МВА по вызову

Дата публикации 24.02.2010

Запрос к бизнес-школам сегодня формулируется так: научить не решать сиюминутные проблемы, а абстрагироваться от текущих задач, понимать тенденции, менять систему и отвечать на вызовы.

В странах с развитой экономикой кризис - повод инвестировать в свое обучение. Первый заметный всплеск интереса к бизнес-образованию наблюдался в период рецессии 1930-х годов, и в 2008-2009 годах история повторилась. Российская практика показала обратную закономерность. «В среднем падение спроса можно оценить в 30-40%», - характеризует ведущий эксперт группы по работе с бизнес-школами компании Begin Group Антон Рягузов.

При том что ряд индивидуальных слушателей действительно нашли и время, и возможность обучаться, большинство корпоративных заказчиков, напротив, ограничили расходы на эти цели либо перешли на внутрикорпоративное обучение. «Практика внутреннего обучения хорошо зарекомендовала себя во многих компаниях, особенно для систематического обучения персонала. К внешним же провайдерам уходили заказы на разовые тренинги», - конкретизирует президент рекрутингового портала SuperJob.ru Алексей Захаров.

Впрочем, устойчивые компании, осознающие необходимость повышения эффективности управления, старались изыскивать средства на стратегические программы. «В нашей школе серьезных изменений структуры спроса не произошло. Все программы, заявленные на 2009/2010 учебный год, реализуются. То же можно сказать о сегменте краткосрочных программ. Однако на рынке бизнес-образования последствия кризиса носят отложенный характер, - предупреждает директор Высшей экономической школы (ВЭШ) Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов Валентин Галенко. - Поэтому и в настоящее время ощущается снижение численности слушателей по сравнению с 2007/2008 учебным годом во всех сегментах. Думаю, ситуация начнет улучшаться во второй половине 2010-го». Подобного мнения придерживается и Захаров. «Компании снова начинают набирать персонал, и появляется необходимость в его обучении: кандидаты с открытого рынка не всегда устраивают работодателей», - поделился он своими наблюдениями.

Одновременно компании стали скрупулезно оценивать предложение, в том числе потому, что были недостаточно удовлетворены качеством обучения. «Кризис внес коррективы в отношение к образованию и мотивы выбора бизнес-школ работодателями. Они стали серьезнее относиться к выбору провайдеров, жестче контролировать расход бюджетов, тщательнее оценивать эффективность. В ходе опроса, проведенного исследовательским центром нашего портала, респонденты признавались, что теперь готовы оплачивать обучение только действительно перспективным сотрудникам», - продолжает Захаров.

Ключевые провайдеры образовательных услуг только приветствуют такой подход: точное целеполагание облегчает взаимодействие с клиентом и работает на общий результат. В то же время не все смогут соответствовать изменившимся требованиям - избирательность спроса станет главным фактором обострения конкуренции.

От обратного

Преодоление разрыва между теорией и практикой менеджмента, ориентация на реальный бизнес - ключевая задача и для компаний-клиентов, и для бизнес-школ. «Если раньше люди учились с ориентацией на будущее, то сегодня главный вопрос - как это можно применить сейчас. Подход к выбору программ все чаще связан с их практической ценностью, - анализирует исполнительный директор Открытой школы бизнеса Сергей Федоров. - Все меньше будет веры в гуру, которые научат, как правильно. Все больше будет желания учиться принимать решения самостоятельно».

Поэтому оторванность ряда образовательных программ от реальности и нехватка практикующих преподавателей становятся очевидными. «В большинстве бизнес-школ преподаватель - университетский профессор, который всю жизнь занимался теоретическими исследованиями и никогда не работал в реальном бизнесе. Он не всегда может привнести конкретные решения и опыт в свои программы, - отмечает директор департамента Executive Education Московской школы управления СКОЛКОВО Евгения Овасапян. - Бизнес-школы часто отстают от реальных проблем, не предвосхищают их, не предлагают решений. Успех школы сегодня - умение слышать клиента, понимать предпосылки его проблем, работать в тесной связке с бизнесом. Главное - изменение фокуса с профессора и его исследований на клиента и решение его задач».

Суть современной образовательной модели - в синергии усилий слушателей и бизнес-школы. «В связи с этим мы стали больше акцентировать внимание на прямом взаимодействии с бизнесом с целью выявления конкретных проблем и потребностей в обучении. Продолжаем проводить круглые столы с участием топ-менеджмента компаний, обсуждаем эти вопросы на собраниях Ассоциации выпускников», - рассказывает Валентин Галенко.

Важным требованием становится привязка к оценке эффективности. «Мы не случайно запустили программу „МВА - Эффективное управление". Жизнь расставляет реальные приоритеты. Сегодня компании питают все меньше иллюзий. Ограниченные ресурсы надо применять в тех направлениях, где отдача от них максимальна. И работа по повышению эффективности требует комплексной работы менеджеров на всех уровнях. Больше стало акцентов на шаги прагматичные, а не абстрактные, осуществляемые без оценки возврата на инвестиции и рисков», - считает директор по развитию и внешним связям Санкт-Петербургского международного института менеджмента (ИМИСП) Дмитрий Павлов.

Клиент требует индивидуального подхода, и бизнес-школы уже не могут предлагать общую для всех программу, аргументируя это тем, что знают потребности бизнеса. И образование должно выстраиваться на осмыслении происходящих событий, то есть идти обратным путем - от клиента.

По потребностям

Кризис способствует выработке новых эффективных механизмов взаимодействия между бизнес-школами и их клиентами. Процесс обучения все больше приближается к консалтингу. «Грань между бизнес-образованием и консалтингом размывается. Многолетняя тенденция бизнес-школ по донесению до участников материала и результатов своих исследований, методов, техник и новых идей уходит в прошлое, уступая модели консультационных компаний, ориентированных на анализ проблем и предложение решений, которые могут исправить ситуацию и повысить эффективность конкретного бизнеса», - сравнивает Евгения Овасапян. Консалтинг может предшествовать обучению (выявление проблем в системе управления, оценка потенциала развития менеджеров) либо быть его логическим продолжением (сопровождение и оценка результатов, контроль качества).

«Особенностью российских корпоративных программ остается отсутствие предварительного консалтинга. Во многих международных школах огромные усилия тратятся на то, чтобы выяснить, что на самом деле нужно организации, какие задачи должны быть решены, и заранее задаются параметры оценки эффективности. На пред- и постпрограммный периоды приходится иногда большая часть временных усилий и стоимости, чем на саму программу. Это резко повышает ее эффективность. У нас процесс принятия решений в компаниях выглядит по-другому: после долгого периода неопределенных раздумий принимается решение быстро запускать программу. Тут с кризисом ничего не изменилось, даже, возможно, ухудшилось, поскольку у компаний нет времени долго думать», - противопоставляет первый заместитель декана Высшей школы менеджмента СПбГУ Игорь Баранов.

Однако в последнее время примеров консалтинговых практик появляется все больше. «Мы считаем услуги, связанные с консалтингом, приоритетными на сегодня. В ВЭШ реализуется ряд таких программ, а наиболее крупная из них разработана совместно с компанией „РИРВ" (входит в холдинг „Алмаз-Антей"). Это сотрудничество - системный проект, включающий комплексный консалтинг, направленный на повышение эффективности и конкурентоспособности компании, а также серию коротких программ и тренингов, основанных на анализе и оценке ключевых компетенций персонала. Аналогичная программа реализуется с компанией „Мир упаковки"», - рассказывает Валентин Галенко.

«Мы ведем несколько крупных консалтинговых проектов, которые полезны нам с точки зрения как продвижения школы, так и устойчивости бизнеса. Так что школы действительно выигрывают от наличия таких проектов, - продолжает Сергей Федоров. - При этом не все клиенты способны вынести пользу из консалтинговых программ. У руководителей не хватает сил разбирать результаты обучения менеджеров, и решения не всегда внедряются в компаниях».

Без импульсов

Импульсивные клиенты исчезают с рынка. «Выросла доля тех, кто четко сформулировал для себя, зачем ему учиться и что он хочет получить в результате. Учиться будут только те, кому это действительно нужно. Бизнес-образование как мода или «про запас» временно перестанет существовать. И бизнес-школам это только на руку: гораздо эффективнее и выгоднее работать с мотивированными слушателями», - отмечает Сергей Федоров.

Среди слушателей значительно сократилось число тех, чье обучение финансировали работодатели, особенно в просевших отраслях. «Выросла доля индивидуальных слушателей. При этом соотношение корпоративных и индивидуальных слушателей существенно различается и во многом зависит от активности школы в корпоративном секторе. В некоторых школах доля корпоративных программ даже возросла», - добавляет Антон Рягузов.

«Наши первоначальные предположения о том, что корпоративные заказы приостановлены, рассеялись. Несколько сократились объемы обучения на открытых программах, но соотношение корпоративных и частных оплат среди слушателей открытых программ осталось прежним», - соглашается Федоров. «Открытый рынок сократился - мы сохранили 15 программ, которые запускаем два-четыре раза в год, - приводит пример Дмитрий Павлов. - Происходит перераспределение продаж в корпоративный сегмент. Впервые в этом году доходы от корпоративных заказов превысили 50% общих, тогда как даже в 2007-м они составляли только 30%».

Многие школы также начинают делать упор на развитие так называемых доопытных магистерских программ. «Это связано с принятием новых Федеральных государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования (ФГОС ВПО) по направлению «Менеджмент», которые привнесли иное позиционирование магистерских программ, - объясняет Игорь Баранов. - Это уже не традиционная схема „4+2", когда магистратура считалась продолжением обучения после окончания бакалаврской программы. Теперь магистратура воспринимается как отдельная программа, на которую можно принимать выпускников разных вузов, любых отраслей и готовить из них либо практиков, либо исследователей. Новые возможности осознаны бизнес-школами и, судя по обсуждениям на ключевых конференциях, станут основным трендом в последующие годы. Это связано еще и с тем, что с переходом на двухуровневую систему ВПО уходит „второе высшее образование"».

Чистилище

Важно, что кризис оказал влияние на общее восприятие заказчиком сути и задач бизнес-образования, а не привел к краткосрочным изменениям. Соответственно новым тенденциям изменяются спектр предложений, а также факторы выбора провайдеров и их политика по привлечению клиентов.

Для выпускников наступил момент истины (в плане проверки реальной отдачи от обучения), и осторожность в выборе сохранится надолго. Поэтому не все образовательные учреждения смогут приспособиться к жестким условиям выживания, а оставшимся на рынке придется выработать собственную стратегию поведения. Вероятность смены лидеров не столь высока по сравнению с возможностью выстраивания барьеров для входа на рынок: появление новых школ и возвращение «неудавшихся» станет еще большей проблемой, зато в целом рынок выиграет за счет повышения качества услуг.

Впрочем, есть иное мнение. «Число учебных заведений неуклонно растет, очищение рынка от непрофессиональных игроков все еще впереди. Скорее стоит ожидать существенной ценовой дифференциации игроков», - считает генеральный директор международной образовательной компании Runov School Анна Беркович. В связи с этим перед провайдерами встает задача отстроиться от демпингующих конкурентов, что в очередной раз свидетельствует о необходимости разработки критериев качества.

Косметическая коррекция

Актуальной для бизнес-школ становится задача совершенствования имеющихся образовательных программ и разработки новых. При том что они постоянно занимаются этим вопросом, изменившиеся требования клиентов ставят новые акценты и ускоряют процессы внедрения программ.

«В ИМИСП программа МВА расслоилась на два продукта - дженералистский МВА мы разнесли по уровням «Стратегия» и «Операционная эффективность». Пять лет об этом говорили и за год сделали. Теперь это разные форматы, преподавательские составы, объемы дисциплин, кейсы и т.д., - рассказывает Дмитрий Павлов. - Существенно ничего не изменилось. Но появились свежие примеры, больше стали говорить об эффективности, оптимизации, инновациях, управлении рисками. Больше стараемся вводить в аудитории диалог с практиками бизнеса. До трети всего контента апрельской программы, которая будет запущена в наступившем году, формируют действующие бизнесмены».

«Осенью 2010 года мы будем запускать новые версии базовых программ по менеджменту и маркетингу. Но это все давно запланированные этапы стратегического развития, - делится Сергей Федоров. - С точки зрения курсов, возникающих как ответ на текущие рыночные изменения, на выходе три новые программы, две из которых мы готовы озвучить. Первая - многоэтапная программа по производственной логистике (по аккредитации ассоциации производственной логистики APICS). Вторая - краткосрочная программа по предпринимательству, бизнес-планированию новых проектов. Это адаптация базовой программы с акцентом на вопросы получения инвестиций».

Коммерческим учебным заведениям свойственна большая гибкость в реагировании на изменения внешней среды. «Это отчасти можно объяснить тем, что коммерческий сектор - рыночная сфера, где мало кто может похвастаться госдотациями, а соответствие рынку - основной критерий успеха. Плюс коммерческие учебные заведения имеют лучшие возможности привлечения качественного преподавательского состава, поскольку в части ставок не ограничены инструкциями и нормативами», - замечаетАнна Беркович.

В целом школы будут критически подходить к формированию предложения. «Пару лет назад портфель программ имел свойство разрастаться в соответствии с неудовлетворенностью спроса и востребованностью самых разных направлений. Сейчас спрос вернулся к портфелю проверенных продуктов без излишне тонкой диверсификации. Программ стало меньше, они стали основательнее и выше по уровню», - говорит Дмитрий Павлов. «В частности, сегодня свернуты многие из программ университетских школ, которые, по сути, были формой поддержки бренда вуза и не приносили реальных доходов», - выделяет Антон Рягузов.

Хирургическое вмешательство

В кризис клиенты переориентировались на программы, дающие немедленную отдачу, что дало существенный толчок сектору узконаправленных и краткосрочных программ. «Тенденция к увеличению спроса на узконаправленные программы действительно прослеживается, - подтверждает Валентин Галенко. - В ответ на это мы предложили программу переподготовки „Налоги и налогообложение", а также программу МВА „Проектный менеджмент", разработанную совместно с Project Management Institute (США)».

Возрос интерес к курсам, направленным на решение сиюминутных задач (продажи, повышение эффективности), а также с прикладной спецификой, например по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО). Не случайно в сегменте краткосрочных программ появился термин «хирургическое обучение» (подразумевает ликвидацию максимально узкого и точно определенного пробела в знаниях).

Практически все организации озабочены вопросом эффективности продаж. «Год назад нам казалось, что эта тема практически умерла. Но некоторые отрасли, напротив, вошли в эту сферу. Компании, у которых не было проблем с постановкой продаж, сегодня с ними столкнулись, - анализирует Сергей Федоров. - Весной 2009 года мы ощутили спад интереса к программам по маркетингу, тогда как осенью, напротив, наблюдался рост спроса. Если весной на маркетинг не было денег совсем, то осенью организации начали понимать, что это базис для успешных продаж, и сегодня маркетинг воспринимается именно как прикладной курс».

«Среди краткосрочных курсов наибольшим спросом пользуются специализированные программы, повышающие определенную компетенцию специалиста или руководителя. Общие программы типа „Все тайны менеджмента" или „Маркетинг за пять уроков" навсегда уходят в прошлое», - добавляет Анна Беркович.

МВА в розницу

Слушатели стали более требовательны к формату обучения и ценовой политике, поэтому многие изменили формат программ и систему оплаты. «Появилась возможность учиться только в выходные дни и оплачивать программы помодульно или в соответствии с индивидуально разрабатываемым графиком», - рассказывает Антон Рягузов.

Компании отдают предпочтение неаудиторным методам и дистанционным технологиям, причем не только ради экономии, но и понимая преимущества удаленного обучения. Правда, как отмечает Анна Беркович, рынок дистанционного обучения в России находится в самом начале пути: «Это не только вопрос технической оснащенности и наличия соответствующих методик, но и проблема низкого уровня мотивации слушателя, несравнимого с уровнем студентов европейских стран».

Все более востребованными становятся курсы модульного образования, когда студент имеет возможность «собирать» программы, как конструктор. «В докризисный период были популярны узкоспециализированные программы МВА (например, в сфере гостиничного бизнеса). Их можно реализовать, только если набор на специализации достаточный, - вспоминает Игорь Баранов. - Когда рынок упал, пришлось делать укрупненные МВА, где есть общий блок с большим удельным весом, а дальше студенты могут выбирать курсы. Это диктует сама экономика бизнес-образования».

А в Открытой школе бизнеса все программы имеют модульный формат. «Этот формат удобен для того сегмента, с которым мы работаем, - для занятых людей, вынужденных планировать свое время. Для них нет альтернативных вариантов, особенно если слушатели намерены получить системное образование», - считает Сергей Федоров.

Программы Executive Education в связи с быстрой сменой управленческих трендов движутся в сторону «ускорения» - становятся короче и насыщеннее. «Раньше программы Executive МВА длились до двух-трех недель. Сегодня руководители не могут этого себе позволить, - уверяет Евгения Овасапян. - Вопрос еще и в том, что вы делаете в период обучения. Программа стала крайне насыщенной: лекции, аналитика и обязательно практика, работа над конкретными проектами и выработка практических решений».

Именные решения

Виртуальные кейсы мало кого интересуют - важно решение существующих задач. Однако с постепенным выходом из кризиса сиюминутные задачи сменяются стратегическими: необходимо не просто удержаться на плаву в текущий момент, но и выстроить перспективу поведения на рынке в новых условиях. «Пик спроса на короткие программы, связанные с операционной эффективностью, наблюдался зимой 2009 года. Сейчас есть лишь точечные заказы на них. Спрос возвращается к базовым программам, предполагающим глубинное взаимодействие с провайдером», - говорит Дмитрий Павлов.

Да и самим слушателям стало понятно, что узкоспециализированное образование относится к области корпоративных тренингов, а программы МВА должны развивать общую управленческую подготовку. «В ВШМ слушатели в основном выбирают не узкофункциональный курс, а междисциплинарный, направленный одновременно на блок проблем, - делится наблюдениями Игорь Баранов. - Это иное видение. Слушателей интересуют формирование управленческого кругозора, межфункциональный подход к решению управленческих задач. Ведь проблема в любой компании - это не проблема только маркетинга или финансов».

Главный вопрос, который стоит сегодня перед бизнесом, - не специфика сиюминутного поведения, а запуск новой стратегии развития в меняющихся условиях. «Прежние стратегии опирались на предположение, что внешняя среда относительно стабильна. И ставилась задача научить реализовывать именно эту конкретную стратегию. Но сейчас пришло понимание, что стратегии такого рода нежизнеспособны. Стратегии должны быть гибкими, в них необходимо закладывать варианты выбора при различном развитии ситуации. Поэтому программы подготовки руководителей, способных реализовывать такие стратегии, никак не могут быть „хирургическими"», - утверждает Игорь Баранов.

Да и само по себе построение стратегии - не краткосрочная и не узкоспециализированная задача. По этому поводу есть показательное сравнение: бизнес-образование позволяет поддерживать здоровый образ жизни, чтобы помочь организации не болеть. А «скорая помощь» - это функция антикризисных консультантов.

Комментарии Фейсбук Вконтакте