Онлайновое обучение вытесняет вузовские программы

Дата публикации

России не хватает квалифицированных аудиторов, маркетологов, менеджеров проектов, бизнес-аналитиков и других грамотных специалистов-управленцев – достаточно взглянуть на сайты агентств по подбору персонала. Поэтому, как в нашем отечестве, так и в мире, рекордными темпами растет число ''взрослых'' учащихся и идет перестройка программ с одновременным усилением тренинг–центров. По мнению некоторых американских специалистов, к 2025 г. ''половина из нынешних колледжей закроется, пойдет на слияние со своими конкурентами или кардинально изменит свою миссию'', более того, ''половина всех вузовских программ США скоро будет доступна в онлайне''. В свою очередь, 85% из числа компаний, входящих в список журнала Fortune, выделяют средства на оплату переподготовки своих сотрудников.

Число учебных заведений, предлагающих экономическую подготовку и переподготовку, постепенно растет, но еще долго их количество будет недостаточным для нужд растущего рынка. В настоящее время в России есть не менее 79 программ делового администрирования, которые предлагают около 35 университетов и высших школ, львиная доля которых находится, правда, в Москве. Для сравнения, в США и Канаде, по данным Official MBA Guide, их насчитывается более 800. При этом они не сосредоточены в Нью–Йорке или Вашингтоне, а разбросаны по всей территории Северной Америки.

В последнее время у нас появились тренинговые компании, которые организуют краткосрочные курсы и семинары по вопросам управления персоналом, бухгалтерской отчетности, маркетинга, менеджмента и т.д. Сайт Human Resource Management дает ссылки на 44 такие фирмы в Москве и 5 в Санкт–Петербурге. Почти наверняка, несколько десятков таких компаний есть и в других регионах, но все же придется признать, что возможностей получения дополнительного экономического образования или просто повышения квалификации у жителей российских регионов не слишком много. К тому же, существует и проблема качества бизнес–образования. Отнюдь не желаю обидеть преподавателей провинциальных вузов. Умные и знающие специалисты есть везде, однако, к сожалению, они часто не располагают должными финансовыми и информационными ресурсами, не имеют возможностей обмена опытом и повышения собственной квалификации за рубежом, а, следовательно, и вероятность появления в регионах сильных бизнес–школ пока не очень велика.

Нельзя забывать и об издержках. Крупная корпорация вполне может позволить себе, как это делает, например, ''Северсталь–групп'', создать собственный корпоративный университет, послать своих менеджеров получать МВА за границу. Торговая компания в состоянии пригласить специалистов тренинговой фирмы и провести курс переподготовки своих кадров по конкретной теме, например, технике продаж. Однако тысячи небольших и средних фирм не имеют возможности нести такие расходы.

Многие сотрудники таких фирм ощущают необходимость получения дополнительного образования, но, во–первых, у большинства из них нет достаточных личных средств, чтобы отправиться учиться, например, в Москву, тем более – в Лондон или Гарвард. Во–вторых, большинство из них обременены семейными узами и поэтому не могут покинуть дом на полтора–два года. Да и руководство небольшой компании, даже понимая всю важность получения профессиональных знаний, вряд ли захочет отпустить хорошего специалиста.
Из всего этого длинного предисловия напрашивается один вывод – российским вузам, корпорациям и частным фирмам необходимо создавать, развивать и пропагандировать программы дистанционного обучения. В подобной ситуации, кадровым службам предприятий необходимо поощрять своих сотрудников для обучения на этих программах.

В России такие программы уже есть, и не стоит относиться к ним скептически. Ведь в тех же США, где число вузов, занимающихся бизнес–образованием, очень много, рынок дистанционного образования растет более чем на 40% ежегодно. Примерно 350 тыс. человек, которые учатся исключительно дистанционно, платят учебным заведениям за онлайн–курсы $1,75 млрд в год. Вряд ли бережливые американцы бросают свои деньги на ветер. Сейчас, по данным С. Карии, оборот всего рынка дистанционного образования составляет в США $4,5 млрд, а к 2005 году он увеличится до $11 млрд.

Американские корпорации, не склонные к расточительству в условиях замедленного роста экономики, в 2005 году потратят на е–learning, по данным Майкла Бреннена из исследовательской фирмы IDC, до $12,98 млрд. Сейчас в США исследованиям образовательного рынка уделяется еще большое внимание. Некоторые факты и тенденции, привлекающие внимание американских специалистов, могут быть интересны тем, кто развивает рынок дистанционного образования у нас или думает о возможности учиться дистанционно.

От дистанционного образования к е–learning

Дистанционное образование, как таковое, зародилось еще в XIX веке. И хотя до сих пор даже в США существуют программы, обучающие студентов при помощи рассылки учебных материалов на бумажных носителях и сдачи экзаменов по почте, сейчас все больше специалистов понимают под этим термином программы, основанные на использовании компьютеров, подключенных к интернету.

Было бы странным не использовать то обстоятельство, что 83% американских семей имеют дома компьютер. По прогнозам американских исследователей, к 2005 году доступ к Сети будут иметь в мире около 1 млрд человек, что создает совершенно иную картину возможностей дистанционного овладения знаниями.

''Дистанционные учащиеся'' выбирают платные тренинговые курсы

Стремительное развитие технологий и появление новых областей знаний, в сочетании с ростом конкуренции за высокооплачиваемые рабочие места и развитием глобального рынка труда, требуют от американских белых (да и синих) воротничков учиться постоянно. Наличие одного диплома, выданного 10–15 лет назад, уже недостаточно. Поэтому портрет американского учащегося стремительно меняется. 42% всех студентов всех частных и государственных вузов США старше 25 лет. Более того, число желающих учиться взрослых людей растет непропорционально высокими темпами. В период между 1970 и 2000 гг. количество студентов в возрасте 18–24 лет выросло на 41%. За этот же срок число ''великовозрастных'' учащихся увеличилось на 170%. Важно отметить, что среди них особенно много женщин – 57%.

При таком быстром росте потребностей в образовании, у американских колледжей скоро просто не будет возможности принять на учебу всех желающих, – говорится в докладе ''Распределенное образование и его задачи''. Поэтому характер самого образовательного рынка уже сейчас существенно меняется, а в обозримом будущем может претерпеть весьма значительные изменения. Независимые тренинговые структуры и коммерческие онлайн–программы вузов отбирают учащихся у традиционных колледжей. Уже сейчас 33% всех, кто учится дистанционно, выбирают платные тренинговые курсы, а не программы университетов. По мнению С. Данна, к 2025 г. ''половина из нынешних колледжей закроется, пойдет на слияние со своими конкурентами или кардинально изменит свою миссию''.

Необходимость настройки на ''взрослых студентов''

Повзрослевшие студенты лучше понимают, какие именно программы и курсы им нужны, и зачастую владеют практическим опытом, помогающим лучше и быстрее понять теоретические постулаты. Вместе с тем, они более критически относятся к содержанию программ обучения и хотят заранее знать, зачем в них включены те или иные темы или предметы. Традиционная форма подачи информации в виде лекций для них менее приемлема. Они предпочитают интерактивные, нелинейные формы изложения материала и более ответственно относятся к самостоятельной работе.

Для них не столь важно количество ''аудиторных часов'', заявленных авторами курса, сколько те конкретные знания, которые помогут им в их дальнейшей работе. Поэтому и получение дипломов для них не является самоцелью. Вместо диплома многие из них предпочитают получить ''сертификат'', подтверждающий знание ими конкретных дисциплин и методик. В связи с этим, особое значение приобретают достоверность и качество знаний, которые предлагают те или иные дистанционные программы. Как отмечает С. Данн, говоря об этом сегменте американского рынка, профессиональные организации, корпорации и правительственные структуры США должны будут создать независимые органы аккредитации и контроля, которые смогут подтвердить соответствие программ профессиональным стандартам и валидность выданного ими диплома или сертификата.
В свете подобных тенденций, если в России руки у правительства еще долго до этого не дойдут, то корпорации и организации HR–менеджеров, по–видимому, сами начнут формирование подобной системы аккредитации.

Еще одной тенденцией дистанционного образования является стирание формальных границ между средней школой, колледжем и пост–университетским образованием. Раньше определенная дисциплина, входящая, например, в курс программы делового администрирования, могла преподаваться только на пост–университетском уровне. Теперь независимая тренинг–компания может с успехом преподавать ее всем студентам, в том числе не имеющим диплома.

Важным фактором, влияющим на характер образования, остается развитие технологий. К 2005 году, по оценке М. Дж. Ситрона и О. Дэвью, почти 100% жителей городов США будут компьютерно грамотными. Это неизбежно влияет на образовательные процессы. Учащиеся дистанционных программ могут легко пользоваться электронной почтой, форумами, чатами, онлайновыми тестами и прочим сетевым инструментарием. Все эти механизмы должны обязательно учитывать программы дистанционного образования. Более того, растущая пропускная способность сетей делает не только актуальным, но и необходимым использование игровых и имитационных методик, а также видеоматериалов и видеоконференций.

Дистанционное образование в мире и в России

Не секрет, что американская экономика переживает не лучшие времена. Вашингтонский ''Центр бюджетных и политических приоритетов'' подсчитал, что совокупный бюджетный дефицит всех 50 американских штатов в 2004 году составит $85 млрд. Поэтому у государственных вузов, впрочем, как и у большинства частных, не будет достаточно средств для развития своих кампусов и увеличения численности студентов.

Многие американские колледжи, в свете сказанного выше, все чаще задумываются о переносе части своих программ в интернет. Аналитики предсказывают, что ''половина всех вузовских программ скоро будет доступна в онлайне''. Вместе с тем, мобильность американской рабочей силы чрезвычайно велика. По данным министерства труда США, около 40% работающих американцев меняют работу ежегодно! Естественно, потребность в обучении, переобучении, повышении квалификации является краеугольным камнем всего рынка труда. Это хорошо понимают ведущие американские корпорации: 85% из числа компаний, входящих в список журнала Fortune, выделяют средства на оплату переподготовки своих сотрудников.

Необходимость проведения аналогичной политики понимают и ведущие российские бизнесмены. Не случайно глава ''Северсталь–групп'' Алексей Мордашов считает ''самыми эффективными инвестициями – капиталовложения в ''человеческий капитал''. Его компания реализует одну из крупнейших среди российских программ обучения руководителей высшего звена по курсу МВА. Вероятно, и другие лидеры российской экономики скоро последуют этому примеру.

Одновременно, как российским вузам, так и тренинговым фирмам, надо серьезно проанализировать свои перспективные планы, в частности, активизировать работу по развитию всех видов дистанционного образования. Так, по прогнозам аналитиков, к 2018 году компьютеры, смогут ''осуществлять перевод с других языков в режиме реального времени с качеством, достаточным для правильного понимания и организации эффективного взаимодействия''. Это окончательно сделает рынок образования глобальным. Тогда у работников наших предприятий, в том числе и провинциальных, появится возможность получить экономическое образование в любом университете мира.

Сейчас уже многие российские компании начинают разработку собственных систем дистанционного обучения, внедрение которых – по опыту большинства – позволяет сократить расходы на образование и оптимизировать процесс повышения квалификации персонала. Однако, несмотря на активное развитие информационных технологий и появление все более мощных платформ поддержки систем дистанционного образования, темпы развития российского онлайнового обучения несопоставимы с западными. Российские разработчики систем дистанционного образования не всегда могут в полной мере учесть все закономерности процесса обучения, в связи с чем используют не совсем корректные модели. Характерно и то, что наиболее удачные решения в области онлайнового обучения редко бывают масштабируемыми.

Безусловно, развитие дистанционного обучения в системе российского образования будет продолжаться и, вполне вероятно, в ближайшие годы существенно активизируется. Несмотря на существующие проблемы, реальная экономия средств вузов и корпораций здесь очевидна. Правда, по утверждениям самих игроков рынка, широкое распространение дистанционное образование получит только тогда, когда в России появятся соответствующие технические возможности, хорошие телекоммуникационные каналы – в первую очередь, в провинции, на которую изначально был рассчитан этот вариант обучения.

Пока же российские компании, в полной мере осознающие необходимость поддерживать уровень квалификации сотрудников адекватно уровню развития современных технологий, вынуждены пользоваться услугами учебных центров, проводящих регулярные аудиторные занятия. Приоритетные направления развития бизнес–образования в России – это курсы по менеджменту, тренинги по специализированному ПО (например, MS Project), технологиям процессного управления предприятием, использованию ERP–систем. В настоящее время по исходным учебным программам планируется разрабатывать и запускать онлайновые курсы, однако специалисты пока не прогнозируют для них большой доли рынка образовательных услуг.

 


Комментарии Фейсбук Вконтакте