о современном рынке.

Такой практичный МВА

Практическая направленность программ МВА, кажется, уже ни у кого не вызывает сомнений. Между тем многие отечественные бизнес-школы отводят под традиционные протеоретические методы обучения (лекции и семинары) более 60% времени, объясняя это вузовской привычкой слушателей лучше воспринимать информацию именно в академическом формате. Многочисленные методы, нацеленные на закрепление практических навыков - case-studies, тренинги, деловые игры – как правило, занимают в обучении почетное второе место. Это позволяет западным специалистам пенять на чрезмерную теоретизированность российского бизнес-образования. "Надо иметь в виду, что наши слушатели в корне отличаются от зарубежных, - говорит Владимир Фальцман, ректор Российско-немецкой высшей школы управления АНХ. – В большинстве своем наши руководители экономически безграмотны, что заставляет по крайней мере на первых этапах обучения делать упор именно на теорию менеджмента". Однако у нее преимущественно западные корни, которые, по мнению г-на Фальцмана, необходимо адаптировать к нашим реалиям, что возможно только в рамках практических занятий.
В итоге в зависимости от курса, подготовленности слушателя и специализации программы, соотношение практики и теории в российских бизнес-школах, как и в западных, варьируется. Логично, что в учебных заведениях, специализирующихся на финансовых дисциплинах, кейсам и деловым играм отводится меньше времени, чем в школах, основная специализация которых - маркетинг, IT или управление персоналом, где решение приходится принимать скорее исходя из собственного опыта, нежели из научных расчетов.
"На программе МВА в МЭСИ некоторые дисциплины изучаются в основном на практических занятиях с применением кейсов и деловых игр, разбором ситуаций, - рассказывает Элеонора Вергилес, директор Института магистерской подготовки МЭСИ. – Среди этих предметов "Риторика и искусство публичного выступления", "Этика бизнеса", "Деловая статистика", "Построение команды", "Практический менеджмент в управлении", "Управление проектами" и другие".
Большая степень вовлеченности слушателей в обучение на таких занятиях по сравнению с лекциями и семинарами позволяет совершенствовать полученные навыки, получая в режиме онлайн обратную связь от сокурсников и преподавателя. "Фундаментальные теоретические курсы - экономические и правовые аспекты управленческой деятельности, общий и стратегический менеджмент, маркетинг, финансы – занимают примерно 60% времени. На практические занятия мы отводим в целом примерно 40% часов. Практика предполагает оттачивание навыков: слушатель выступает, пишет эссе, принимает решение по заданной проблеме, а преподаватель подводит итог, поддерживая выступление или лояльно опровергая его", - поясняет Элеонора Вергилес.
По мнению же Альгирдаса Манюшиса, декана Высшей школы бизнеса и менеджмента Международного университета в Москве, на вопрос о соотношении теории и практики сложно дать количественный ответ, здесь скорее уместны качественные оценки. "Очень условно это соотношение можно определить как 30% (теория) к 70% (практика), но не стоит забывать, что многие преподаватели предпочитают в рамках своих дисциплин оперировать теоретическими представлениями с выходом на практические приложения, и порой это оптимальный синтез", - отмечает он.

Меньше слов и больше дела!

Сравнительно молодой возраст российской экономики влечет за собой очередную проблему, с которой сталкиваются бизнес-школы при подготовке практических дисциплин. Где брать материал для кейсов? Если на Западе производство и продажа такого рода "живых примеров" из бизнеса – это хорошо отлаженная индустрия (один Harvard производит их в год более 700), то наши учебные заведения не могут похвастать широким выбором. Причины кроются не только в нежелании тратить деньги на покупку эксклюзивных материалов, но и в закрытой политике предприятий, которые не спешат делиться опытом с образовательными учреждениями.
У российских студентов не в почете программы full-time, и, следовательно, времени хватает только на решение мини-кейсов. Сжатый объем этих материалов и их быстрое "старение" порождают недовольство слушателей, которые не хотят верить, что это достойная альтернатива привычным лекциям. Однако основной упрек, который студенты бросают в сторону практических занятий, связан с их эффективностью. "Набить руку" на решении типовых, штампованных (и не всегда достоверных) схем - еще не значит справиться с реальными задачами на практике!" – утверждают они. Однако в то же время многие выпускники сходятся во мнении, что именно кейсы вносят в процесс обучения живость и приближают сухой теоретический остаток к реальной практике.
Вместе с тем и теория оказывается нелишней для слушателей программ МВА. Регулярно проводимое анкетирование, рассказывает Альгирдас Манюшис, показывает, что практически все выпускники отмечают в качестве одного из главных итогов обучения приобретение именно системных теоретических знаний. "Наши корпоративные заказчики – топ-менеджеры. Для них просто невозможно читать теоретические вопросы "традиционно по учебникам", - поясняет он.
Адаптируя теорию к высокому уровню своих слушателей, бизнес-школы продолжают укреплять и практические курсы, утверждая: для того чтобы управлять компанией в современных условиях, надо в большей степени обладать навыками, чем знаниями. С этим действительно трудно не согласиться. С теоретической точки зрения…

Личный опыт

Алексей Комаров, генеральный директор кадрового агентства Avenue, слушатель программы МВА "Стратегическое управление" в Высшей школе менеджмента Государственного университета – Высшей школы экономики:
- Поступить на программу МВА заставила практическая необходимость. Я хотел правильно развивать агентство, которое на тот момент возглавил, и обучаться профессиональным навыкам, соответствующим реалиям бизнеса. Но сегодня могу сказать, что мне пригодились не только практические навыки управления, но и теоретическое знание того, как грамотно распределить ресурсы, как построить бизнес-стратегию и реализовать ее. Немаловажен был комплексный взгляд на бизнес-процессы, которые осуществляет организация. Эту информацию дали курсы "Понимание основ бизнеса" и "Общие навыки менеджера". Далее в процессе обучения мы углубились в специализацию, которая изучалась не только с точки зрения теории, но и на примерах-кейсах.
На мой взгляд, соотношение теоретической информации и практических бизнес-задач в рамках программы МВА должно быть 6:4. Причем решение кейсов должно основываться на реальном опыте преподавателей, которые осуществляют и теоретическую подачу материала. Сильной стороной обучения было и то, что группа состояла из слушателей-бизнесменов, занимавших позиции руководителей компаний и начальников функциональных подразделений. В ходе делового общения и совместного решения бизнес-кейсов в аудиториях мы достигли синергетического эффекта.
Стоит признать, что проблема "живых" примеров остается достаточно серьезной для современных школ. Не все компании готовы впустить в "сердце" организации, в свою историю ошибок и успехов человека, который намерен "переложить" эту практику в бизнес-кейс для обучения новых поколений управленцев. Но приглашение реальных руководителей может решить проблему создания такого рода смоделированных материалов и открыть доступ к российским корпоративным секретам. Открывая тайну своей компании, сегодняшние руководители делают серьезный вклад в развитие страны.


 


Комментарии Фейсбук Вконтакте